Новые прогулки по Тюмени
А. С. Иваненко


История Тюмени, её топонимика и топография, её достопримечательности, судьбы людей, быт и нравы её жителей – главные темы этой книги.

Рекомендуется в первую очередь молодежи, гостям и новым жителям города, а также широкому кругу любознательных читателей.

Книга может быть использована на занятиях по краеведению.








Новые прогулки по Тюмени





ТЕХНИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА


к 70-летию автора



Издательство «Радуга-Т»

2008



ББК 85.118.22 

УДК 711.424



Иваненко А. С.

Новые прогулки по Тюмени: Путеводитель. – Тюмень: Издательство «Радуга-Т», 2008. – ISBN 5-93544-006-7

История Тюмени, её топонимика и топография, её достопримечательности, судьбы людей, быт и нравы её жителей – главные темы этой книги.

Рекомендуется в первую очередь молодежи, гостям и новым жителям города, а также широкому кругу любознательных читателей.

Книга может быть использована на занятиях по краеведению.



ISBN 5-93544-006-7 



© Иваненко А. С.

© Издательство «Радуга-Т»




УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!


Вашему вниманию и суровому суду предлагается «Новые прогулки по Тюмени» – продолжение уже известных Вам «Прогулок...», вышедших в декабре 2006 г. третьим дополненным изданием в ИД «Слово». В «Новых прогулках...» нет повторения старых текстов, только новые.

Все очерки об улицах Тюмени в 2001–2006 годах публиковались в городской газете «Тюменский курьер» и подвергались редактированию опытной рукой её главного редактора Р. С. Гольдберга, за это я ему очень благодарен.

Однако опубликованные в этой книге тексты отличаются от газетных довольно существенно, как минимум, по трем причинам:

– из авторского оригинала на газетный лист помещалось далеко не всё;

– со времени газетных публикаций прошло от одного до пяти лет, и обстановка на улицах во многих случаях обновилась, естественно, в тексты пришлось вносить поправки и добавления;

– обнаружились новые сведения по истории Тюмени и её улиц.

Работая над очерками, я, как обычно, пользовался личными многолетними записями, сведениями, полученными от жителей Тюмени, архивными материалами, опубликованными книгами, статьями в журналах и газетах. Благодарю всех, кто словом и делом помогал мне.

Все мы – автор и читатели – должны быть благодарны Кутузу Вильдановичу Булатову, директору издательства «Радуга-Т», без разностороннего участия которого эта книга просто не вышла бы в свет.

Ноябрь 2007 г.

А. Иваненко




СКОЛЬКО ЛЕТ ТЮМЕНИ?


Каждый уважающий себя житель нашего областного центра, конечно, знает эту цифру: в 2006 году Тюмени исполнилось 420 лет.










_Рис._Инвентарь_городища_Чинги-Тура._1,_2,_5–10 –_наконечники_стрел;_3,_4 –_пряслица._1 –_железо;_3,_4 –_глина;_остальное –_кость._








И БЫЛО УТРО? И БЫЛ ДЕНЬ...

29 июля 1586 года десятка два казачьих стругов ткнулись в сырой песок крутого туринского берега, высоко поднявшегося над водой. Помогая друг другу, казаки и стрельцы поднялись на кручу под резкий крик речных чаек и осмотрелись...

Внизу, изгибаясь широкой пологой дугой, струилась река. За ней простирались поросшие кустарником луга, а дальше и кругом – лес, лес и лес...

Два века спустя об этом месте ученый-немец, первый историк Сибири Герард Фридрих Миллер запишет в своей «Истории Сибири»: «Ни одна из Сибирских местностей не обладает, кажется, такими природными преимуществами... И татары, и русские поступили поэтому правильно, когда здесь строили свои первые города»... Герарду Миллеру можно верить: прежде чем написать эти строчки, он объехал всю Сибирь.

Казаки и их воеводы, несомненно, тоже отметили для себя красоту места, где намерились поселиться, но любоваться долго было некогда: вокруг была чужая земля и ещё недружественное население, которое могло, собравшись, разгромить незваных пришельцев. Казаки и стрельцы срочно стали строить крепость. Место было подходящее: высокий плоский мыс с трех сторон окружали десятисаженные обрывы берегов Туры и речки Тюменки – естественные укрепления. Открытое место было только с юга, между обрывистыми берегами, там срочно начали копать ров и насыпать заградительный вал. Видимо, в течение недели возвели стены из стоячих заостренных бревен – тына, постепенно поднялись сторожевые башни. Получилась русская крепость с татарским именем – Тюмень.

Сибирские летописи описывают факт строительства Тюмени несколько вразнобой. Краткая Сибирская (Кунгурская) относит основание Тюмени к 1585 году и сообщает: «Лета 7093 (от сотворения мира, так считали годы в то время _–_А.И._) присланы воеводы с Москвы Василий Борисович Сукин, да Иван Мясной, да письменный голова Данила Чулков с тремя сты человек, поставиша град Тюмень июня в 29 день»...

Другой вариант летописи свидетельствует: «В лето 7094 (это уже 1586 год _–_А.И._) по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича Всея Руси указу приидотша с Руси воеводы Василий Борисов сын Сукин да Иван Мясной, и с ними же многие русские люди и Ермаковы казаки: Черкасс Александров с товарьнци, и поставиша на реке Туре град Тюмень, иже прежде быть град Чимги»...

Первая летопись ошибается: Тюмень была заложена в 1586 г. 29 июля. Данилы Чулкова в отряде не было. В этот год воеводу г. Ржева Чулкова перевели на реку Оку, в пограничные укрепления. Он появится в Тюмени через год с отрядом казаков и стрельцов, но без задержки уйдет к устью реки Тобол, чтобы заложить там современный город Тобольск.

Крепость Тюмень заложили на мысу между рекой Турой и речкой Тюменкой. Большую часть крепостной территории её давно смыла неуёмная Тура, но кое-что и уцелело. На оставшейся пока территории располагается Историческая площадь, на краю которой возвышается здание бывшей городской Думы, а теперь – областной краеведческий музей. В центре площади начинаются улицы Республики и Ленина.


ЧТО БЫЛО ТУТ РАНЬШЕ?

В одной из летописей (Погодинской) записано, что казаки и стрельцы «поставиша на реке Туре град Тюмень, иже прежде быть город Чимги», то есть Тюмень построена там, где прежде был более старый город Чимги. В «Новом летописце» сказано, что Тюмень в 1586 г. возвели там, «где прежде бываша град Тюмень», и «создаша на том городище в Сибири первый град и назваша его по старому имени Тюмень». Таким образом, Тюмень казаки и стрельцы Василия Сукина и Ивана Мясного строили не на пустом месте, здесь прежде стоял «город Чимги» или Тюмень. Этот город был самым крупным и значительным городом сибирских татар на реке Туре. Находился он за оврагом, где течет речка Тюменка, и назывался Чимги – (или Чинги) – Тура, а также – Тюменью. Чинги-Тура – один из древних городов Зауралья. Уже упоминавшийся историк Г. Ф. Миллер записал в XVIII в. предания сибирских татар, в которых сообщается имя основателя города – Тайбуги, однако сведения о нем весьма противоречивые. Возможно, что это личность мифическая.

Чинги-Тура – город весьма загадочный. Неизвестно время его основания. Одни историки называют XIII век, когда предки сибирских татар закрепились на берегах Туры, другие основание Чинги-Туры относят в XII век.

В конце XIV века по реке Туре вплоть до Уральских гор располагалось первое государство зауральских татар. Столицей его на протяжении более 100 лет была Чинги-Тура. Русские называли государство Тюменским ханством, а столицу – Чингиденом.

В конце XV века хан Махмет (или Мамет) перенес столицу созданного им нового государства – Сибирского ханства на реку Иртыш и назвал город Кышлыком (или Искером). Тюменское ханство перестало существовать в начале XVI века, исчезают упоминания и о Чинги-Туре.

Чинги-Тура была столичным городом, здесь бывали люди из городов Средней Азии, но пока в письменных документах не обнаружено даже общих сведений о ней. Несомненно, по обычаям того времени, это была столица – крепость с соответствующими укреплениями: валами, рвами, воротами... Сибирский историк середины XIX века Н. Абрамов утверждал, что тогда еще были видны остатки рвов и валов. Следы Чинги-Туры были более отчетливо видны в XVIII веке, когда в Тюмени бывали ученые-путешественники – Мессершмит, Фальк, но они не сделали описаний древнего города; очень скудны сведения о Чинги-Туре у Г. Ф. Миллера и И. И. Лепёхина – всего пара строк. Центральную часть Чинги-Туры называли тюменцы Царевым городищем. Возможно, что именно там находились дворцы чинги-туринских ханов. По некоторым данным, самые южные укрепления Чинги-Туры находились там, где теперь проложена ул. Гранитная на Большом Городище.

Как столица, Чинги-Тура была центром местной экономической жизни. Здесь, несомненно, процветали кустарные промыслы, шла караванная торговля со Средней Азией, с Предуральем по Туре и через горные перевалы, с северными народами по рекам Зауралья. Было время – в Чинги-Туре чеканили собственные деньги – серебряные дирхемы.

Где-то в начале XVI века Чинги-Тура перестала существовать. О ее судьбе имеются сведения неясные и противоречивые: то ли её оставило население после основания новой столицы Кышлыка (Искера) и город разрушился сам, то ли её сожгли умышленно.

Осенью 1582 г. к Чинги-Туре прибыл отряд Ермака, но древняя столица уже была разрушена, и Ермак двинулся дальше, к Искеру. Однако Кунгурская летопись, вопреки другим, утверждает, что отряд Ермака провел здесь свою первую сибирскую зиму.


СКОЛЬКО ЛЕТ?

Теперь все считают, что основана Тюмень в 1586 г., когда казаки и стрельцы отряда воевод Василия Сукина и Ивана Мясного построили русскую крепость. Однако справедливости ради логично прибавить к истории русской Тюмени историю её законной предшественницы, бывшей столицы первого татарского сибирского государства – Чинги-Туры.

Никто не знает точно года её основания. Однако для многих российских городов, в том числе и для столицы России – Москвы, у которых не закрепилась в письменных источниках точная дата основания, принято считать таковой дату первого упоминания в летописях или других документах. Чинги-Тура упоминается впервые, кажется, в 1426 г. (дату нужно уточнить). Отняв эту дату от 2006 года, получаем, что нашему областному центру исполнилось 580 лет! Это по минимуму...

Зачем прибавлять возраст Тюмени?

Во-первых, затем, чтобы восстановить естественную историческую преемственность городов Чинги-Туры и Тюмени, расположенных на одном и том же месте.

Во-вторых, затем, чтобы отдать дань уважения предкам современного коренного народа – сибирских татар, первостроителей Чинги-Туры – Тюмени. Такой знак уважения в свое время сделали русские воеводы Василий Сукин и Иван Мясной, назвав построенную ими крепость татарским именем – Тюмень. Нам, ныне живущим, надо брать пример с достойных предков.

В-третьих, затем, что прибавление Тюмени 160 лет придаст ей налет древности. Тюмень и теперь фактически является самым старым из построенных русскими в Сибири городов, а станет Тюмень едва ли не самым старым из городов Сибири вообще. Разве не звучит: «Тюмень – самый старинный город Сибири!»




ТЮМЕНЬ – ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР


Тюмень – первый русский город в Сибири, мать сибирских городов, – очень быстро потеряла свое первенство: уже через четыре года после ее постройки, в 1590 г., на первое место вышел Тобольск.


ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ВОЗВЫШЕНИЯ

К концу XIX в. уездная Тюмень обогнала губернский Тобольск в экономическом развитии: здесь имелось больше промышленных предприятий и рабочих, оживленная торговля, чему способствовала железная дорога, Сибирский тракт, близость к промышленному Уралу. Тюмень обошла Тобольск по числу жителей и купечества, объему капиталов. Центр экономической жизни губернии явно переместился в Тюмень, где многочисленные предприниматели «ворочали миллионами», то есть вели крупные торгово-промышленные дела.

Назрела экономическая целесообразность переноса столицы губернии из Тобольска в Тюмень. Сделали это местные большевики. С 3 по 8 апреля 1918 г. в Тюмени работало губернское совещание представителей Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. Среди прочих вопросов обсуждалась и необходимость перевода центра губернии из Тобольска в Тюмень и переименования её из Тобольской в Тюменскую. Этот факт утвердили 5 апреля. Однако Тобольское губернское управление ликвидировали только 21 мая 1918 г. Первым советским губернатором избрали Николая Михайловича Немцова (1879–1938).

Итак, 5 апреля 1918 г. тюменские большевики перенесли губернский центр в Тюмень, и Тобольская губерния «приказала долго жить». Однако уже 20 июля 1918 г. вернулась прежняя власть, и губерния опять стала Тобольской, а Тюмень – уездным центром.

8 августа 1919 г. колчаковские войска ушли из Тюмени, красная власть восстановила Тюменскую губернию и Тюмень как губернский центр. В таком статусе Тюмень находилась до 3 ноября 1923 г., когда ВЦИК СССР постановил ликвидировать Тюменскую губернию и присоединить ее к Уральской области. На территории бывшей губернии образовали три округа: Тобольский, Ишимский и Тюменский. Административно-территориальный термин «губерния» ликвидировали, а также «уезд» и «волость».

В 1930 г. деление Уральской области на округа упразднили, и Тюмень стала районным центром. Город расширял свои границы: заселялись Крестьянские места, Большое Городище, Затюменка, поселок деревообделочного комбината (ДОКа) и машинно-тракторной станции (МТС) (теперь РТС), появились новые промышленные предприятия.

17 января 1934 г. из Уральской области выделили Обь-Иртышскую с центром в Тюмени. Город вновь получил статус областного. 25 февраля 1934 г. вместо районной газеты «Красное Знамя» стала выходить областная – «Советский Север».

Новые областные власти среди прочего создали комиссию по благоустройству Тюмени. Методом народной стройки построили на части Базарной площади стадион (теперь Центральный), посадили городской парк (ЦПКиО), начали строительство гостиницы «Заря» на уму ул. Первомайской и Володарского (в 1997 г. ее разобрали из-за ветхости), школ № 21, 25, 26, открыли областной театр, закончили строительство фанерокомбината, запустили в действие аэропорт – теперь «Плеханово». Секретарь обкома ВКП(б) Фомин и председатель Оргкомитета Советов (так тогда называли будущий облисполком _–_А.И._) Буткевич организовали 18 июня встречу челюскинцев (см. «Улица Челюскинцев»), переименовали в их честь улицу Иркутскую и назвали именем челюскинцев сапоговаляльную фабрику. С 17 декабря 1934 г. Обь-Иртышскую область присоединили к Омской. Новый, 1935 г., Тюмень встречала опять рядовым районным центром Омской области.


ТЮМЕНЬ – ЦЕНТР ОБЛАСТИ

14 августа 1944 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин подписал Указ об образовании Тюменской области с центром в г. Тюмени.




Указ Президиума Верховного Совета об образовании Тюменской области 14 августа 1944 г.



Утвердить представление Президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики об образовании Тюменской области с центром в г. Тюмень.

В состав Тюменской области включить города: Тюмень, Ишим и Тобольск, национальные округа – Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий и районы – Абатский, Аромашевский, Байкаловский, Вагайский, Велижанский, Голышмановский, Дубровинский, Ишимский, Казанский, Маслянский, Нижне-Тавдинский, Тюменский, Уватский, Юргинский, Ялуторовский и Ярковский, выделив их из состава Омской области; Армизонский, Бердюжский, Исетский и Упоровский районы, выделив их из состава Курганской области.

В связи с включением районов Тобольского округа в состав Тюменской области Тобольский административный округ ликвидировать.



    Председатель Президиума Верховною Совета СССР М. Калинин
    Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин.

20 сентября 1944 г. в газете «Красное Знамя» председатель Тюменского городского Совета И. Богонастюк писал: «Наш город стал областным центром. Это обязывает нас привести его в порядок, превратить в настоящий областной центр. В настоящее время многие улицы, даже расположенные в центре города, находятся в безобразном состоянии. Тротуары поломаны, заборы повалены... По таким улицам, как Челюскинцев, Ленина, Первомайская, Тургенева, Володарского... в ночное время в осеннюю пору пройти очень трудно». В Москве были сделаны все необходимые согласования и назначения, и в первых числах августа из Омска в Тюмень прибыли секретарь обкома ВКП(б) Федор Михайлович Чубаров и председатель облисполкома Кузьма Федорович Кошелев со штатом помощников. Встал вопрос о размещении вновь создаваемых областных организаций и квартирах для сотрудников, присланных из других городов (около 600 семей). Обком предписал в срочном порядке собрать из окрестных районов строительных рабочих для ремонта контор и квартир.

Обком партии и облисполком поместились в здании горисполкома по ул. Республики, 19, выселив часть его служб на ул. Володарского, 24. На одном из заседаний бюро обкома создали комиссию по благоустройству Тюмени, в ее задачи входили составление генерального плана развития города, мощение улиц, водоснабжение и канализация. Такие же комиссии создали в других городах области вплоть до Салехарда.

24 октября 1944 г. (протокол № 10) областной комитет руководящей партии ВКП(б) решил «разрешить исполкому областного совета созвать 21 ноября 1944 г. первую сессию областного совета депутатов трудящихся», хотя работать они начали уже во второй половине августа. Сессия, обсудив хозяйственные и социальные вопросы, избрала облисполком из семи человек, утвердила основные отделы. С этого момента и ведется история почти всех областных организаций области.

На заседаниях облисполкома в сентябре 1944 г. поднимались странные для военного времени вопросы: организовать в Тюмени с 1 октября областной Дом народного творчества, областное концертное бюро, с 1 ноября – детскую музыкальную школу, с 10 октября – отделение Союза художников СССР и др.


КТО ОНИ?

Передо мной две тоненькие папочки с личными делами первых руководителей вновь созданной Тюменской области Ф.М. Чубарова, секретаря обкома ВКП(б), и К.Ф. Кошелева, председателя облисполкома.

Чубаров Федор Михайлович родился в 1906 г. в Луганске (Украина) в семье рабочего, украинец. В партии с 1926 г. Пять лет работал слесарем на паровозостроительном заводе. Образование незаконченное высшее: год был студентом института востоковедения, два года учился в машиностроительной академии им. Кагановича (позже – это институт им. Баумана). С 1933 по 1938 г. работал в совхозах южной Украины и Крыма заместителем начальника и начальником политотделов. Переведен в Москву начальником отдела кадров политуправления при Народном Комиссариате Совхозов (Наркомсовхоз) РСФСР, а в 1941 г. назначен уполномоченным комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) по Кировской области. Оттуда в августе 1944 г. назначен секретарем обкома ВКП(б) новой Тюменской области. Был женат, имел сына и дочь.

Областную парторганизацию Ф.М. Чубаров возглавлял до 1949 г., был снят с должности и уехал из Тюмени. В 1967 г., когда Тюмень была награждена орденом Ленина, он прислал поздравительное письмо своим преемникам.

После работы в Тюмени Ф.М. Чубарев обучался в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. Работал в политуправлении Министерства путей сообщения, Волгоградской и Московско-Рязанской железных дорог и других местах, больше двух лет на рабочем месте не задерживался, но с 1962 по 1980 г. работал начальником отдела кадров Всесоюзной академии внешней торговли. В возрасте 74 лет Ф.М. Чубаров вышел на пенсию, а через год, в ноябре 1981 г. умер. Похоронен на одном из московских кладбищ.

Кошелев Кузьма Федорович родился в сентябре 1900 г. в д. Титовка Климовичского уезда Могилевской области в семье крестьянина. Русский. В 1908 г. семья переселилась в Новониколаевск (Новосибирск), образование – двухклассная учительская семинария, год учился на истфаке Дальневосточного университета, год на факультете советского права в заочном институте повышения квалификации, закончил военно-политическую школу при ПУАрме–5 и стал политработником. В партии с 1920 года.

В 1919 г. молодого Кузьму мобилизовали в армию Колчака, где он служил рядовым санитаром, но скоро сбежал и вступил в Красную Армию.

В 1928 г. демобилизовался по болезни, поселился в Омске и продвигался по служебной лестнице до первого заместителя председателя облисполкома, награжден орденом «Знак Почета» за успехи в сельском хозяйстве и освоение новых земель.

В августе 1944 Г. К. Ф. Кошелева назначили председателем облисполкома новой Тюменской области. В этой должности он проработал до марта 1950 г., когда его перевели на должность заведующего областным коммунальным хозяйством.

Жил он в Тюмени на ул. Дзержинского в доме № 18 (он сохранился). В октябре 1959 Г. К. Ф. Кошелев вышел на пенсию и уехал в г. Геленджик Краснодарского края, где прожил до ноября 1977 г. Там же он и похоронен.

Под руководством этих людей Тюменская область делала свои первые шаги в будущее.

Еще в конце 40-х гг. XX в. областные и городские руководители ходили по Тюмени пешком без охраны, а для дальних поездок пользовались конными экипажами из специальной конюшни. Только во второй половине 1950-х г. в Тюмени появились персональные автомобили.


ТЮМЕНЬ ОБНОВЛЯЕТСЯ

В последующие десятилетия до 1991 г. областью продолжала руководить неразлучная пара: от имени советской власти – председатель областного исполнительного комитета депутатов трудящихся (облисполкома); от имени «руководящей и направляющей» коммунистической партии – первый секретарь Тюменского областного комитета.

Председатели облисполкома менялись чаще, да люди знали их хуже, так как советская власть всегда была в большой тени от партийной власти, бывшей всегда на виду. Все понимали, что главная власть – партия.

За 1942–1991 гг. первыми секретарями областного комитета партии работали:

_Афонов_Иван_Ильич –_1949–1951 гг._

_Горячев_Федор_Степанович –_1951–1956 гг._

_Косое_Василий_Владимирович –_1956–1961 гг._

_Щербина_Борис_Евдокимович –_1961–1973 гг._

_-_1-й_секретарь_сельского_обкома_партии._

_Протозанов_Александр_Константинович –_1963–1964 гг._

_-_1-й_секретарь_промышленного_обкома_партии._

_Богомяков_Геннадий_Павлович –_1973–1990 гг._

_Китаев_Виктор_Васильевич –_1990 г._

_-_руководил_временным_бюро_до_проведения_партконференции_

_Чертищев_Владимир_Сергеевич –_1990–1991 гг._

Все они влияли на политику застройки областной столицы г. Тюмени, на формирование «лица города». При Б.Е. Щербине начали возводиться «хрущевки» и пятиэтажные «панелки» из сборного железобетона первых строительных серий.

При Г. П. Богомякове Тюмень стала интенсивно расти вширь и ввысь: начали строить девятиэтажки, застраивать новые микрорайоны. Однако как раз при этих энергичных руководителях Тюмень и оформилась как «город одной улицы» – улицы Республики, где сосредотачивалась вся городская жизнь.

В эпоху экономических реформ конца XX – начала XXI вв. Тюменской областью руководили «главы администраций области», или неофициально – губернаторы:

_Сентябрь_1991–1993 гг. –_Шафраник_Юрий_Константинович_

_Февраль_1993–2000 гг. –_Рокецкий_Леонид_Юлианович_

_Январь_2001_–_ноябрь_2005 гг. –_Собянин_Сергей_Семенович_

_С ноября_2005 г, –_Якушев_Владимир_Владимирович_

В бытность первых двух губернаторов областной столице почему-то уделялось мало внимания. Город хирел. Зарастали сорными травами прежние газоны и клумбы, задичали скверы.

Только при С.С. Собянине Тюмень стала основательно преображаться. Ежегодно капитально реконструировались улицы на десятках километров, канализация и водопровод, благоустраивались скверы, украшался город к праздникам, перестраивались кварталы, где прежде врастали в землю аварийные, уже непригодные к жизни домишки, Тюмень приобрела черты современного города европейского типа. И стала заметно отступать вековая тюменская грязь на улицах.


«ОТЦЫ ГОРОДА»

Непосредственно жизнью города Тюмени руководили председатели городского исполнительного комитета (горисполкома) депутатов трудящихся, с 1991 г. – глава администрации города, с 1996 г. – глава города, с апреля 2005 г. – сити-менеджеры (управляющие городом). Во второй половине XX в. и в начале XXI в. Тюменью руководили:

_Потапов_П.П. –_1955–1960 гг._

_Корпев_П.Д. –_1960 г._

_Зайченко_В.В. –_1961–1970 гг._

_Щербанев_Л.Ф. –_1970–1973 гг._

_Ханжин_А.И. –_1973–1977 гг._

_Залесов_Е.А. –_1977–1983 гг._

_Горбунов_А.Ф. –_1983 –1986 гг._

_Токарь_В.А. –_1986–1988 гг._

_Ларионов_А.С. –_1988–1990 гг._

_Райков_Г.И. –_1991–1993 гг._

_Киричук_С.М. –_1993–2005 гг._

_Якушев_В.В. –_IV-XI_2005 г_

_Сметанюк_С.И. –_2005–2007 гг._

_Куйвашев_Е.В. –_с VII_2007 г._


ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ

Тюменскую крепость летом 1586 г. строили 300 казаков и стрельцов – все её наличное население. В последующие века население прибывало очень неравномерно, о чем свидетельствуют следующие данные:

_1596 г. –_около_450 чел._

_1624 г. –_около_1600 чел._

_1695 г. –_2750 чел._

_1763 г. –_6593 чел._

_1825 г._–8711 чел._

_1855 г. –_11000 чел._

_1897 г. –_29,5 тыс._чел._

_1912 г._–32,2 тыс._чел._

_1923 г. –_42,5 тыс._чел._

_1926 г. –_50,4 тыс._чел._

_19391. –_79,2 тыс._чел._

_1949 г. –_114,0 тыс._чел._

_1959 г. –_156,0 тыс._чел._

_1964 г. –_191,5 тыс._чел._

_1969 г. –_263,6 тыс._чел._

_1979 г. –_387,4 тыс._чел._

_1989 г. –_529,5 тыс._чел._

_2002 г. –_564,2 тыс._чел._

_2007 г. –_576 тыс._чел._

По новому генеральному плану застройки Тюмени (2006 г.) к 2040 г. в Тюмени население должно достигнуть миллиона.

В середине марта 2007 г. СМИ сообщили, что правительство России в ближайшие 20 лет намерено создать в стране 14 «денежных супергородов». В их число попала и Тюмень.




ТЮМЕНЬ С КРЫШИ 1963 ГОДА


В 1963 г. во дворе нынешней сельхозакадемии была большая деревянная пожарная лестница, по которой можно было подняться на крышу и осмотреть окрестности, тем более что деревья вокруг были совсем маленькие, кроме двух огромных тополей на улице Республики, там, где теперь остановка общественного транспорта. Теперь тополей нет, но в 1963 г. они были.

Как-то летом, забравшись на крышу, я сфотографировал панораму Тюмени, которую предлагаю вашему, читатели, вниманию. Такой была Тюмень 45 лет назад. Всего 45 лет!


ФОТО 1.

Перекресток улиц Республики и Красина. Обратите внимание на обилие столбов для освещения, телефонных и электрических проводов. На каждом углу перекрестка – по киоску. Уцелел теперь только киоск «Роспечати» возле почтового отделения № 3. В центре, на углу улиц, старинный дом с мезонином собственность купца Ф.К. Шадрина. Его снесли при строительстве жилого дома для преподавателей и сотрудников госуниверситета. За ним еще один тоже снесенный дом, и над ним брандмауэр – кирпичная противопожарная стена. Такие стены раньше делили городские кварталы крест-накрест, чтобы умалить буйство огня при пожарах сплошь деревянной Тюмени. За брандмауэром – магазин «Тройка» и пятиэтажный дом, построенный в пятидесятые годы. Из-за него выглядывает круглая «ленинская» баня, левее – костел, а напротив – дом купца Князева (с 1972 г. травматологическая поликлиника). Вдали – казармы ТВВИКУ. В центре на заднем плане два дома на ул. Луначарского, вдали труба хлебомакаронного комбината на ул. Бакинских комиссаров, и далее у горизонта лесопитомник.


ФОТО 2.

Слева три дома – здания кожно-венерологического диспансера, а над ними – Затюменка. Еще нет высоких общежитий архитектурно-строительной академии, на виду – здание коммерческого училища Колокольниковых. В 1963 г. в нем размещалась школа-интернат. Нет над ним аляповатой высотки учебного корпуса академии. Монастырь на туринском яру, за ним луга речной поймы, и у горизонта лес – Верхний Бор.

В центре – деревянный мост через Туру. 12 июля 1982 года центральный пролет его упал в реку, после чего мост разобрали. Нынешний подвесной построили только к 400-летию, а сдали в 1987 г. Справа видна часть Зареки: дымят трубы химфармзавода, Георгиевская Вознесенская полуразрушенная церковь, деревянные дома на Береговой улице.


ФОТО 3.

Это центральная часть Заречья. Внизу – фанерокомбинат при четырех трубах. К нему снизу от реки поднимаются транспортеры-лесотаски для подачи березовых чураков в цехи. Теперь всего этого хозяйства нет. Нет еще толстой 14 кирпичной трубы, дымящей теперь за четыре старых. Нет на пойме 1-го, 2-го и 3-го микрорайонов на Песках, и потому у горизонта отлично видны домишки Новых Юрт и Парфенова. Теперь на берегу Туры поднялись тополя, посаженные в 1979–1980 гг., а потому ближний вид на Заречье скрыт деревьями.


ФОТО 4.

Вид на новый тогда мост через Туру в створе ул. Челюскинцев. Его сдали к октябрьским праздникам (подарок Октябрю!) 1961 г. Обратите внимание, сколь узка река. В 1963 г. лето было очень сухое, и река сузилась почти до размеров ручья. В речном порту всего один портальный кран поднимался, и его хватало для порта.

Справа внизу белое здание – бывшее полицейское управление Тюмени, теперь военный комиссариат.


ФОТО 5.

Это часть современной площади Борцов революции и пединститут (теперь госуниверситет) со Знаменским собором в центре. Пединститут расширялся, строил себе новый корпус. В 1963 г. он уже был под крышей, шла внутренняя отделка. Еще не убран башенный кран. Нет еще современной столовой ТГУ между корпусами, там жилой дом, такой же дом в саду на площади. Сад мал, низок и редок. Реконструкция его еще впереди.

Старые тополя скрывали вид на ул. Республики и Городище с крыши сельхозинститута, потому полной панорамы не получилось. Однако три четверти тогдашней Тюмени обозреть можно.

Такой тогда была Тюмень. В ее дальних окрестностях уже запахло нефтью и газом, но на городе это еще никоим образом не отразилось. Теперь тополя высоко поднялись над крышей сельхозакадемии, поэтому сравнительную панораму сделать не удалось. Однако вы легко можете вообразить ее сами.






Главный корпус сельскохозяйственной академии




НА ХОЛМАХ СТОИТ ТЮМЕНЬ...


Общеизвестно, что Рим и Москва каждый стоят на семи холмах. А как обстоят дела с возвышенностями в Тюмени?


БОЛЬШИЕ ХОЛМЫ ТЮМЕНИ

Если оценивать положение Тюмени с точки зрения топографии, то она расположена на двух холмах и отчасти в пойме, представляющей собой гигантское «корыто» между ними. Первый холм – это левый коренной берег Туры, на котором расположены Новые Юрты, Парфеново, Мыс. Холм вытянут с запада на восток, и по его гребню тянется ул. Дружбы, плавно переходящая в Тобольский тракт. Высота холма – 61–63 метра над уровнем моря.

Второй холм – это гребень водораздела рек Туры и Пышмы. Водосборная территория правого берега Туры возле Тюмени небольшая, она удаляется от реки на 1–5 километров, водосбор Пышмы обширнее – 20–40 км от реки. В результате высокий гребень водораздела проходит по окраине Тюмени от аэропорта «Рощино» к «Плеханово» и зданию администрации Тюменского района, что находится на Московском тракте у пересечения с улицами Магнитогорской и Тимирязева. Это самое высокое место Тюмени – 104–106 м над уровнем моря. Дальше к востоку гребень Тура-Пышминского водораздела снижается: у Червишевского тракта – 96 м над морем, у пос. Суходольский – 81 м, у пос. Войновка – 72, далее он уходит к пос. Антипино – 67 м.

Тюмень в большей своей части расположена на склоне этого водораздельного холма, полого спускающегося к Туре. Однако уже в 1930-х гг. на его: гребне построили аэропорт «Плеханово», а к середине 1950-х сюда подтянулась одноэтажная деревянная застройка пос. Калинина (Андреевского). В 80–90-х г. XX в. здесь, на полях бывшего совхоза «Декоративные культуры», построили огромный многоэтажный микрорайон. От пос. Рощино (учхоза сельхозакадемии) до пос. Войновка почти точно по гребню проложена часть Объездной автодороги.

В XVIII-XIX веках здесь простирались поля и пастбища, и проезжающие по Московско-Сибирскому тракту, поднявшись на гребень водораздела, слева; видели всю Тюмень. Такие высокие места прежде называли Поклонной горой. Здесь путники по обычаю кланялись городу, которого, наконец, благополучно достигли. Получается, что и у Тюмени есть Поклонная гора, но его скрыла многоэтажная застройка от людских глаз.

Пойменная часть Тюмени – Зарека, пос. ДОКа, Лесобаза, Казачьи Луга – расположены на высоте всего 53–55 метров над уровнем моря.


МАЛЫЕ ХОЛМЫ ТЮМЕНИ

Итак, Тюмень стоит на двух обширных холмах. Однако правобережная часть города расположена также на нескольких четко очерченных возвышенностях, своего рода «кочках».

На первом холме, самом западном, расположена так называемая Бабарынка – небольшой район жилых домов и производственных объектов на левом берегу одноименной речки и оврага. Высота холма – 83 м над уровнем моря.

Второй холм – Затюменка, ограниченный двумя оврагами – Бабарынкой и Дедиловым, который отделяет Затюменку от Большого городища. Высота его в самой высокой точке 78 м над морем. Здесь проходит водораздел двух оврагов от перекрестка ул. Толстого с ул. Ямской к перекрестку ул. Полевой с ул. Свободы и далее к монастырю.

Третий холм – Большое городище, между Дедиловым оврагом и речкой Тюменкой. Он постепенно снижается от Товарного шоссе (81 м над морем) к стадиону футбольного клуба «Тюмень» (77 м).

Четвертый холм – исторический центр Тюмени между Турой и Тюменкой, высота его около 77 м. Он тянется от областного краеведческого музея до ул. Профсоюзной.

Пятый холм находится в районе кардиологического центра и Текутьевского кладбища и поднимается на 80 м над морем. Теперь на этом холме раскинулась площадь Памяти, возведен обелиск Памяти воинам, погибшим во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Отсюда невооруженным глазом видно стремительное «падение» ул. Мельникайте в сторону реки Туры.

На шестом холме располагается ТЭЦ–1 и пос. Букино. Крутой изгиб правого коренного берега Туры поднимается здесь на 67 м над морем.

Седьмой холм имеет примерно такую же высоту, на нем располагается Гилевская роща, д. Гилева, домостроительная компания, завод БКУ. От шестого холма его отделяет речка, которая в XIX в. называлась Войновкой (тут стояла одноименная большая деревня), в XX в. – то Змейкой, то Ключами.

Итак, вместе с «кочками» Тюмень располагается на девяти холмах. Однако и это еще не все. В состав Тюмени входит теперь и Верхний Бор. А там над озерами поднимается десятый холм – высотой около 70 м над морем. Это тоже левый коренной берег, по его гребню проходит Салаирский тракт.


ХОРОШО ЛИ ЭТО – СТОЯТЬ НА ХОЛМАХ?

«Стояние на холмах» хорошо тем, что это разнообразит городской пейзаж, создает много открытых видов и повышает его эстетическое восприятие жителями. Встаньте на высокий берег Туры лицом к Заречью – и вы почувствуете себя в амфитеатре гигантского зрительного зала, в партере которого раскинулась Зарека и над нею – уходящий за горизонт бездонный купол неба...

А далее от «стояния на холмах» начинаются одни неприятности. На холмы трудно подать воду, взбираться транспорту и пешеходам, особенно зимой. На холмах – ветер, в понижениях скапливаются выхлопные газы, дым. Сбегающие с холмов вешние и дождевые воды затопляют низины. Дома с холмов бросают тени на дома в низинах, снижают там освещенность и температуру воздуха. Тюменские холмы невысокие, но и они причиняют немало хлопот городскому хозяйству, жителям. Таким образом, Тюмень по количеству холмов на своей территории обошла признанных лидеров – Рим и Москву. Только не знаю, стоит ли радоваться по этому поводу?




МАЛЫЕ РЕКИ ТЮМЕНИ


Кроме большой тюменской реки Туры, по территории города протекает несколько малых речек, впадающих в Туру с правого и левого берегов.


КАЗАРОВКА

Это единственная речка, впадающая в Туру с левого берега. Она показана еще на чертеже окрестностей Тюмени, составленном С.У. Ремезовым в конце XVII века. Казаровка вытекала из озера Липового и впадала в Туру через пойменное озеро Подувальное, что находится на окраине Тюмени у пос. Нефтяников.

Со времен Ремезова много воды утекло в Казаровке, которая сбрасывала воды тарманских болот в пойму Туры. Озеро Подувальное уменьшилось в размерах и заросло. В середине 60-х гг. XX в., когда осушали тарманские болота, Казаровку выпрямили и превратили в канал. Потом канал в нескольких местах пересыпали, и она перестала выполнять свою дренирующую роль.

В 2000–2004 гг. Казаровку-канал расчистили, на ней работает насосная станция, откачивающая воду с тарманских болот, где началось вторичное заболачивание и затопленными оказались тысячи садово-огородных участков жителей города.

Вода в Казаровке темная, насыщенная гуминовыми веществами и солями, для питья непригодна.


БАБАРЫНКА

Под таким загадочным названием эта речка известна с XVII в., так она именуется на чертеже С.У. Ремезова. Современные филологи не могут объяснить происхождение названия, возможно, оно неузнаваемо искажено или происходит от очень древних языков.

В далекие времена Бабарынка начиналась на склоне водораздела Туры и Пышмы возле современного пос. Рощино (Учхоза). В XX в. на Бабарынке построили массу больших и малых плотин и создали несколько прудов. Плотины все земляные, пруды в основном небольшие. Самые крупные – в пансионате им. Оловянникова, озеро Цимлянское и Бабарынский мельничный пруд. Все они непроточные, и только весной, когда в Бабарынку устремляются талые воды с окрестных полей, пруды переполняются, но вода в них не освежается, а вдобавок портится коммунальными стоками аэропорта, учхоза, студгородка. На всем протяжении река Бабарынка испытывает крайне неблагоприятные воздействия от всех предприятий, расположенных на ее берегах, и к Туре приходит сильно загрязненной. Летом мелководные пруды прогреваются, и вода в них «цветет» от развития сине-зеленых водорослей, мерзко воняет.

В XIX в. Бабарынка была чистой речкой, настолько чистой, что архимандрит Тюменского мужского монастыря о. Владимир разводил в ней раков. В 1844 г. он привез их 3000 штук из реки Исети и выпустил в Бабарынку. Наводнение 1845 г. смыло рачье поселение. Отец Владимир, видимо, был большой любитель раков и в 1846 г. повторил их пересадку в Бабарынку, но предварительно 18 навозил в русло реки крупных камней, чтобы раки смогли сделать себе под ними укрытия.

Раководство на Бабарынке наладилось. В 1876 г. Тюмень посетили немецкие ученые-биологи О. Финш и А. Брем. Они отметили в своих путевых заметках, что «в первый раз видели в Сибири в Тюмени речных раков. Они были привезены из Туры, где их разводят искусственно...». Теперь в Бабарынке вода малопригодна для жизни, хотя неприхотливых карасиков рыбаки ухитряются ловить на Цимлянском пруду.

Самый старый пруд на Бабарынке устроен купцами Колокольниковыми в своей заимке около 1890–1895 гг.; мельничный пруд построен в 1905–1907 гг. для нужд спиртового завода и мельницы товарищества «Н. Тартаковский и К» (позже – братьев Шадриных); Цимлянский пруд создан в начале 50-х гг. XX в. для поливки посадок плодопитомника, устроенного в те годы на берегах Бабарынки.


ТЮМЕНКА

Многие города Сибири, стоящие на берегах крупных рек, получили имена по названиям малых рек, впадающих в крупные. Тобольск стоит на Иртыше, но название носит по имени меньшей реки – Тобола; Омск тоже стоит на Иртыше, но назван по небольшое речке Оми. Также обстоит дело с Томском и некоторыми другими городами. Может, и Тюмень назвали по речке Тюменке, а не наоборот, как считают многие?

В стародавние времена была Тюменка чистым ручьем и начиналась в лесных болотах в районе современных, так называемых Крестьянских мест. Грунт здесь слабый, песчаный, и Тюменка промыла себе русло в виде глубокого оврага с крутыми берегами. В 1596 г. на Тюменке по царскому указу московский мастер Васька Томасов построил первую в Сибири водяную мельницу для размола в муку первого выращенного в Сибири хлебного зерна. Мельница работала более согни лет, и в описании Тюмени за 1700 г. отмечено: «На речке Тюменке мельница мутовчатая пашенного крестьянина Тренки Метелева мелет зимою и летом едиными жернова, а воды не мало». Мутовчатая мельница имела «лежачее», горизонтальное водяное колесо, которое не требовало сооружения высокой плотины и обширного пруда для создания большого напора воды.

Судя по старинным картам Тюмени, на Тюменке в разное время было около пяти прудов. Загрязнять Тюменку начали давно. Еще в 1893 г., после холерного года в Тюмени, тобольский губернатор издал указ об очистке города, где перечислялись самые грязные места. Не преминул губернатор упомянуть и Тюменку, протекавшую в Лямином логу (так тогда называли Городищенский лог _–_А.И._): «Лямин пруд – через весь город яма 10 сажен глубиной, заваленная назьмом (навозом _–_А.И._) и падалью...».

Потянулась мазутная струя в Тюменку со стороны железнодорожного депо. К ней подключились стоки завода пластмасс: в годы войны очистных сооружений не строили. Текли в Тюменку разные химикаты, в том числе и кислоты. Люди, жившие на берегах оврага, рассказывали, что если зимой дети, катаясь с берегов на санках, оступались в валенках в незамерзающую речку, то валенки быстро распадались. Потом стоки от бани по ул. Мира добавили в Тюменку мыльного щелоку. И теперь речка, вытекая из трубы, проложенной под железнодорожными путями, ужасно грязна. То, что течет в Тюменке, невозможно назвать водой – это жидкость с неизвестным сложным химическим составом.

В овраг, на берега Тюменки население продолжает сваливать бытовые отходы, поскольку организованного вывоза мусора из «деревенской» части Тюмени не налажено. В районе стадиона футбольного клуба «Тюмень», где у самого оврага строят коттеджи, в речку сваливают строительные отходы.

В 1993 г., когда реконструировали мост через Тюменку, под ним соорудили какую-то плотину, твердые загрязнения речки быстро заполнили овраг, он стал мельче, но погибли сорокалетние тополя, посаженные в начале 60-х гг. XX в. студентами тогда сельхозинститута для озеленения Городищенского лога.


ВОЙНОВКА, ОНА ЖЕ ЗМЕЙКА, ИЛИ КЛЮЧИ

В конце ул. Республики, от ул. Воровского, что идет в сторону д. Букино до домостроительной компании (ДСК), когда-то стояла старинная деревня Войновка, которая дала свое имя близлежащей станции железной дороги. Последние дома деревни снесены в 1981 г. Примерно пополам деревню разделяла небольшая речка, которую в старинных книгах называли, как и деревню, Войновкой. На современных картах Тюмени ее называют Ключи, а население ближних деревень считает, что речка называется Змейкой – уж больно она извилиста в пределах Гилевской рощи, в которую когда-то забежала волею судьбы.

Начиналась речка в лесных болотах за железной дорогой Тюмень – Омск и спешила к Туре. Возле д. Зайковой она спускалась в пойму реки, впадала в пойменное узкое и длинное озерко Ключи, а за д. Копытовой впадала в р. Туру на крутой ее излучине. Теперь речку можно увидеть только под мостиком на ул. Республики, возле остановки «Завод «Электрон» в виде мутного быстрого ручья. Здесь речка выходит из одной трубы, чтобы вскоре нырнуть в другую. Иногда трубу забивает грязью, и тогда под мостом случается временное наводнение.

Старые газеты сообщали, что в начале XX в. на реке Войновка в пределах Гилевской рощи был большой рыбный пруд с купальней и лодочной станцией. Теперь в это верится с трудом.

Вдоль речки у оврага имелось много родников, или ключей, оттого, видимо, и речку так называли. В конце XIX в. один петербургский врач, будучи в Тюмени, посетил рощу и обратил внимание на эти железистые источники, сделал анализ воды и рекомендовал тюменским купцам устроить здесь курорт, так как вода оказалась целебной.

Купцы не воспользовались советом, но завод фруктовых вод Г. П. Ядрышникова брал отсюда воду для своего производства. Эта минеральная вода почему-то называлась «радиоактивной». Тюменская «Сибирская торговая газета» делала ей такую своеобразную рекламу: «Тюменцы! Пейте радиоактивную воду и будьте счастливы!».

В 1931 г. Уральский облздравотдел с подачи местных властей тоже проявил интерес к железистым источникам Гилевской рощи, провел анализ воды, подтвердивший ее целебные свойства. Обсуждалась идея строительства курорта, но она так же благополучно заглохла и при советской власти. Бывшие строители, возводившие цеха ДСК, рассказывали мне, что в конце 50-х-начале 60-х гг. XX в. они ходили из Рабочего поселка на речку Войновку, чтобы взять воды из ключей под склонами оврага. Вода была чистая и необыкновенно вкусная.

Теперь же речка Войновка представляет собой мутный зловонный поток.


СТАРЫЕ КАРТЫ

На старых-престарых картах, когда Тюмень была крошечной крепостью, на той территории, которую она занимает теперь от ул. Челюскинцев до ул. Пермякова, имелось три временных водотока в неглубоких оврагах. От одного из них остался Банный лог за Домом печати, от второго – овражек с гаражами в начале ул. Холодильной, а третий засыпали современные строители.


ИТАК...

Удобное для обороны место

Четыре малых речки протекают по Тюмени, и только в одной Казаровке вода еще похожа на воду. Русла остальных речек давно пора объявить зоной экологического бедствия и сделать все необходимое для их восстановления.






Удобное для обороны место




ТЮМЕНСКИЕ ОВРАГИ (ЛОГА)


Овраги, или лога, – одна из незабываемых достопримечательностей Тюмени. Откуда они взялись?

Бытует мнение, что овраги наши – искусственного происхождения, вырыты казаками Ермака для защиты, а потом их заполнила вода. Однако это не так. Все тюменские овраги рождены водными потоками, устремлявшимися в реку Туру еще в давние-давние времена. А первые защитные рвы от Туры до Тюменки выкопали казаки из отряда И. Мясного и В. Сукина в другом месте. По мере роста города их копали и следующие поколения тюменцев. Все эти рвы давно засыпаны.


ОВРАГИ В ИСТОРИИ ТЮМЕНИ

Существует легенда, записанная первым историком Сибири Г. Миллером, связывающая само название города с оврагами: «Тюмень – это слово на их (татарском _–_А.И._) языке обозначает десять тысяч... Татарский князь, живший здесь, приказал однажды заполнить все овраги реки Тюменки своим собственным скотом... При счете оказалось 10 000 голов...». Под защитой оврагов построили первую тюменскую крепость-острог – крутые склоны делали крепость неприступной. Пряталась за оврагами и предшественница Тюмени – древняя Чинги-Тура.

Защищая Тюмень от неприятеля, овраги в то же время разрушали ее. Крутые берега их, сложенные из песчаных грунтов, легко размывались и осыпались, сокращая территорию города. Процесс этот продолжается и поныне. В 1985 году геолог Р. Глушко писал в «Тюменской правде», что, по его наблюдениям, в мае 1984 г. от края обрыва оврага Тюменки до строящегося тогда основного здания спорткомплекса «Спартак» (позже «Геолог», а теперь ФК «Тюмень») было 10,5 м, а к октябрю расстояние сократилось до 9,25 м. Осыпалось 1,25 м берега.

Овраги затрудняли подъезды к городу тогдашнего гужевого транспорта. Чтобы связать Тюмень с Ямской слободой (Затюменкой), пришлось обрушить берега оврага с обеих сторон и сделать пологие взвозы. В весеннюю распутицу, после сильных дождей и зимой эти взвозы вообще приходилось объезжать через верховья оврагов, примерно там, где теперь проходят ул. Белинского, Товарное шоссе, Первомайская. Дорога эта видна на карте Тюмени XVIII века.

В середине XVIII в., когда строили Московский тракт со стороны Екатеринбурга, из-за оврагов его проложили в обход Тюмени. Город тогда заканчивался в районе ул. Голицынской (ныне Первомайской), а сам тракт проходил там, где теперь ул. Орджоникидзе. Планировка и застройка Тюмени, прокладка всех важнейших коммуникаций всегда проводились с учетом оврагов – важнейшего элемента ландшафта города.


ГОРОДИЩЕНСКИЙ ЛОГ

Это самый длинный овраг в центре Тюмени, по его дну течет речка Тюменка. Я нигде не нашел сведений, какое название старше – города или речки. Начинается Тюменка на Крестьянских местах, длина ее около 5 км. Когда-то, питаемая чистыми лесными ручьями, она была значительно полноводней, чем теперь.

При строительстве многоэтажных домов в начале ул. Мира часть речки пустили в трубу, а над ней построили детский сад. Далее речка ныряет под железнодорожные пути, выходит на свет бурным водопадом у железнодорожного почтамта и устремляется к Туре, отделяя от города обширный заселенный участок – Большое Городище. На правом берегу Тюменки – Малое Городище, еще один старинный район Тюмени.

В книгах и статьях о Тюмени XIX века этот лог называют Ляминским, видимо, потому, что от него начиналась Ляминская улица (теперь ул. Герцена). Через лог, где крутые берега оврага срезаны, были переезды. Позже в этих местах построили земляные мосты: в 1893 г. – по ул. Голицынской (Первомайской), в начале 20-х гг. XX века – по Перекопской. Был еще деревянный пешеходный мост, связывавший Большое и Малое Городища в створе нынешних ул. Кольцова и А. Гайдара, но был разобран из-за ветхости в середине 70-х гг. XX века. К 400-летию Тюмени построили переезд в створе улиц Камышинской и Гранитной.


ОВРАГ ДЕДИЛОВ

Дедиловым Г. Миллер в «Истории Сибири» назвал овраг («баерак»), идущий вдоль современной Затюменки в сторону Тюменского высшего военного инженерного командного училища (ТВВИКУ), видимо, по фамилии одного из жителей Тюмени. На одном из отвершков оврага в 70-х гг. XX в. построена городская баня.


ОВРАГ ВИШНЕВЫЙ

В той же «Истории Сибири» Миллера – это овраг, отделяющийся от Дедилова и идущий к современной железной дороге. По берегам оврага росло много дикой вишни – оттого и название. Когда-то дикая степная вишня росла под самой Тюменью. Теперь она лишь изредка встречается на самом юге Исетского, Упоровского, Армизонского, Бердюжского районов.

В 1975 г. Вишневый и Дедилов овраги пересыпали, и через них пролегла городская улица, а раньше через Вишневый овраг был лишь крошечный подвесной мостик для прохода служащих военного училища, стояла черно-белая будка часовых. На краю Вишневого оврага построен Дворец спорта, а в середине 90-х гг. – краснокирпичные и белокаменные коттеджи.

Лога Городищенский, Дедилов и Вишневый общим устьем впадают в Туру. По ним ежегодно в реку попадает до 75 тыс. куб. метров неочищенных стоков так называемого затюменского промышленного узла. В 1993 г. при ремонте моста через Тюменку у его основания построили дамбу высотой около 2 м. В результате твердые стоки стали оседать в логу, и дно его существенно поднялось. Погибли тополя, посаженные в 1960 г. студентами сельскохозяйственного института (ныне академии).




СВЯТОЙ КЛЮЧ

Как и во многих местах Сибири, в Тюмени почитали водяные ключи, каких много было в тюменских оврагах. Святой ключ находился в одном из отвершков Вишневого оврага в районе Большого Городища, который так и назывался Ключевым.

По свидетельству Н. А. Абрамова, праздник Святого ключа в девятую пятницу после Пасхи отмечался с самого начала XVII в. и носил религиозный характер, а потом превратился в народное гулянье. В 1922 г., ко дню пятилетия Октябрьской революции, место Святой ключ переименовали в площадь Красных Бойцов. В городской газете за март 1930 г. есть сведения, что той весной 22 га площади переданы тюменцам под посадку картофеля. Теперь вдоль оврага проложена ул. Краснодонская.




ОВРАГ БАБАРЫНКА

Это самый длинный из тюменских оврагов. По дну его течет речка Бабарынка, которую Г. Миллер называл «Барымкой», хотя в атласе С.У. Ремизова уже в начале XVIII в., раньше Г. Миллера, она названа по-современному.

Вдоль оврага расположены пос. Рощино, студгородок сельхозакадемии, бывшая заимка купцов Колокольниковых (теперь роща Оловянникова), новые поселки – Цимлянский и Октябрьский (названия пока неофициальные), ДОК «Красный Октябрь», комбинат хлебопродуктов, дачные участки.


БАННЫЙ ЛОГ

Это короткий неглубокий овраг в начале ул. Циолковского. В XIX в. он был значительно длиннее и доходил до современной гостиницы «Прометей» на ул. Орджоникидзе. Там, по улице тогда Ишимской, находились «Торговые бани» мещанки Павлы Андреевой, летом 1910 г. к ним проложили водопровод от водокачки на берегу Туры. Вода из бани стекала в овраг, за что он и получил название.

На берегу Банного лога находился и пивоваренный завод Давыдовских, в 1942 г. переведенный в Заречье.


ОВРАГ ВДОЛЬ УЛ. ЕЛИЗАРОВА

Теперь это короткий овражек между улицами Елизарова и Холодильной, на всем протяжении застроенный гаражами. В XIX в. это был довольно длинный овраг, доходивший до ул. Республики. В его верховьях в 1899 г. построил свою литейную мастерскую Заколятин, из которой получился чугунолитейный завод Н.Д. Машарова. Чуть ниже по оврагу располагались пруд и городская бойня. В 60-е гг. XX в. овраг в большей части засыпали и застроили жилыми домами и промсооружениями.


ОВРАГ ВОЙНОВКА

Он находится в южной части Тюмени, где до 1970-х гг. стояла деревня Войновка. По дну оврага течет речка, которую в XIX в. называли Войновкой, а теперь – Ключи, пли Змейка. Улица Республики пересекает ее по небольшому мостику в районе заводов БКУ и «Электрон». Во время застройки окрестной территории жилыми домами берега оврага срезали, выположили, крутые остались они только в глубине Гилевской рощи, которую пересекает речка на своем пути к озеру Кривому.


КАК ИСПОЛЬЗОВАЛИ И ИСПОЛЬЗУЮТ ОВРАГИ

Кроме естественных защитных укреплений для первоначальной Тюмени, овраги использовались и в других направлениях. В описании Тюмени за 1700 г. сообщалось: «На реке Тюменке мельница мутовчатая пашенного крестьянина Трепки Метелева... Мелет зимою и летом... а воды не мало». Водяные мельницы с горизонтальным колесом-мутовкой не требовали большого напора воды. Эта была первая тюменская мельница, построенная ещё в 1596 г.

В журнале заседаний городской Думы XIX в. есть записи о сборе с населения средств на изготовление и обновление прорубей на речке Тюменке, чтобы жители зимой могли полоскать в ней белье. В начале XX в. на речке Бабарынке построил мельницу и для нее большой пруд Н. Тартаковский. Пруд существует до сих пор. Были запруды и в Вишневом логу.

В годы войны 1941–1945 гг. на месте современного спорткомплекса «Геолог», что на Царевом Городище, находилось подсобное хозяйство оборонного завода № 666. Рабочие под прикрытием северного берега устроили в овраге парники и выращивали овощи. И теперь кое-где используют овраги для этих целей.

В основном же овраги в Тюмени используют по трем направлениям: для свалки мусора, слива неочищенных хозяйственных и промышленных вод и строительства гаражей. Приовражные территории Тюмени – это зоны экологического бедствия. Там отравленный воздух, захламленная почва, неустойчивые берега. За последние 40 лет предлагалось немало проектов их благоустройства, но пока все по-старому.






Гаражи в овраге




МОСТЫ И ПУТЕПРОВОДЫ ТЮМЕНИ


Приезжая в центр Тюмени с окраин, мы ежедневно пользуемся этими сооружениями, не всегда понимая разницу между мостом и путепроводом.

Мост – это сооружение для переезда через реку, озеро и т.д. Путепровод – это мостообразное сооружение на пересечении сухопутных путей: шоссе, улицы, железной дороги. Иногда путепровод называют иностранным словом «виадук». В настоящее время в Тюмени насчитывается 18 мостов разных размеров и конструкций и 9 путепроводов. Подчеркивая важность хороших дорог, строители-дорожники утверждают, что дороги связывают людей. Однако мостостроители имеют другое мнение: они считают, что людей связывают, соединяют мосты, а дороги – всего лишь подходы к мостам. Не более...

И мосты, и путепроводы – сооружения дорогие, сложные, их возводят годами. Однако мостостроители утверждают, что построить мост пара пустяков, главное – доказать, что в этом месте мост надо построить поперек реки, а не вдоль неё. Как только доказал это, начинай строить. Когда-либо построишь, если будет добрый проект, умелые строители, хорошие материалы, и такая малость, как деньги.


САМЫЙ ПЕРВЫЙ МОСТ

Первый мост в Тюмени через речку Тюменку в ее устье построили в конце XVI в. казаки и стрельцы. Берега здесь были крутые, обрывистые, пришлось их срезать и насыпать поперек оврага дамбу. Мост давал выход в Затюменку, где находились первые тюменские пашни и сенокосы на р. Бабарынке. Он многократно перестраивался, однако располагался в овраге. Крутые спуски и подъемы с трудом преодолевали лошади, запряженные в возы.

В 1728 г. тюменские инженеры и строители возвели деревянный мост вровень с берегами Бабарынки. С пуски-подъемы, называвшиеся взвозами, исчезли, ездить через Тюменку стало удобно. Мост был построен на «городнях» – срубах. Со дна оврага до верха поднимались башнеобразные деревянные срубы из бревен (самые высокие – 21 м). По их верху навели мостовое полотно. В городнях внизу оставили пропуски для воды, которая в половодье наполняла овраг Тюменки. В длину мост был 162 метра, в ширину – 8,5 метра. Автор проекта неизвестен, также неизвестно, как долго мост прослужил. Новое поколение инженеров и строителей уже не отважилось на сооружение такого же моста. Сделали его по старинке – внизу. Спуск к мосту со стороны Тюмени назывался Благовещенским взвозом, со стороны Ямской слободы – Никольским (по названиям близлежащих церквей).

В середине 90-х гг. XIX в. мост через Тюменку в очередной раз перестроили. Возвели капитальные кирпичные опоры. Присматривал за стройкой инженер путей сообщения Александр Филимонович Колмогоров, гласный городской Думы, сын владельца крупнейшего в России кожевенного завода Филимона Колмогорова. Эти опоры стоят до сих пор, но после ремонта моста в 1993 г. они оказались ненужными – мостовой пролет положили немного выше. Длина моста теперь 54 метра.

В конце 70-х гг. XX в., когда в Затюменку проводили троллейбусную линию, проще оказалось соорудить два насыпных земляных моста через Вишневый и Дедилов овраги, разделяющие Большое Городище и Затюменку, чем строить в устье Тюменки мост вровень с берегами, чтобы троллейбусы могли свободно передвигаться по городу.

В XVIII в., когда строили большой мост на Тюменке, объезжали овраги по их верховьям, где теперь ул. Белинского, ул. Клары Цеткин, Товарное шоссе, Первомайская. Там тоже были небольшие мостики.


ДРУГИЕ МОСТЫ ЧЕРЕЗ ТЮМЕНКУ

Кроме этого первого моста, на плане 1696 г. указан мост возле современного краеведческого музея с ул. Спасской в Царево Городище.

Издавна были мосты через Тюменку на современных улицах Первомайской и Перекопской. В 1885 г., когда строили железнодорожную станцию Тюмень, городские власти обратились к путейцам с просьбой построить за счет дороги новые мосты на этих улицах и соединить через них центр Тюмени и Базарную площадь с вокзалом. Однако дорожники в целях экономии средств отказались строить мост по ул. Перекопской, построили на Первомайской и вывели его на современную улицу Крупской, по которой ездили в центр города – тогда он находился возле здания городской Думы, где теперь краеведческий музей.

К началу XX в. мост одряхлел, ездить по нему стало опасно. Власти предписывали полицейским, чтобы не допускали проезда по нему двух телег сразу. В 1915 г. мост отремонтировали. Планировали построить здесь земляной мост то с деревянной, то с каменной трубой для пропуска воды. Однако соорудили его только около середины 30-х гг. XX в. – при советской власти.

В 1885 г., когда сооружали последние версты железной дороги Екатеринбург – Тюмень, ее полотно проложили по верховьям тюменских оврагов, и на Тюменке построили первый железнодорожный мост, неширокий, всего на одну рельсовую колею. Он действует и теперь, по нему проходят все железнодорожные пути станции Тюмень. Уже грязная речка Тюменка бурным потоком вырывается из-под моста у железнодорожного почтамта в конце ул. Привокзальной. Там тоже есть насыпной мост через Тюменку, а речка течет в трубе.

До середины 1970-х гг. с ул. Гайдара (Большое Городище) на ул. Кольцова (Малое Городище) ходили по деревянному пешеходному мосту, уже довольно дряхлому.

К 400-летию Тюмени его разобрали и построили земляной мост с ул. Камышинской на ул. Чернышевского, который обеспечил выход транспорта из центра города на Большое Городище и в Затюменку. В 1980-е гг., когда заканчивали строительство стадиона «Геолог» на Царевом Городище, возле краеведческого музея построили широкий земляной мост со стороны ул. Ленина – для прохода публики на стадион.

Всего через речку Тюменку построено восемь мостов, почти все – земляные.


МОСТЫ ЧЕРЕЗ РЕЧКУ БАБАРЫНКУ

В последние годы XVI в. к Тюмени проложили тракт со стороны Верхотурья и Туринска (ныне Ирбитский). Возле современного пансионата им. Оловянникова тракт по мосту пересекал речку Бабарынку.

В начале XX в. для нужд мельницы Тартаковского (позже братьев Шадриных) на Бабарынке построили пруд, на плотине был мостик для проезда в луга и на дорогу в деревни Воронину, Княжеву, Метелеву. Теперь этой дороги нет, но мост есть.

Мост через пруд на Бабарынке в конце ул. Полевой построили в начале 50-х гг. XX в. Здесь также пришлось срезать крутой берег оврага. Всего через реку Бабарынку построено около 10 мостов и мостиков тоже в основном земляных.


ЗЕМЛЯНЫЕ МОСТЫ

В Тюмени построено около двадцати земляных мостов, представляющих собой «пересыпи», дамбы через овраги, с трубой в основании для пропуска воды. Первые такие мосты появились в 1930-е гг. через реку Тюменку. В 70-е гг. построены два земляных моста на оврагах Вишневом и Дедиловом. В начале 80-х гг. – у стадиона «Геолог», а в 1984–1985 гг. закончили строительство земляного моста через Тюменку, соединившего улицу Камышинскую и Гранитную. Земляные мосты проще в сооружении и требуют меньше внимания и ухода.


ПЕРВЫЙ МОСТ ЧЕРЕЗ ТУРУ

Тура – река хоть и неширокая, но в течение 340 лет представляла собой серьезную преграду для жителей города. Особенно трудно было многочисленным обозам. Надо было осторожно спуститься с крутых взвозов к устью Тюменки, где находился наплавной мост, перебраться по нему через реку и подняться на довольно высокий левый берег. В осенний ледостав, весенний ледоход и половодье транспортное сообщение между левым и правым берегами прерывалось на несколько дней или недель. Наплавной мост ежедневно разводили на несколько часов для проходящих плотов леса.

Тюменский краевед А.А. Рылов вспоминал: «Сколько же приходилось терять времени, пережидая, когда пройдут плоты – длинные, в два, три, четыре ряда толщиной; порой растянутся эти плоты почти на версту и медленно-медленно движутся вниз по Туре... А десятки телег, дровней, экипажей и пешеходов-горожан ждут и ждут, когда пропустят эти плоты. Тут уже не помогут ни лодки перевозчиков, ни паром. Негде им ходить – вся река загружена лесом. Этот лес в течение всего лета в плотах сплавлялся из Верхотурья».

Весь XIX век постройка моста через Туру была мечтой властей и жителей Тюмени. Тюменский купец А.И. Текутьев, городской голова с 1899 по 1911 г., завещал городу специально для этого 35 тысяч рублей личного капитала. В городской «казне» был специальный фонд на постройку моста.

За это дело моста с революционной решимостью взялись большевики в начале 20-х гг. XX в. В протоколе пленума Тюменского городского совета от 16 апреля 1923 г. записано: «Провести изыскание необходимых данных при проектировании капитального моста через реку Туру, проектом которого заняться в летний период 1923 г.».

24 марта 1924 г. на пленуме городского совета инженер Василенко сделал доклад о проектируемом мосте и представил чертежи. Он сказал: «Каждому из вас известен мост, и все вы испытали его прелести (речь идет о наплавном мосте через Туру _–_А.И._): ломаются телеги, ноги лошадей, рвутся упряжки и т.д., а также во время хода льда отрывается вся промышленность от города, а промышленный район отрывается от железной дороги, и этому виной недостаток хорошего моста. Вот отдел местного хозяйства поставил себе целью устранить все эти беды – построить мост. Мост будет смешанной системы...». Далее докладчик, используя чертеж будущего моста, подробно рассказал о нём. Сметная стоимость – 156 тыс. тогдашних рублей. «На заготовку леса уже заключен договор, сказал инженер, но ввиду испорченной дороги возка его отложена до осени. Постройка начнется с забивки свай, и мост будет сооружён к будущей навигации, то есть в 25-м году, к весне». Тут инженер осторожно оговорился: «Конечно, если не будет задержки в средствах». Возможно, что и автором проекта моста был Василенко, об этом доступные нам документы умалчивают. Встал вопрос: где взять деньги? Обменявшись мнениями, записали в постановлении параграф 8-й: «Признавая неотложной... задачей постройку моста через Туру... утвердить представленный проект деревянного свайного моста... провести единый целевой налог... придерживаться чисто массовой линии, согласовав вопрос по обложению рабочих и служащих с профсоюзами». Недостающие средства предполагалось получить за счет возвратной ссуды у государства.

«Классовая линия» в сборе на постройку моста означала, что основные средства должны были дать нэпманы (вариант современных «новых русских» 20-х гг. XX в. _–_А.И._).

Судя по отчету Тюменского окружного исполкома за 1925 г., «работа по постройке свайного моста через Туру Госстроем, согласно договору от 5/ХI–24 г., была открыта вновь 1 декабря с. г.». Забито 138 свай, заготовлено 100 тысяч кубометров древесины, вывезенной из Ярковского района. Велась усиленная работа по сборке лесов и окантовке бревен, прогонов и др. Для сборки строений ледорезов, вследствие высокого горизонта воды, велась выморозка. Для дальнейшего производства работ заготовили 1463 бревна, 1000 досок и 250 бревен для лесов. Таким образом, для постройки моста было вырублено 4 гектара ярковского леса.

Строили в основном зимой. На льду размечали места забивки свай, прорубали лед и с помощью машинных копров (сваебойных аппаратов _–_А.И._) забивали сваи в дно Туры. Судя по отчету, Тура зимой 1925–1926 гг. замерзла полноводной, что затрудняло строительство.

Упоминавшаяся «выморозка» означала следующее. Во льду на нужной площади вырубали лед почти до воды и давали в сильный мороз замерзать воде глубже в том месте, где лед оказывался тонок. Наросший в глубину реки лед вырубали вновь и т.д. в результате получалось нечто вроде ледяного стакана или ящика, углубленного в воду. В их глубине работали, выполняя все необходимое по проекту.

10 июля 1926 г. газета «Трудовой набат» в заметке «Куда идут народные деньги» сообщала, что «в январе-марте... на достройку моста через Туру пошло 10962 р.». 17 июля 1926 г. та же газета сообщила: «Мост достраивается. Уже закончено мощение въездов к мосту по реке Туре. Достраиваются перила и тротуары. Одерновка по бокам насыпи будет произведена после окончательного схода воды». Видимо, в 1926 г. было высокое и длительное половодье, если в середине июля газета писала о высоком уровне воды, что мешало обложить дерном откосы насыпи. О сдаче моста в эксплуатацию мне не удалось найти сведений: в комплекте газеты недостает нескольких номеров. Достроили его, наверно, в конце 1926 г.


СУДЬБА ПЕРВОГО МОСТА

Итак, мы впервые сообщаем дату сооружения первого моста через Туру – 1924–1926 годы. Точной даты такого важного события в истории города и всей области не отмечено ни в статьях, ни в книгах о Тюмени. В результате возникали недоразумения. Например, в книге В.М. Кружинова «Тюмень: вехи истории» (1997 г.) есть фотография моста, монастыря и строительной академии с подписью «Тюмень в XIX в.». Художник м. Гардубей изобразил это место на картине и тоже указал, что это «Тюмень в XIX в.».

В отличие от современных, первый мост через Туру построили низко над водой в устье Тюменки. Два центральных пролета были сделаны так, чтобы под ними проходили речные суда. Прочность пролетам придавали арки, кроме береговых опор, имелось пять опор в русле реки.

В 1926 г. через мост провели водопровод в Заречье, там появились первые водоразборные колонки. Однако утепление на мосту было слабое, и в первую зиму водопровод перемерз. Ремонтировали неделю.

Мост построили быстро и, видимо, не очень придерживались технологии. Уже 23 марта 1927 г. некий автор, подписавшийся «Папаша», писал в газете: «Громадный мост через Туру стоит красавцем. Но невольно бросается в глаза: ноги моста почернели, посинели и напоминают босяка. Не мешает горсовету ноги моста немного приобуть, хорошенько просмолить горячей смолой...».

Каждую весну вокруг ледорезов и опор скалывали лед, дежурили люди с баграми, чтобы предотвратить ледовые заторы. Мост берегли, время от времени ремонтировали. Однако в 50-е гг. XX в. мост пережил два пожара. В сухое лето искры из труб проходивших под мостом пароходов поджигали настил, хотя центральный пролет снизу был подбит металлом. С помощью курсантов военно-инженерного училища рабочие Тюмени быстро восстанавливали важнейший мост города и западной части области, связывавший ее со Свердловской областью и тюменским Севером.

Последний раз мост горел 15 мая 1960 г. со стороны правого берега. Для перевоза людей были задействованы три катера и построили наплавной мост. К осени его отремонтировали.

О. Смирнов в 1966 г. писал, что тюменский мост был «внесен как один из красивейших деревянных мостов мира в почетный список Шведской академии наук». Сохранилось несколько фотографий первого моста через Туру. На снимке, сделанном в 30–40-е годы, мост имеет пять русловых опор, для пропуска речных судов оставлено два пролета, над ними возведена для прочности конструкции общая деревянная арка. На снимках, относящихся к концу 50-х гг. XX в., мост имеет уже семь русловых опор, два судовых пролета, над каждым из которых своя арка. На снимках начала 70-х гг. мост опять несколько изменен: у него осталось шесть опор и один расширенный судовой пролет. Арка над центральным пролетом «горбатая», в отличие от прежних плоских. Такой же мост изображен и на картине художника М.М. Гардубея, но он какой-то скукоженный, несерьезный, декоративный. На самом деле мост был массивным серьезным сооружением, как и подобает быть мосту, и, конечно, мост был, несомненно, красивым во всех его вариантах.

После постройки в 1961 г. нового металлического моста в створе ул. Челюскинцев старый мост стал играть второстепенную роль, уход за ним ухудшился. По нему ходил только легковой и аварийный транспорт и пешеходы. В 1971 г. его основательно отремонтировали, вместо двух судоходных пролетов сделали один. Однако мост продержался до весны 1981 г., когда его осмотрели специалисты из Москвы и признали «состояние моста удовлетворительным».

8 июля 1982 г. в 9 часов 55 минут центральный пролет моста сорвался с опор и рухнул в реку. На мосту оказалось несколько дворников и маршрутное такси водителя Геннадия Решетникова. Все остались живы. Погиб только молодой мотоциклист, упавший на уже обрушившийся мост. Было заведено уголовное дело, состоялся суд. Два года тюремного заключения получил только московский специалист Конюхов, да и то с трехлетней отсрочкой исполнения наказания. Еще двоих тюменцев отпустили по амнистии по случаю 60-летия образования СССР (подробности об этом можно узнать из статьи М. Смолякова «Дело о старом мосте», опубликованной 20 сентября 1997 г. в газете «Тюменский курьер»).

Руины моста разобрали, и остался он только на фотографиях и в памяти старых тюменцев.


ПЕРВЫЙ СТАЛЬНОЙ МОСТ

В середине 1950-х гг. тюменским властям удалось убедить Москву, что Тюмени нужен второй мост, более надежный и долговечный, чем единственный деревянный, которому в то время исполнилось уже 30 лет. Москва разрешила строить стальной мост.

Место выбрали там, где сходились крупные городские улицы – Челюскинцев и Осипенко. Очистили берег от жалких хибарок, ютившихся у самого обрыва к реке, переселили на другой край города «Пищевкускомбинат», размещавшийся в начале ул. Челюскинцев, где когда-то работал пивоваренный завод Ядрышникова. В конце 1956 г. началось строительство.

Мост строили довольно долго и движение по нему открыли к октябрьским праздникам 1961 г. Длина моста 367 м, общая ширина 12 м, проезжей части – 9 м. Грузоподъемность – 80 тонн.

Один из старых инженеров рассказывал мне, что при подготовке моста к сдаче в эксплуатацию выяснилось, что металл несущей конструкции центрального пролета не соответствует проекту – он другой марки. Комиссия отказалась подписать акт о приемке моста, а по нему уже началось движение. И только в 1963 г. по ходатайству первого секретаря обкома Б.Е. Щербины (по образованию инженера-железнодорожника) комиссия приняла мост, а в 1965 г. его все же реконструировали.

Через 20 лет, в 1981 г., мост уже требовал основательного ремонта, и его обследовала московская комиссия. Без капитального ремонта мост простоял до февраля 1994 г. Дальше его эксплуатировать стало опасно. Капитальный ремонт закончили с опережением графика, металлоконструкции поставлял специализированный курганский завод.

В конце октября 1995 г. мост прошел испытания, а 10 ноября при большом стечении властей во главе с губернатором Леонидом Рокецким и мэром Степаном Киричуком, в присутствии строителей и журналистов мост открыли для движения автотранспорта.

Этот мост через Туру издалека кажется не горизонтальным, как обычно бывают мосты, а наклонным на левый, низкий берег. Однако это иллюзия. Центральный пролёт с аркой положен горизонтально, а съезды на берега слегка наклонны, они и создают иллюзию наклона всего моста.


ТРЕТИЙ МОСТ ЧЕРЕЗ ТУРУ (СОВМЕЩЕННЫЙ)

В октябре 1960 г. в Тюмени вступила в строй ТЭЦ, работавшая на торфе Боровского болота (теперь ТЭЦ–1). К середине 60-х гг. пригодный для ТЭЦ торф там выбрали и начали осушать Тарманские болота, а на Туре – строить железнодорожный мост для перевозки торфа на ТЭЦ по узкоколейной дороге.

Мост начали строить в 1966 г., через пойму Туры к нему насыпали дамбу. В 1967 г. закончили строительство первого железнодорожного моста через Туру. Рядом построили автомобильный мост, получился совмещенный. Длина его 286,16 м, общая ширина 10 м, проезжей части – 7 м. Несущая конструкция центрального пролета – металлическая ферма. На подходе к нему построили путепроводы через ул. Дамбовскую – длина 44,3 м – и железную дорогу к элеватору – 50,76 м.

В 1965 г. началось строительство железной дороги Тюмень – Тобольск. Вскоре приступили к сооружению моста ниже Тюмени у д. Субботиной. К 1967 г. дорогу до Тобольска проложили, а мост у д. Субботиной построить не смогли. Тогда на совмещенном мосту рядом с узкой колеей проложили широкую железную дорогу на левый берег Туры до п. Тарманы, а дальше параллельно Тобольскому тракту протянули до ст. Туринская. Первые грузовые и пассажирские поезда до Тобольска ходили по совмещенному мосту, пока в начале 70-х гг. XX в. не построили мост у д. Субботиной.

Автомобильная часть совмещенного моста ослабла и требует реконструкции, по ней разрешено движение легкового автотранспорта с нагрузкой на ось не более 3,5 тонны.

В 1980-х гг. тюменская ТЭЦ перешла на газовое топливо, потребность в узкоколейке отпала. Однако на осушенной части болот разместились десятки садоводческих обществ. До 1999 г. дачников возили по узкоколейке до п. Новотарманска в крошечных пассажирских вагонах. Вскоре перевозки прекратили, а 32 в 2001 г. обе колеи разобрали и на месте путей уложили плиты для пешеходной дорожки из города до ул. Дружбы.


ПЕШЕХОДНЫЙ ВАНТОВЫЙ МОСТ – МОСТ ВЛЮБЛЁННЫХ

После разборки деревянного моста связь центра города и Заречья ухудшилась. В июне 1985 г. строители приступили к сооружению вантового подвесного моста через Туру недалеко от того места, где был деревянный мост. Подвесной мост сделали вровень с самым высоким, правым берегом реки, а чтобы не делать высокой насыпи на левом берегу, его построили наклонным. На левом берегу возвели опору для подвески моста высотой 64 м. Длина моста 247,6 м, ширина 6 м. Безопорный пролет сделан из стальных балок. Грузоподъемность его 20 тонн, однако, мост не проезжий, по нему иногда проезжают только снегоочистительные машины.

Открыли мост для пешеходов 26 июля 1987 г. Таких мостов в России было три: в Тюмени, Красноярске – через Енисей, и под Москвой – через р. Москву. В 1988 г. мост через р. Москву разрушился, после чего в 1989 г. проектировщики обследовали тюменский мост и укрепили правую береговую опору.

Кроме него, до 1975 г. в Тюмени был крошечный подвесной мостик через Вишневый овраг в конце ул. Чернышевского, где теперь земляной мост. По мостику можно было пройти в военно-инженерное училище. Еще один подвесной мост построили через северный залив озера Цимлянское в начале 80-х гг. XX в., когда чистили озеро и укрепляли плотину. Теперь от моста остались только стальные пилоны.

В конце 90-х гг. XX в. у тюменской молодежи появилось хобби – прыгать на «растяжке» с ограждений вантового моста вниз. Вроде бы был даже тайный клуб прыгунов, где с желающих испытать острые ощущения брали плату. Оборудование никто толком не проверял, и в итоге в сентябре 1999 г. шестнадцатилетний ученик школы № 7, совершая прыжок, разбился насмерть. После этого случая смертельный «номер» запретили.

Ко Дню города в июле 2003 г. подвесной мост назвали мостом Влюблённых по предложению сотрудников радиокомпании «Радио-7». Перила моста и пешеходная часть моста постоянно исписана признанием в любви, поздравлениями по случаю свадьбы. Не успевают подошвы пешеходов стереть одни надписи, как появляются другие. И так – круглый год... Жизнь идет, и одно поколение влюблённых сменяется другим...

В 2005 г. у тюменских молодоженов появился еще один обряд: они в избранном месте на ограждение моста вешают заранее приготовленный висячий замок, замыкают его, а ключ бросают в реку в знак вечности брачного союза. За пару лет на мост повесили более тысячи замков: больших и малых, обычных и специально никелированных с именами новобрачных и датой заключения брака. На середине моста замки висят целыми гроздями.


САМЫЙ ШИРОКИЙ МОСТ НА ТУРЕ

В 1979 г. началось строительство жилых домов «на песках» в Заречье, шла застройка на ул. Ватутина. Двух мостов через Туру уже было мало, и по ходатайству местных властей в 1984 г. Москва дала «добро» на строительство ещё одного моста. Он должен был стать самым широким из тюменских мостов – целых 30 м. Предполагалось, что будет построена трамвайная линия из правобережной части Тюмени в левобережную по новому мосту.

Весь мостовой переход должен был состоять из трех частей: путепровод через ул. Госпаровскую с правого берега Туры длиной 59,8 м, сам мост через Туру длиной 369,6 м и мост через край оз. Алебашева под Парфеново длиной 77,8 м. Мост планировали построить к 1987 г.

Мостовой переход начали строить в январе 1983 г. с моста через оз. Алебашево под левым берегом Туры у бывшей д. Парфеново. К 1985 г. стройку закончили.

К октябрю 1988 г. соединили пролетами берега Туры, в феврале 1989 г. на мосту начали укладывать дорожный настил, а потом стройка застопорилась. В ноябре 1990 г. областная газета «Тюменская правда» писала, что в проекте моста обнаружились ошибки: «провисание центрального пролета на 46 см, перегружен верхний пояс на 22%, допущены ошибки при расчетах опорных частей. Из-за ошибки в расчетах нужно заменить 66 плит в проезжей части, каждая по 20 тонн... Кроме того, предстоит поднять опоры на 70 и 50 см»...

Проектировали мост в Москве: Гипрокоммундор проектировал опоры, институт ЦНИИ проектстальконструкция – пролетное строение. Экспертизу проводил Госстрой... и такой конфуз. В соответствии с пословицей – у семи нянек всегда что-либо с дитятей случится...

Все эти ошибки пришлось строителям устранять на месте, и 16 октября 1991 г. они сдали в эксплуатацию половину моста через Туру (южную часть), по мосту пошел транспорт в Заречье... Одновременно принят мост через оз. Алебашево и путепровод через ул. Госпаровскую. Последняя грандиозная стройка социализма в Тюмени была исполнена наполовину.

Вторую половину «социалистического моста» молодой российский капитализм никак не мог осилить: не было главного – денег, к тому же они меняли свою номинацию, чуть ли не ежегодно. Только в июле 1998 г. возобновились строительные работы по мосту, а 20 октября 1999 г. при торжественном съезде городского и областного начальства, наконец, разрезали традиционную «красную ленточку» и по второй половине моста пошел транспорт. Мост сдали!.. В общей сложности строили его 16 лет!

Я слышал однажды в автобусе разговор двух женщин о мосте. Одна другой говорила, что в год начала строительства моста она родила сына, и к концу стройки он почти дорос до призывного в армию возраста.

Однако мост оказался несколько крутоват, и в зимний гололед легковые автомобили не всегда могут преодолеть его, возникают «пробки». При прокладке подходов с правого берега от ул. Профсоюзной вырубили значительную часть известного в городе природно-исторического памятника – Загородного сада, посаженного еще в середине XIX в.


ВОРОНИНСКИЙ МОСТ

В 1979 г. начали строить кольцевую (объездную) дорогу вокруг Тюмени, чтобы транзитный транспорт пустить в объезд города. В проекте запланировали строительство моста через Туру вблизи деревни Воронино. На этот раз отказались от услуг московских спецов, и проект сделали инженеры известного в Тюмени «Главтрубопроводстроя» и на его средства. 28 июня 1990 г. мост длиной 283 метра, шириной 11,5 метра, в том числе проезжей части 10 метров, грузоподъемностью 80 тонн был сдан.

Однако и здесь не обошлось без накладок. На мосту вместо легкого асфальтового покрытия уложили железобетонные плиты, которые тяжелее допустимого. Конструкция перегружена и вся дрожит, когда по ней проезжают грузовые автомобили.

В начале 2001 г. мост закрыли на ремонт. Заменили около трех десятков болтовых соединений, провели сварные работы... Мне рассказывали, что воронинский мост строили под видом совершенно другого объекта, как это было весьма распространено при социализме. Например, на строительство дома культуры Москва денег не давала, а на теплый склад или гараж – пожалуйста. Строят Дом культуры, а по отчетам и на балансе он числится как склад. Так и с воронинским мостом. По отчетам Запсибгазпрома, на балансе которого он числится, его нет.

Осенью 2005 г. в связи с реконструкцией объездной дороги начали строить рядом второй мост, после окончания стройки будет реконструирован старый мост. Зимой 2006–2007 гг. уложили настил моста.


МОСТ ПО УЛ. ЩЕРБАКОВА

Улица Щербакова проложена по построенной в 1911 г. Парфеновской дамбе. На ней было три деревянных балочных моста. В 1965 г. улицу, тогда еще Мостовую, реконструировали и через протоку под левым коренным берегом Туры ул. Парфеновой построили железобетонный автомобильный мост длиной 185,5 метра, по которому в сутки пробегает до 18 тысяч автомобилей. Мост требует реконструкции.

В те годы еще не планировалась намывка песка и строительство Заречных микрорайонов, поэтому широкий мост мог пропустить через пойму в весеннее половодье столько же воды, сколько и основное русло Туры. Таким путем устранялся весенний подъем воды возле ул. Щербакова, которая перегораживала пойму как дамба. Однако строительство подъездов к совмещенному мосту в 1967 г., а потом к мосту в створе ул. Профсоюзной в 1983–1987 гг. нарушило движение паводковых вод по пойме Туры. Строительство Заречных микрорайонов сделало пойму незатопляемой, что вызывает ежегодное весеннее беспокойство властей и жителей Заречья: зальет эту территорию или беда пройдет мимо?


САМЫЙ-САМЫЙ МОСТ

27 марта 2001 г. в Тюмени закончили строительство последнего моста, который соединил второй Заречный микрорайон и Парфеново, протянувшись над озером Парфеновским. Прежде там находился деревянный шаткий мостик, его ежегодно заливало половодьем.

Построенный за две недели, он обошелся городу всего в 200 тысяч рублей. Этот мост самый дешевый, самый скоростройный и самый узкий – ширина всего один метр, длина 105 метров. Понятно, что мост пешеходный, да еще на велосипеде по нему можно проехать. Мост металлический, сварной, только настил деревянный. Сооружен при активном содействии депутата городской Думы В. В. Михайлова, генерального директора фирмы «Дина».


ПЕРВЫЕ ПУТЕПРОВОДЫ

Мы уже обсуждали сходство и различие между мостами и путепроводами. Первые путепроводы в Тюмени строили и теперь строят преимущественно через железную дорогу, разделившую город почти пополам.

Старожилы Тюмени рассказывают, что когда-то, возможно, еще до революции 1917 г., был деревянный пешеходный путепровод через железную дорогу возле Загородного сада. Видимо, это было первое сооружение такого типа в Тюмени.

Второй путепровод устроили в конце 50-х гг. XX в. через железную дорогу Тюмень – Омск неподалеку от пос. Боровский. По путепроводу проложили узкоколейную железную дорогу для доставки торфа на современную ТЭЦ–1. Узкоколейка тянулась вдоль Ялуторовского тракта и сворачивала к ТЭЦ у завода БКУ, где теперь проходит ширококолейная железная дорога к Туре. Путепровод был неширокий, сложен из кирпича. Разобрали его в начале 1970-х гг., когда перестали возить торф с Боровского болота.

Третий путепровод закончили строить в 1960 г. через железную дорогу Тюмень – Омск в конце ул. Мориса Тореза (тогда Колымской). Железная дорога расширилась, добавилось количество путей, по ним был переезд городского транспорта. Приходилось долго ждать, когда маневровые паровозы освободят проезд, случались аварии. Городские власти добились в Москве разрешения на постройку путепровода. Мостопоезд № 464 выполнил эту работу.

Путепровод в конце ул. Мориса Тореза – первый, сооруженный из железобетона, длина его 67,7 метра. Степень износа определена еще в середине 1990-х гг. – 99 процентов, он требует полной реконструкции. На одном проценте сохранности старейший из путепроводов Тюмени пропускает в сутки почти 24 тысячи автомобилей, больше, чем любой другой мост или путепровод Тюмени.

После строительства этого путепровода в течение 15 лет в Тюмени построены лишь пешеходные через железную дорогу у вокзала, депо, в конце ул. Холодильной, на станции Войновка.


СТРОЯТСЯ НОВЫЕ ПУТЕПРОВОДЫ

В начале 70-х годов XX в. начали строить жилые кварталы на юго-восточной окраине Тюмени, за железной дорогой. Заселили дома в 3-м, позже во 2-м и 1-м микрорайонах. Новоселам нелегко было добираться до дома через железную дорогу, по которой густо шли поезда. Возникла острая необходимость строить автодорогу и путепровод для нее через Транссибирскую железнодорожную магистраль. Строительство начали в 1976 г., а движение открыли 5 ноября 1979 г. Накануне празднования Октябрьской революции в микрорайоны пошли автобусы № 17 и 25. Сооружен путепровод из железобетона, длина его 465,1 метра, в сутки пропускает более 22,5 тыс. автомобилей.

В октябре 1979 г. закончилось строительство путепровода по ул. Республики у завода «Электрон», где течет речка Ключи (Змейка). Строили его около двух лет, длина – 40 метров. В декабре 1979 г. приступили к сооружению железобетонного путепровода через ул. Республики, чтобы соединить обе части ул. Пермякова. 9 августа 1980 г. путепровод сдали в эксплуатацию. Длина его 77,8 метра, в сутки пропускает более 20 тыс. автомобилей.

1 октября 1980 г. закончили строительство путепровода через железную дорогу на Объездной автодороге вблизи д. Плехановой и назвали его «Западный». Он тоже железобетонный, длиной 78,9 метра, пропускная способность – более 15 тысяч автомобилей в сутки. 12 декабря 1980 г. закончили трехмесячную стройку – новый пешеходный путепровод у железнодорожного вокзала через пути на ул. Калинина. Он стал шире, подходы к нему более удобные.

Таким образом, с 1976 по 1980 год в Тюмени построено четыре городских путепровода. Это создало лучшие условия для движения городского транспорта, укрепило связь между отдельными частями города, сделало их ближе, доступнее.


ПУТЕПРОВОД ИМЕНИ...

Не знаю, есть ли ещё такие города в России, но в Тюмени строительство дорог, мостов, путепроводов стало делом политическим. Как только приближаются выборы мэра, губернатора, членов областной и городской Дум, так кандидаты на эти выборные должности наперегонки обещают улучшить дорожное движение в Тюмени и построить для этого что-нибудь.

В 1996 г. тюменцам предстояло в первый раз избрать главу города. Один из кандидатов – С.М. Киричук (он тогда был назначенным, а не избранным главой администрации города) – пообещал построить давным-давно запланированный путепровод через железную дорогу на ул. Мельникайте, соединить с центром города микрорайоны 4-й, 5-й и 6-й. После 15-летнего перерыва, летом 1996 г., вплотную приступили к строительству. Курировал стройку уже избранный главой города Степан Михайлович.

Стройка шла туго: то не было денег, то подводили смежники – с задержкой поставляли материалы и строительные заготовки. Тем не менее, путепровод длиной 314 и шириной 18 метров построили достаточно быстро – за два с половиной года, и 12 ноября 1998 г. при торжественном собрании властей, строителей, представителей СМИ на мосту разрезали красную ленточку и пустили по нему автотранспорт. Стальные конструкции поставлял «Курганстальмост».

Путепровод вполне заслуживает присвоения ему имени Степана Михайловича Киричука. Может быть, благодарные потомки вспомнят когда-либо о первом избранном главе города и назовут его именем путепровод в створе ул. Мельникайте.


ПРОЕКТЫ? ПРОЖЕКТЫ?..

Запланирован путепровод через железную дорогу в конце ул. Мориса Тореза. В этом месте уже есть путепровод, построенный в 1960 г. Однако он устарел, здесь часто возникают автомобильные пробки, аварии. Его называют Горбатым мостом по аналогии с мостом в Москве.

По одному из проектов предлагалось построить новый путепровод с выходом на одну из улиц Крестьянских мест, но он не нашел поддержки. Теперь строится эстакадный путепровод на 70 метров ближе к железнодорожному вокзалу от существующего, чтобы ул. Мориса Тореза напрямую соединить с Червишевским трактом и ликвидировать существующий изгиб улиц. Эстакадный путепровод будет иметь длину 640 метров. Начнется он вблизи ул. Запольной. В том месте, где сходятся ул. Запольная, Мориса Тореза и 50 лет ВЛКСМ, планируется создать дорожную развязку в двух уровнях типа «клеверный лист». Путепровод рассчитан на четырехполосное движение шириной 30 метров, с двусторонними тротуарами. В июне 2005 г. стройка началась и к весне 2006 г. путепровод приобрел в целом свои формы. Его планируют построить к 2008 г.

Проект разработан московской организацией «Гипрокоммундортранс». Кроме постройки эстакадного путепровода, планируется реконструкция уличной сети на подходах к путепроводу, общей протяженностью 2 километра 400 метров, от ул. Республики до ул. Зои Космодемьянской. Это грандиозное сооружение коренным образом изменит дорожную ситуацию в центре Тюмени, позволит беспрепятственно пропускать автомобили с Червишевского и Московского трактов на левобережье Туры.

По генплану застройки Тюмени 2006 г. планируется построить три моста через р. Туру, в первую очередь у жилого массива «Тура», три путепровода через железную дорогу, в том числе с ул. Монтажников на ул. Новаторов, чтобы пустить транспорт с ул. Широтной и 30 лет Победы на Тобольский тракт мимо д. Букиной. Все это планируется соорудить до 2040 г., когда в Тюмени будет жить один миллион человек. В Тюмени уже в 2005 г. горожане имели 125 тыс. легковых автомобилей. Пропустить такую ораву «железных коней» по улицам города весьма проблематично уже теперь, а ежегодно покупают ещё по 3 тысячи автомобилей.


КТО ВСЕ ЭТО СТРОИЛ?

С 1956 г. строительством мостов и путепроводов занималось предприятие, называющееся теперь «Территориальная фирма «Мостоотряд-36».

25 мая 1949 г. в Ростове-на-Дону приказом по Министерству путей сообщения создали мостостроительный поезд № 464. В 1954 г. поезд передали в Министерство транспортного строительства СССР, он стал называться «мостостроительным передвижным». Строил мосты в Ростове, на Кавказе, в Воронежской и Пермской областях, Башкирии, на Урале... В 1959 г. поезд обосновался в пос. Винзили под Тюменью, в 1972 г. он стал называться «Мостостроительный отряд № 36», а в 1976 г. вошел в состав вновь созданного «Мостостроя-11». В связи с изменением формы собственности в 1992 г. «Мостострой-11» стал акционерным обществом открытого типа, а «Мостоотряд-36» – территориальной фирмой.

Первое сооружение, построенное тогда еще мостопоездом № 464 в Тюмени, – путепровод через железную дорогу в конце ул. Мориса Тореза (тогда Колымской), а потом были все остальные мосты и путепроводы в Тюмени и многие в области, от южной границы до Полярного круга. Вначале мостопоезд–464 в Тюмени возглавил А.Г. Илларионов, потом – С. Гусев. С 1989 г. «Мостоотряд-36» возглавляет опытный мостостроитель Н.А. Руссу.

Построенные мосты требуют постоянного присмотра и ремонта. Занимается этим созданный 20 января 1987 г. городской трест по строительству и ремонту мостов «Тюменьгормост». В соответствии с «Правилами эксплуатации городских мостовых сооружений» инженеры регулярно осматривают мосты и путепроводы, выявляют дефекты, а рабочие производят необходимые работы. Мосты и путепроводы – несомненные долгожители среди других городских сооружений.


ПУТЕПРОВОДЫ НА ОБЪЕЗДНОЙ ДОРОГЕ

В 1978 г. начали строить объездную дорогу вокруг Тюмени от третьего микрорайона в сторону Червишевского тракта и в месте их пересечения устроили кольцевидный перекресток. По мере строительства дороги такие перекрестки построили на Московском тракте и Рощинском шоссе.

Однако интенсивность движения автотранспорта все возрастала, и пропускная способность кольцевых «дорожных развязок» исчерпала себя. Было решено заменить их двухуровневыми перекрестками-путепроводами. Первый начали строить в 2003 г. на Червишевском тракте и осенью 2005 г. по нему началось движение, хотя ещё не все достроено.

Осенью 2004 г. на пересечении Объездной дороги с Салаирским трактом построили небольшой путепровод со сложной системой его пересечения. В конце лета этого же года начали строить путепровод на Рощинском кольце и закончили осенью 2006 г. Следующий путепровод будет сооружён на Московском тракте. Осенью 2005 г. началось строительство путепровода также на Объездной дороге в том месте, где она пересекает дорогу в пос. Березняки, и пойдет в объезд д. Казаровой к Велижанскому тракту и далее – к Тобольскому, чтобы замкнуть объездную дорогу вокруг Тюмени...






XVIII век. Мост вровень с берегами




БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ И НИКОЛЬСКИЙ ВЗВОЗЫ



НАЗВАНИЯ БЫЛИ, ПОЗАБЫЛИСЬ

Теперь нет таких названий в списке топонимов Тюмени, но они были в XIX – начале XX веков. Возможно, некоторые тюменцы слышали эти названия от своих родителей и знают, где находятся взвозы. В третьем томе «Окрика памяти» почетный гражданин Тюмени профессор В.Е. Копылов поместил список старых и новых названий тюменских улиц, составленный в 1952 г. известным в свое время краеведом Тюмени Прокопием Захаровичем Засекиным (1906–1990), однако и там, в обширном списке, этих названий нет. Я полагаю, что это досадное упущение. Уж П. 3. Засекин, несомненно, знал их.

Эти названия забылись в пылу многолетней борьбы атеистов с церковью. Их перестали употреблять, потому что исчезли Благовещенская и Никольская церкви, в честь которых взвозы назывались. Когда теперь вы, уважаемые читатели, едете или идете от краеведческого музея в Затюменку, к архитектурно-строительному университету, знайте, что вы спускаетесь по Благовещенскому взвозу, а поднимаетесь – по Никольскому.


ЧТО ТАКОЕ ВЗВОЗ?

В «Толковом словаре русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой (1999) этого слова почему-то нет, хотя, по моим наблюдениям, оно известно во многих местах России, но используется не так часто, как слово с противоположным смыслом – спуск, которое в словаре есть. В Москве прижилось слово спуск. Например, есть Васильевский спуск к Москве-реке возле Кремля. В Тюмени такие же места называли взвозами. Кроме Благовещенского и Никольского, благополучно пока существует Масловский взвоз, по которому взвозили товары от пристаней к железнодорожной станции Тура на правый коренной берег Туры вблизи пересечения современных улиц 25-го Октября и Орджоникидзе. Правда, его одно время тоже переименовывали в Элеваторный взвоз, но теперь и на картах Тюмени указывают именно Масловский взвоз.

Взвоз – это место, по которому что-либо поднимают на возу вверх. На тюменских взвозах «взвозили» всякую всячину, поскольку по этому месту проходил тракт: до Ямской слободы (Затюменки) с запада шел Ирбитский тракт, а дальше, по современной улице Республики, уже тракт Сибирский. По трактам двигались бесконечные обозы со всевозможными грузами из России в Сибирь и обратно.

Взвозы появились на овраге, по которому течет речка Тюменка, вероятно, на рубеже ХVI-ХVII вв., когда к Тюмени построили тракт из европейской части России через Верхотурье – продолжение Бабиновской дороги на Урале.

Сведений о строительстве первого моста через Тюменку и устройстве взвозов мне не встречалось ни в книгах о Тюмени, ни в архивных документах. Однако, по-моему, они уже были к тому времени, когда в Затюменку выселили первых ямщиков из Тюменской крепости, это произошло в 1605 г. Крутые берега оврага казаки и стрельцы срыли, сбросили вниз, а над водой построили мост. Получились довольно крутые взвозы.

Взвозы назвали по ближним церквям. По-моему, название Благовещенский взвоз старше, оно могло появиться в самые первые годы XVIII в., когда освятили еще недостроенный Благовещенский храм (1704 г.). Никольский взвоз, видимо, получил название только после 1791 г., когда построили и освятили Никольский храм.


МОСТ ВРОВЕНЬ С БЕРЕГАМИ

Тюменские крутые взвозы были серьезным препятствием на пути из Ямской слободы (Затюменки) в город и обратно. На спусках необходимо было затормозить задние колеса телег, сунув в них крепкие палки, чтобы телеги не напирали на лошадей, не сломали оглобли, не покалечили лошадей, не порвали сбрую. Еще труднее было спустить вниз и втащить наверх сани с грузом по свежему накату. Над проблемой взвозов, несомненно, думали власти Тюмени, возможно, подключились и столичные инженеры. В результате в 1728 г. построили мост вровень с крутыми и высокими берегами Тюменки, опасные взвозы исчезли.

Мост даже по нынешним представлениям являл собой грандиозное творение инженерной мысли. Построили его не на сваях, а на городнях или ряжах – колодцеобразных срубах из бревен. Срубы представляли собой сплошную стену и поднимались с самого дна оврага. Поверх уложили из досок проезжий настил. Сведений об авторах и самом строительстве в анналах тюменской истории не сохранилось.

На первом дошедшем до нас плане Тюмени конца XVII в. есть дорисовка – более позднее изображение моста с надписью: «мост через Тюменку речку в длину ОЗ саженей, поперек ширина Д сажени, вышина моста от воды И саженей». В те годы цифры обозначались буквами старославянской азбуки: ОЗ означало – 76, Д – 4, И – 10. Значит, мост имел в длину 76 саженей (162 метра), в ширину 4 сажени (8,5 м), находился над водой на высоте 10 саженей (21 м). Сажень равна – 2,13 м.

На гравюре Н.А. Саблина, сделанной в 1770 г. в Санкт-Петербурге по рисунку художника И.В. Люрсениуса, участника Великой Северной экспедиции, посетившего Тюмень в 1742 г., хорошо виден тюменский мост, городни и пропуски для воды из Тюменки в Туру и обратно, что ежегодно происходит в половодье. Гравюра Н.А. Саблина сделана для альбома «Собрание российских и сибирских городов XVIII века».

Первый историк Сибири Г. Ф. Миллер бывал в Тюмени и записал: «Город стоит по правую сторону реки Туры, берег которой нарочито высок и крут, однако по верху ровен и плоек, а вышина берега от воды реки Туры будет на десять сажен. Редко какое место красотой сему подобно. Земля чрезвычайно плодородна. Напротив того левый берег низок и весьма лесист». Г. Ф. Миллер первый раз проезжал через Тюмень в 1733 г., в 1740 г. он несколько месяцев жил в Тюмени. Мост в те годы был в отличном состоянии, Миллер его видел, но описания не оставил. Сколько лет мост служил тюменцам и проезжим купцам – неизвестно, и когда разобрали – тоже. В документах встречается запись, что в 1764 г. выбран от купечества Тюмени купец 1-й гильдии Маслов Лука Иванович (1723–1788) для подрядных работ на мосту через речку Тюменку. В чем заключалась его работа – не уточнялось. Это был один из самых состоятельных тюменских купцов второй половины XVIII в. С 1768 г. он занимался кожевенным, салотопенным и мыльным производствами. Сын его, Степан Лукич, в 1794–1797 гг. служил городским головой Тюмени.

В конце концов, мост состарился, его разобрали и больше в прежнем виде не воспроизводили. Опять появились тюменские взвозы с 70-х гг. XVIII в.


НАПЛАВНОЙ МОСТ

В 1796 г. на р. Туре построили наплавной мост возле устья речки Тюменки. Иногда его постройку связывают с именем тюменского купца Конушина, в начале XIX в. переписавшегося в мещанина. Он имел в Тюмени кожевенное, салотопенное и клееварное производство, причем клеем торговал с Францией. Через 10 лет после постройки моста Конушин судился с городскими властями, утверждая, что построил мост на свои деньги и должен получить право на сбор денег с проезжающих по мосту в возмещение убытков. Городская Дума утверждала, что Конушин ни при чем, что мост построен на добровольные взносы тюменских купцов и мещан. Не помогла Конушину и просьба, поданная проезжавшему через Тюмень генерал-губернатору Западной Сибири И. Б. Пестелю. В делах Тюменской Думы не нашлось документов, подтверждающих причастность Конушина к постройке первого на Туре наплавного моста (подробную историю наплавного моста написал тюменский краевед С.Н. Кубочкин в изданной в 2002 г. книге «Тычковка, Сараи, Потаскуй»).

Для подъезда к мосту со стороны Благовещенского взвоза устроили пологий спуск с деревянным ограждением. На фотографиях и открытках, относящихся к концу XIX – началу XX вв. и часто публикуемых в книгах о Тюмени, можно увидеть, как все это было устроено. В средней части моста часть пролета в установленное время убирали для прохода речных судов и плотов со строевым и дровяным лесом по Туре. Существовал наплавной мост до 1927 г., когда, наконец, построили постоянный деревянный мост, хотя речь о его постройке велась с конца XIX в.

За взвозами приходилось регулярно ухаживать, чтобы весенние и дождевые воды не промыли в рыхлых тюменских грунтах новые овраги. Мост через Тюменку тоже не раз ремонтировали. В конце XIX в. его поставили на кирпичные опоры по проекту и под присмотром инженера Александра Филимоновича Колмогорова. Опоры под мостом стоят и теперь, хотя мост при последнем ремонте з 90-х гг. XX в. сделан однопролетным и на колмогоровские опоры не опирается, так как устроен несколько выше их уровня.

Когда в Тюмени в начале 70-х гг. XX в. проектировали троллейбусную линию в Затюменку, решили пустить ее через Большое Городище и насыпать там земляной мост. Это было проще, чем устраивать мост через р. Тюменку вровень с берегами оврага, как это было в первой половине XVIII в., чтобы троллейбус мог преодолеть овраг.


ДЕРЕВЯННЫЙ МОСТ ЧЕРЕЗ ТУРУ

Построили его в 1925–1927 гг. тюменские плотники по проекту местных инженеров на народные деньги. Ездили и ходили по нему бесплатно. Въезд на мост с правого берега (городского) был на уровне моста через Тюменку, так что никакого затруднения для транспорта не было. На левом берегу пришлось приподнять начало улицы тогда Мостовой (Щербакова), чтобы был удобный въезд. Там до сих пор на берегу сохранился остаток старой насыпи.

Ближние паромные перевозы через Туру сняли, и в Тюмени получился удобный пункт проезда обозов, идущих в Нижнюю Тавду и Тобольск. Роль Тюмени как транспортного узла существенно выросла.

Мост служил верой и правдой городу до лета 1982 г. В прекрасное утро 8 июля, примерно в 10 часов, центральный пролет моста сорвался сразу с четырех угловых опорных точек и плашмя упал в воду. К весне 1983 г. мост разобрали, и сохранился он только на старых фотографиях да в памяти еще не старых горожан. На Туре стало пустынно.


«НОВАЯ СИБИРЬ»

В конце лета 1995 г. на Туре, чуть ниже устья р. Тюменки, поставили переделанный из земснаряда плавучий ресторан «Новая Сибирь». К тому времени с правой стороны взвозов проложили толстые трубы магистрального теплопровода от ТЭЦ-1 в Затюменку. Для подъезда и подхода к «Новой Сибири» сделали крутой взвоз-спуск, покрыли его асфальтом. Корабль стоял до весны 2003 г., когда его увели на ремонт. Остался небольшой причал, к которому летом пристает прогулочный теплоход, чтобы взять на борт и высадить пассажиров после вечерней прогулки по Туре до Воронинского моста и обратно, или до Верхнего Бора.


СОВРЕМЕННОСТЬ

Ныне Никольский и Благовещенский взвозы уже не такие крутые, как прежде. При последнем ремонте приподняли настил моста через р. Тюменку, подсыпали щебня на проезжую часть, и взвозы стали более пологими. Над спуском к стоянке «Новой Сибири» трубы изгибаются вверх аркой. Под мостом шумит и парит, пуская белые клубы пара, не замерзающая даже в сильные морозы речка Тюменка, в которой вместо воды течет и дурно воняет некий химический раствор.

Слева на склонах берега, у дороги, работники Зеленстроя устраивают летом клумбы с узорами из цветов.

Вид на Никольский взвоз более красив, благодаря концентрации старинных зданий на одном месте. Фотографии с видом на взвоз очень популярны: в газетах и книгах о Тюмени обычно их и публикуют. Вид на Благовещенский взвоз беден и невзрачен. Шпиль обелиска Победы торчит один справа, без уравновешивающей вертикали слева. Здесь к месту было бы тоже что-либо высокое и стройное. Просто не хватает Благовещенской церкви.

Можно было бы вернуть исторические названия взвозам, поставить надписи для осведомления горожан и гостей города. Жилых домов на взвозах нет, так что о перемене адресов забот не будет.


МОСТ РОБИНЗОНА КРУЗО

Весной 2004 г. тюменский журналист В.В. Полищук предлагал назвать мост через р. Тюменку между Благовещенским и Никольским взвозами мостом Робинзона Крузо в качестве приманки для будущих туристов, которые по пути в Тобольск и обратно захотят осмотреть и Тюмень.

Те, кто, несмотря на горячую любовь к современному «богу» – телевизору, ещё не разучился читать, наверное, помнят героя романа английского писателя Даниеля Дефо моряка-отшельника Робинзона Крузо, почти 30 лет прожившего на необитаемом острове. В одном из последующих путешествий Крузо проехал по Сибири с востока на запад, жил в Тобольске и по пути в Москву, возможно, был в Тюмени в начале XVIII в. В.В. Полищук убеждал общественность города, что Крузо в самом деле был в Тюмени, и поэтому есть все основания к названию моста его именем.

Однако совет по топонимике г. Тюмени не рассматривал предложение В.В. Полищука, восприняв его за курьез, а потом вдруг появилась дощечка с надписью – «Никольский мост».






Тюменский мыс. Благовещенский взвоз




НИКОЛЬСКАЯ ПЛОЩАДЬ



ИНИЦИАТИВА ИГУМЕНА ТИХОНА

21 апреля 1997 года наместник Свято-Троицкого монастыря игумен Тихон обратился с письмом к главе Тюмени С.М. Киричуку: «С чувством глубокой благодарности восприняли верующие и большинство жителей Тюмени возврат комплекса зданий и сооружений Свято-Троицкого монастыря его прежнему владельцу – Тобольско-Тюменской епархии...

Восстанавливаемый Свято-Троицкий комплекс, куда входит действующий Крестовоздвиженский храм, расположен на улицах Коммунистической и Луначарского (бывшие Монастырская и Никольская)... Учитывая, что восстановление названий указанных улиц вызовет дополнительные затраты, предлагаю ныне безымянную площадь перед Крестовоздвиженским храмом и строительной академией назвать Никольской площадью...».

В июле 1997 г. отцу Тихону ответили из администрации, что городская Дума приняла Положение о городском совете по топонимике, который будет заниматься вопросами наименования и переименования улиц и площадей. 25 ноября 1997 г. совет по топонимике был создан. На первом его заседании, состоявшемся 21 января 1998 г., предложение игумена Тихона рассмотрели, но окончательное решение назвать площадь Никольской принято только 7 апреля 2000 г. Вскоре глава города С.М. Киричук подписал решение о присвоении площади названия – Никольская.


ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Никольская площадь – это четверть гектара асфальта, с востока ограниченного рекой Турой, с северо-востока – остатками Дунькина сада, с севера и запада – зданиями тогда архитектурно-строительной академии, Крестовоздвиженского храма и Сибэкономбанка. От площади начинаются улицы Республики, Коммунистическая и Луначарского. Это одно из красивейших мест исторической части Тюмени. В 1605 г. здесь началось строительство Ямской слободы, ставшей основой огромной части современного города – Затюменки.

В то время и начала формироваться Никольская площадь. Перед крутым спуском к мосту через речку Тюменку застройщики Ямской слободы оставили обширное свободное место. На первом сохранившемся плане Тюмени конца XVII в. нанесен кусочек Затюменки и уже видна будущая площадь. В XVII–XVIII вв. ее окружали дома ямщиков, постоялые дворы и две часовни.


КРЕСТОВОЗДВИЖЕНСКИЙ ХРАМ

На самом высоком месте Затюменки первую деревянную церковь построили в 40-х гг. XVIII в., имела она один престол в честь Вознесения. В 1774 г. церковь сгорела, а через год каменщики под присмотром священника Якова Порышева начали строить кирпичный храм. Он назывался также Вознесенским и имел придел в честь святого Николая. Придел построен и освящен в 1777 г., он использовался в качестве теплой зимней церкви. В 1791 г. храм достроили и в 1792 г. освятили под названием Воскресенского, хотя в народе его называли Никольским по названию придела. Никольским взвозом называли и подъем от моста через речку Тюменку к храму.

В ноябре 1845 г. по ходатайству церковного старосты купца Пластунова и с согласия причта Воскресенскую церковь переименовали в Крестовоздвиженскую. В XIX в. храм несколько раз реконструировали. Служба в нем отправлялась до конца 1929 г. Через год разобрали колокольню, убрали с основного храма главу с крестом и окружавшие четыре малых главки. Оставшуюся часть храма покрыли железом и передали сельхозтехникуму под механические мастерские. В последующем здесь находился гараж, автоклуб. Внутреннюю часть церкви разделили на два этажа...

В 1993 г. оставшиеся руины Крестовоздвиженского храма власти передали Тобольско-Тюменской епархии. В 1995 г. настоятелем храма назначили игумена Тихона. Под его руководством храм очистили от перегородок и бетонного пола трудами добровольной бригады верующих, а затем восстановили в прежнем виде по фотографиям и сохранившимся строительным документам. Летом 1998 г. возвели колокольню. 31 августа 1998 г. приехавший в Тюмень патриарх Московский и Всея Руси Алексий II освятил торжественно открытый Крестовоздвиженский храм. При нем действуют два учебных заведения: первое в Сибири духовное училище, открытое 1 декабря 1997 г., и православная гимназия на два класса, открытая 1 сентября 1998 г. Для них построено специальное здание во дворе церкви.

Крестовоздвиженский (Никольский) храм считается памятником архитектуры XVIII в. и охраняется государством, о чем свидетельствует доска у входа.


КТО ТАКОЙ СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ?

Наши современники, воспитанные на атеизме и жутком коктейле из суеверий и иноземных новозаимствованных верований, конечно же, не знают кто такой Николай, в честь которого назван придел в Крестовоздвиженском храме и площадь.

Считается, что Святитель Николай (его еще называют Чудотворцем, Угодником Божиим) – историческая личность. Родился он около 280 г. н. э., умер в 351 г. в г. Патары в Малой Азии. Еще при жизни он прославился тем, что мог управлять воздушной и водной стихиями. Спасал гибнущих на водах, укрощал бури и штормы, утешал несчастных, избавлял от нищеты. Через 700 лет его нетленные мощи перенесли в Италию, в г. Бари.

В православном календаре есть два очень почитаемых праздника в честь святителя: 22 мая н. ст. – Никола Вешний и 19 декабря н. ст. – Никола Зимний. В России Николай Чудотворец – очень почитаемый святой, его даже называют заступником и покровителем русского народа, защитником лошадей от разных напастей.

В честь Николая Чудотворца названо много храмов, например – в д. Утёшевой и с. Кулакове под Тюменью. В большой чести у верующих иконы с ликом Николая. О днях Николы Вешнего и Зимнего крестьяне сложили много пословиц, поговорок, примет о погоде, присказок, что указывает на популярность Святителя Николы в народе.


Архитектурно-строительный университет

До постройки железной дороги Затюменка была главной станцией Тюмени. Здесь было очень много постоялых дворов, а в конце XIX в. на самом видном месте купец Железное выстроил двухэтажную кирпичную гостиницу.

В 1900 г. купцы Колокольниковы объявили в городской Думе, что намерены открыть в Тюмени коммерческое училище. Они купили гостиницу Железнова, чаеразвесочное предприятие Кузнецова и на их месте в 1913–1914 г. построили здание училища.

Директор училища Виктор Иванович Колокольников в 1912 г. пытался получить копии планов Коммерческих училищ в Казани, Самаре, Саратове, Нижнем Новгороде, но ему отказали везде под разными предлогами. Тогда Колокольниковы обратились в Москву, и там известный архитектор Иван Иванович Рерберг (1869–1932) изготовил проект здания в 1912–1913 г. Даже когда здание начали строить, по ходу дела проект уточняли.

В Тюмени почему-то связывают здание бывшего коммерческого училища с именем архитектора В.И. Олтаржевского, но это мнение ошибочно. Распространена легенда, будто проект получил Золотую медаль на выставке в Париже в 1900 или 1903 гг., однако этого быть не могло: в эти годы Олтаржевский ещё был начинающим студентом и не мог создать такой проект. Это позже он стал знаменитым архитектором, по его проектам много чего построили в Москве, в том числе он работал главным архитектором зданий Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ), теперь – Выставочный центр.

В 1919 г. советская власть национализировала здание училища. В нем позднее располагались Дом советов и Тюменский окружной комитет ВКП(б). В 1930 г. здесь разместились сразу два высших учебных заведения – Уральский автодорожный институт, работавший до 1933 г., и агропедагогический, позже ставший просто педагогическим. В годы войны в здании находился госпиталь, а с 1944 г. сюда переехал из временных помещений областной комитет ВКП(б) и Совет депутатов трудящихся только что образованной Тюменской области. В 1956 г. здесь поселилась школа-интернат для детей-сирот, а в 1970 г. здание передали вновь организованному инженерно-строительному институту, который в середине 1990-х гг. получил статус академии, а 5 августа 2005 г. архитектурно-строительного университета. В городе его называют «строяк», выходит с таким названием университетская газета.


ДУНЬКИН САД

В 30–50 гг. XX в. в Тюмени был очень популярен, особенно у молодежи, Дунькин сад на крутой излучине Туры. Теперь от него остались лишь скрюченные клены за автобусной остановкой напротив университета. Сад был посажен давно. Он помечен на плане Тюмени 1766 г. и простирался почти до самого монастыря. На фотографиях конца XIX в. видно, что сад занимал только квартал между улицами Никольской и Ямской.


СИБЭКОНОМБАНК

К Никольской площади примыкает двухэтажное здание Сибэкономбанка. Банк обосновался здесь в 1997 г., после капитального ремонта дома, в котором много лет находилась детская инфекционная больница.

В начале XX в. дом принадлежал А. А. Матусевичу, коллежскому советнику, секретарю городской Думы. Помимо этого, он был председателем городского общества взаимного от огня страхования и казначеем уездного казначейства.

Такова Никольская площадь сегодня. Она стала первым топонимом религиозного звучания в Тюмени. Вторым стал летом 2006 г. Никольский мост через р. Тюменьку, куда спускается площадь, а третьим – сквер Святителя Филофея у входа в Свято-Троицкий монастырь. Название утверждено распоряжением главы города С. И. Сметанюка от 25 ноября 2006 г.






Никольская церковь, Никольская площадь




ЯМСКАЯ УЛИЦА


Ямская – одна из главных улиц Тюмени, основная улица Затюменки. Ее еще называют «гостевой», потому что по ней из аэропорта «Рощино» въезжают в город его гости.


ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

На доме № 2 установлена мемориальная доска с надписью: «Улица Ямская названа в память первой в Сибири Ямской слободы, основанной в 1605 г. ямщиками, переселенными из центральной части Тюмени».

К 1600 г. в Тюмени проложили проезжую дорогу – тракт из европейской части России через Соликамск, Верхотурье, Туринск и продолжили ее к Тобольску. По указу царя Бориса Годунова в 1601 г. организовали станцию (тогда говорили – ям). Русские слова «ям», «ямщик» произошли от тюркского «дзям» – «дорога».

Сначала ямщики жили в Тюменской крепости, но там и без них было тесно. По коллективной просьбе ямщиков в 1605 г. царь Борис разрешил им выселиться из города и образовать свою слободу. Строили сами – жилые дома, конюшни, амбары, бани, кузницы, дома для проезжающих, для смотрителя станции и канцелярии, а также прочие необходимые постройки.

В первые годы в Ямской слободе все было иначе, чем теперь. Четкая система улиц сформировалась здесь, как и в главной части Тюмени, только после 1767 г., в соответствии с первым генеральным (регулярным) планом застройки города. А Ямская улица получила свое название только в XIX в., однако она хорошо просматривается на всех старых планах города.

Со стороны России по Ямской был красивый въезд в Тюмень. Когда обозы от современного пансионата им. Оловянникова поднимались к ул. Полевой, самому высокому месту Затюменки, перед путешественниками открывалась широкая панорама Тюмени. Над низкими одноэтажными домами слободы поднимались к небу колокольни и главы церквей Спасо-Троицкого монастыря, справа – Благовещенской церкви, а позже, со второй половины XVIII в., – и других храмов. На наших истово верующих в Бога предков этот благолепный вид производил сильное впечатление. Мужчины снимали шапки, крестились на колокольни, благодарили Бога за благополучное прибытие в Тюмень.

До 1763 г. все дороги в Сибирь были запрещены, кроме этой, проложенной на рубеже XVI и XVII в. через Верхотурье в Тюмень. В разное время она называлась по-разному: Новой Сибирской дорогой, Туринским, Краснополянским, Ирбитским трактами. Никто не мог миновать Тюмень до указанной даты, да и после многие ездили этим путем, потому много знатного и незнатного народа попадало к нам по Ямской улице, где стояли постоялые дворы, заменявшие гостиницы.

Писатель Н.В. Шелгунов посетил Тюмень в 1869 г. Местные постоялые дворы поразили его: «Гостиниц в нем (городе _–_А.И._) нет, а есть постоялые дворы, не особенно щеголяющие даже чистотой. Тюменские постоялые дворы рассчитаны на людей неприхотливых и непривычных к удобствам. В них есть и мебель, есть и кровати, но на мебели сидеть мученье, а на кроватях спать невозможно – голые доски с клопами. С человека за помещение и еду берется рубль в сутки. За этот рубль путешественник получает два раза в день самовар, к нему сливки, хлеб и затем обед и ужин... Хотя тюменцы и выдают свои булки и сухари за хлеб, но это происходит часто по неведению...». И далее автор подробно рассказывает: «то, что в Тюмени зовется хлебом представляет собой вещество желтовато-серого цвета, весьма плотное, мягкое, но лишённое упругости и чрезвычайно тяжелое. Сколько можно судить об этом веществе наглядно… это должно быть или уксуснокислая, или сернокислая глина. Начиная от Тюмени… только в губернских городах – Тобольске, Томске... можно иметь за баснословную цену так называемый белый хлеб... Приготовления крупчатки (сорт чистой пшеничной муки _–_А.И._) народ не хочет знать, находя её невыгодной; а потому смолотая и непросеянная мука идет прямо на приготовление хлеба... Сибирский пшеничный хлеб имеет вкус чрезвычайно неприятный, и для человека, выросшего на хлебе европейском, кажется веществом совершенно несъедобным, которым можно питаться только в крайности».


ПЕРЕМЕНА НАПРАВЛЕНИЙ

Еще в начале XX в. Ямская улица заканчивалась у перекрестка с современной ул. Болотникова, а дальше поворачивала чуть вправо и направлялась в сторону современного пансионата им. Оловянникова по нынешней Барнаульской улице.

В конце 1920-х гг. на этой окраине Тюмени разместили обширные военные склады и городки и ул. Ямскую проложили между ними в сторону современного Дома обороны, где она разделилась: одна дорога уходила влево к железной дороге и возле нее – к вокзалу. Позже здесь сформировались ул. Белинского, Таврическая, Клары Цеткин. Другая дорога шла в сторону современной Авторемонтной. По нынешней ул. Бакинских комиссаров (тогда она была безымянной проезжей дорогой) выезжали на Туринский, или Ирбитский, тракт (теперь ул. Барнаульская).

Современная ул. Ямская окончательно сформировалась к началу 80-х гг. XX в. Ее можно условно разделить на три части: старую (от реки Туры до ул. Болотникова), новую (от ул. Болотникова до ул. Аккумуляторной) и лесную (от Аккумуляторной до Рощинского кольца).


СТАРАЯ ЯМСКАЯ

Улица начинается от крутого берега реки Туры, где по его краю проходит ул. Коммунистическая (до 1922 г. – Большая Монастырская), и по пологому косогору поднимается к ул. Полевой, по которой проходит граница старинной Ямской слободы.

Это самая старая часть улицы. Ширина ее сохранилась та же, что полагалась по первому генеральному плану застройки Тюмени. Здесь в основном деревянные дома, построенные во второй половине XIX в. Хоть и прочны были дома из сибирской сосны и лиственницы, но время превратило их в труху. Дома покосились, вросли по окна в землю, и только резные наличники свидетельствуют об их былой красоте и стати. Кирпичных домов тут единицы. Правда, состоятельные люди в последние годы XX в. обложили свои деревянные дома модным в Тюмени красным кирпичом, в результате дома выглядят дворцами.

Дома № 27 и 28 в этой части Ямской улицы занесены в список памятников деревянного и каменного зодчества второй половины XIX в. и подлежат охране как всенародное достояние.

В начале улицы по нечетной стороне высится здание бывшего коммерческого училища Колокольниковых – с 5 августа 2005 г. архитектурно-строительный университет. Рядом в 1980-х гг. вуз возвел новый учебный корпус, резко отличающийся от старого строгими четкими линиями, гладкими стенами «без архитектурных излишеств» – тоже памятник своей эпохе. Рядом университет в 2004–2007 гг. построил плавательный бассейн и оборудовал его по последнему слову техники, длина водных дорожек 50 м. Есть помещение и для занятий другими видами спорта.

Между домами № 15 и 17 скромно приютилась специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва № 3 и рядом – хоккейный корт. Между домами № 18 и 20 можно увидеть еще совсем целые деревянные ворота старой усадьбы: калитка и двухстворчатые ворота для въезда конных экипажей. Когда-то такие были почти у каждого здания. У дома № 28 сохранились ворота с кирпичными столбами и аркой. Теперь здесь располагается магазин «Свет». Во дворе стоят искусственные кокосовые пальмы с фонарями вместо орехов. Теперь это модно.

Между ул. Ирбитской и Затюменской нечетную сторону с осени 1941 по 1971 г. занимали производственные корпуса эвакуированного из г. Подольска Московской области аккумуляторного завода. Предприятие переехало на новую площадку здесь же, на Ямской улице.

Старая часть Ямской мало затронута современной застройкой. В 70-е гг. XX в. построена пара домов возле перекрестка с ул. Полевой на четной стороне, в 70–80-е гг. – на нечетной стороне. На перекрестке с ул. Л. Толстого утесом поднимается девятиэтажный жилой дом, состоящий из двух частей. Белую часть, выходящую фасадом на Ямскую, построили в 1994 г., а краснокирпичную, с фасадом на ул. Л. Толстого, – только в 2003 г. У перекрестка Ямской и Затюменской улиц в 1999 г. построено красное трехэтажное здание (№ 33), где находится Тюменское управление магистральных газопроводов ОАО «Сургутгазпром».


НОВАЯ ЯМСКАЯ

Эта часть улицы, от Болотникова до Аккумуляторной, застраивалась долго – с 1950 по 2002 г.

Первые дома поставили в 1950–1951 гг. (№ 125/6, 138, 139, 140). Построили их солдаты 6-го и 10-го военных городков, находившихся через улицу напротив, для своих офицеров. В 1964–1980 гг. застроили микрорайон Дом обороны на месте бывшего болота, где еще в конце 1950-х гг. охотники стерегли уток.

От ул. Болотникова до Дома обороны слева стоял деревянный зеленый забор, который в 1970-е гг. заменили железобетонным – там была территория ТВВИКУ – Тюменского высшего военно-инженерного командного училища им. маршала Прошлякова. Справа стояли черные от времени военные склады, огороженные колючей проволокой. Далее еще в начале 1960-х годов тянулась свалка бытового мусора.

Квартал от ул. Белинского до железнодорожной ветки на ДОК был застроен еще в 1950-е гг. Там располагались снабженческие организации, продававшие колхозам и совхозам сельхозтехнику, в обиходе их называли «тракторсбыт». Так же называлась и остановка городского автотранспорта, которую в начале 1970-х переименовали в «Дом обороны». В те годы здесь проходили автобусные маршруты № 41, 42, 10 и 22, в 1976 г. сюда пришел троллейбус, но с середины 2003 г. его сняли с маршрута, признав убыточным.

Дом обороны получил свое название в связи с тем, что в 1970-м тут построили здание областного правления ДОСААФ – Добровольного общества содействия армии, авиации, флоту (дом № 116). По карнизу крыши огромными буквами тянулась надпись «Дом обороны». Название прижилось, хотя теперь на старом карнизе – скромная надпись «РОСТО»: Российская оборонная спортивно-техническая организация, прежнее ДОСААФ. Если ДОСААФ занимал все огромное здание, то РОСТО ютится в незначительном количестве кабинетов, остальное отдано в аренду различным фирмам. Тем не менее, работают автомобильная и радиотехническая школы, авиационно-спортивный клуб.

Весной 1976 г. в Тюмень приехали сорок строителей из Болгарии и в районе Дома обороны стали строить себе пансионаты, неизвестные прежде в Тюмени дома, где и справа и слева по длинному коридору расположены комнаты размером 9 и 18 квадратных метров жилой площади и общая кухня. В каждой комнате был санузел. Первый пансионат (№ 98) построили быстро, за ним в ряд соорудили еще четыре. С 1992 г. в них живут тюменцы.

Постепенно военные городки и их склады вывезли за город, на озеро Андреевское; на территорию от Болотникова до Белинского пришли гражданские строители.

В октябре 1979 г. аккумуляторный завод построил и заселил длинный девятиэтажный дом № 96, перед ним устроили детскую площадку с небольшим бассейном и первым на ул. Ямской фонтаном. В этом месте ул. Ямская – самая широкая, метров 70.

На нечетной стороне улицы, на месте военного городка, со стороны ул. Таврической, в 1982 г. начали строить девятиэтажный дом. В 1985-м заселили первую очередь дома. Потом его изогнули и стали строить вдоль ул. Ямской. В конце концов, в 2002 г. дом достроили (№ 77). На первом этаже еще в проекте был заложен магазин, но помещение пустовало до 2003 г., когда его приобрел торговый дом «Турана». На угловом изломе дома находится средняя специализированная школа «Лира», где дети изучают музыку, иностранные языки. Застройка в этом месте продолжается вглубь территории, образуя крупный жилой массив.

Таким образом, к 2003 г. новый отрезок Ямской улицы в основном застроили и стали благоустраивать.

Некоторое время в начале XXI в. Калининский административный округ возглавлял молодой, энергичный и деятельный Валерий Иванович Борисов. По его инициативе на Ямской построили третий по счету фонтан, посадили аллею Молодоженов.


АЛЛЕЯ МОЛОДОЖЕНОВ

Появилась она летом 2002 г. на левой, нечетной стороне ул. Ямской, возле самого длинного здесь дома № 77.

Аллея начинается от фонтана и заканчивается у входа в арку дома. Со стороны фонтана, что устроен у дверей средней школы № 73 «Лира», есть красивая металлическая арка с надписью «Аллея Молодоженов». Название придумали в администрации Калининского округа, а 11 марта 2003 г. его утвердил глава города. Идею создания такой аллеи высказал и реализовал тот же В.И. Борисов. Суть ее состояла в привлечении внимания общественности к проблемам молодых семей. В 2002-м ко Дню города молодая семья Зверевых после регистрации брака посадила здесь первое дерево – рябину. Аллея пока пуста. Деревья, высаженные молодоженами, еще не подросли, на зиму их одевали в защитные решетчатые пирамиды, чтобы не затоптали прохожие. Пешеходная часть выложена брусчаткой, сделаны фигурные скамейки. Аллею украшают гранитные скульптуры, в центре установлено изваяние целующейся пары. Автор – тюменский скульптор Геннадий Вострецов.

3 мая 2007 г. одну из скульптур Вострецова – Афродиту – греческую богиню любви и красоты – украли. Это первый случай воровства произведений искусства, изваянных из гранита, в Тюмени. Прежде было – украли бронзовый бюст с могилы писателя Е. Шермана (Ананьева), но это цветной металл, его сдали на пункт приема цветного лома. Однако пока гранит там не принимают. Скульптор Вострецов заявил журналисту Регион-Тюмень, что украденное произведение могло бы украсить любой музей изобразительного искусства, а в Тюмени едва ли найдется пара искусствоведов, способных оценить его художественные достоинства.

К сожалению, молодожены забыли о посаженных ими одиннадцати рябинах. Все деревца прижились, но очень слабы и нуждаются в уходе. Вдоль аллеи высажены шаровидные ивы.

В октябре 2003 г., после реконструкции ул. Ямской, возле дома № 77 устроили новую остановку общественного транспорта, которая в 2004 г. получила название «Аллея Молодоженов».

Кстати, это первая в Тюмени именная аллея. По замыслу В. И. Борисова, она должна продолжиться до ул. Толстого. Возможно, так и будет когда-нибудь.

«Новая» Ямская улица заканчивается у перекрестка с ул. Аккумуляторной. Слева на углу просторную территорию занимает аккумуляторный завод, переехавший сюда в 1972-м с ул. Луначарского. Завод – одно из лучших и успешных предприятий России по выпуску аккумуляторов для автомобилей и сельхозтехники.

Напротив, на четной правой стороне улицы, расположен популярный в Тюмени теплый рынок «Мальвинка». Лет 15 назад на этом месте находилась областная база оптовой торговли пищевыми растительными маслами. Стояли огромные цистерны для хранения масел.

У перекрестка с ул. Аккумуляторной расположен недавно открывшийся автосалон «Лада». Ведется реконструкция бывшего спорткомплекса, который превратится в концертно-танцевальный зал.


«ЛЕСНАЯ» ЯМСКАЯ

За Аккумуляторной Ямская входит в обширный лесной массив, который горожане прежде называли лесопитомником, а в начале XXI века городской совет по топонимике присвоил ему название «Лесопарк Затюменский». Правда, еще в 80-х гг. XX века горисполком присвоил этому местечку имя М.И. Калинина, но название не прижилось.

В 1968 году облисполком объявил лесопитомник памятником природы. Здесь удачно сочетаются естественные и искусственные посадки лесных культур разного возраста и состава. Самые старые посадки сосны сделаны в 1927–1928 гг. Можно увидеть породы деревьев, которые в окрестностях Тюмени в естественном состоянии не встречаются: дуб черешчатый, лещина (лесной орешник), вяз широколистый, ясень, лиственница сибирская, посаженные в 1951–1953 гг.

Необычный для Сибири дуб неплохо чувствует себя в Тюмени, он очень редко обмерзает, но растет медленно. За полвека самые крупные деревья выросли в толщину всего на 20 сантиметров на уровне груди человека. Однако дубы плодоносят, желуди вызревают, опадают и прорастают. Можно найти молодые дубки для посадки на новом месте.

Под дубами когда-то посадили лещину – орешник. Она сохранилась в единичных экземплярах. Выглядят кустики угнетенно: невысокие, стелятся вдоль почвы и находятся только там, где со стороны шоссе под полог дубов проникает солнечный свет. Кусты не цветут и не плодоносят.

В 1975 г. через лесопитомник прорубили просеку для скоростной автодороги в аэропорт «Рощино». Под топорами погибла большая часть посадок дуба, лещины и других редких древесных пород. В 1981 г. по новому участку дороги началось движение автотранспорта.

Многие горожане считают, что это уже не ул. Ямская, а Рощинское шоссе. Однако они ошибаются. Надпись на стене завода «Сибнефтегазмаш» – «Ямская, д. 105» свидетельствует, что улица продолжается.

Завод появился здесь в 1974 г. До той поры на территории, обнесенной глухим деревянным забором, располагался известный в Тюмени завод кузнечнопрессового оборудования, поставлявший свою продукцию даже за рубеж. В 1982-м его передали Министерству нефтехимического машиностроения, и предприятие резко сменило профиль.

В 1980-х гг. перед зданием завода построили второй на Ямской фонтан. Он работает. Таким образом, Ямская – улица трех фонтанов. Кажется, другой такой «фонтанной» в Тюмени пока нет. Ближе к Рощинскому кольцу, слева, в четырехэтажном доме, с 1976 г. находились областной комитет по лесу и лесная опытная станция. В связи с реорганизацией в 2003 г. комитет передали в Главное управление природных ресурсов и охраны природы, и он вновь переселился в город. Здесь остались Верхне-Боровский лесхоз, Центр защиты леса Тюменской области, лесная опытная станция.

У самого Рощинского кольца, слева за чугунной оградой, с 1983 г. квартировала медико-санитарная часть аэропорта «Рощино». В связи с банкротством аэропорта помещения переданы областному противотуберкулезному диспансеру, здесь же находится кафедра туберкулеза медицинской академии, в соседнем здании – эндокринологический центр «Лад». Справа раскинулась бывшая загородная дача купцов Колокольниковых (по-нынешнему – пансионат им. Оловянникова). В 1980-е гг. его обнесли сетчатой оградой, но в 1990-е гг., когда в России свирепствовала приватизация, ограду украли, и остались одни металлические столбики. С осени 2004 г. вместо кольцевой дорожной развязки стали строить путепровод на пересечении объездной дороги и Рощинского шоссе. К осени 2006 г. работы, закончились. Рощинское кольцо превратилось в путепровод с транспортной развязкой типа «клеверный лист».

ПОПЫТКА ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ

При советской власти названия улиц старой Тюмени нередко менялись по волевому решению горисполкома или «по просьбам трудящихся». В 1970 г. дошла очередь и до Ямской.

Ветераны Великой Отечественной, воевавшие в составе сформированной в октябре 1941 г. в Тюмени 368-й дивизии, обратились в горисполком с просьбой назвать Ямскую именем этого соединения, полное название которого к концу войны было следующим: 368-я стрелковая гвардейская Краснознаменная Печенгская орденов Суворова и Кутузова дивизия. Конечно, улицу предлагалось назвать несколько покороче, но все равно название получалось длинным.

Ветеранов войны уважили и улицу переименовали. Однако название не прижилось. Насколько мне помнится, даже не успели изготовить надписи с новым названием.

Местные краеведы рассказывают, что теперь на всем пространстве Сибирского тракта, от Москвы до Владивостока, все Ямские слободы (а они были во всех притрактовых городах) и Ямские улицы переименованы. И только в Тюмени сохранилось название в честь древней народной профессии – улица Ямская, да в Москве есть несколько номерных улиц Ямского поля. Однако это мнение неверно. Я расспрашивал жителей Иркутска и Новосибирска, и они сказали, что в их городах Ямские улицы есть, в Иркутске – Новоямская. Так что мы, тюменцы, не одиноки в сохранении исторических названий.

В 2003–2004 гг. ул. Ямскую капитально отремонтировали, но её по-прежнему обрамляют кривые клены. Их посадили когда-то молодыми и стройными, но с возрастом они отчего-то искривляются, будто растут на оползневом склоне, а не на совершенно ровной поверхности улицы Ямской.




УЛИЦА ЛУНАЧАРСКОГО


Эта улица – самая древняя в Затюменке: в 2005 г. исполнилось 400 лет с начала её застройки тюменскими ямщиками.


ИЗ КОЛОДЦА ВРЕМЕНИ

В 1601 г. по распоряжению царя Бориса Годунова в Тюмени организовали ямскую службу на вновь отстроенном тракте Верхотурье-Тюмень. Ямщиков с лошадьми поселили в небольшой тогда Тюменской крепости. Там им было тесно со своим хозяйством, и в 1605 г. по просьбе тюменских ямщиков царь разрешил им поселиться за речкой Тюменкой, вблизи города, и построить Ямскую слободу.

В самом начале XVII в. стала формироваться улица. Не сохранилось планов первой застройки Ямской слободы, поэтому невозможно сказать ничего определенного о первоначальном виде современной ул. Луначарского. Однако на плане регулярной застройки Тюмени, созданном в 1766 г., улица проведена именно там, где находится теперь, но длина ее была всего три квартала – до современной ул. Затюменской, которая была на плане последней и односторонней.

В длину улица прирастала медленно – за весь XIX век ещё на три квартала, до современной улицы Полевой. Во второй половине этого же века, когда в Тюмени стали давать улицам названия, названа она Никольской по названию церкви, построенной в XVIII веке в начале улицы. Не всегда ул. Никольская была тупиковой, какой тюменцы привыкли видеть ее в последние полстолетия. Еще в начале XX в. на карте Тюмени показана прямая ул. Никольская с выходом на Туринский тракт. Здесь было два равнозначных въезда в город – по Никольской и Ямской. В 30-е гг. XX в. на окраине Тюмени устроили Шестой военный городок, который и сделал улицу, уже Луначарского, тупиковой.

В ХVII–ХVIII вв. на современной ул. Луначарского жили не только ямщики, но и люди других сословий, однако ямщики преобладали. Статистика утверждает, что в первые годы XVIII в. в Тюмени проживало 1700 человек, из них 700 – ямщики и члены их семейств. На улице были постоялые дворы, конюшни, сеновалы, кузницы, мастерские экипажников, шорников. Здесь можно было снять комнату, починить дорожный экипаж, помыться в бане и пр. Затюменка была местом бойким, летом здесь проходило до тысячи ямщиков и до пяти тысяч лошадей с телегами.


НА РУБЕЖЕ XIX И XX ВЕКОВ

Во второй половине XIX в. ул. Никольская постепенно избавилась от ямщицкого населения, которое перешло на ул. Ямскую и соседние с ней. На Никольской появляются дома чиновников, мещан, купцов, государственные учреждения, предприятия. Здесь жили такие знатные люди Тюмени, как А.Ф. Памфилов (его дом стоял рядом с коммерческим училищем Колокольниковых), Колокольниковы (дом № 10 на углу с ул. Казанской). В доме № 8 находился окружной суд, в доме на углу с ул. Затюменской (№ 18) (там теперь магазин «Домовой») одно время располагался знаменитый Приказ о ссыльных, где решали судьбы тех, кто был сослан в Сибирь и попал в Тюменскую пересыльную тюрьму. На месте, где теперь стоит архитектурно-строительная академия, в начале XX в. находилась гостиница Железнова и чаеразвесочное заведение «Преемник А. Губкина А. Кузнецов и К°».

В 1905 г. торговый дом «И. П. Колокольников и наследники» построил на ул. Никольской частную общеобразовательную школу (теперь д. № 14) – двухэтажное краснокирпичное здание. Оно сохранилось до сих пор, в нем находится общеобразовательная школа № 2.

Весной 1900 г. Колокольниковы объявили в городской Думе, что намерены открыть частное коммерческое училище, однако разрешение на это получили в Министерстве только в апреле 1910 г. Училище начали строить 27 апреля 1913 г. Проект здания создал в 1912 г. известный московский архитектор И.И. Рерберг (1869–1932).

Существует мнение, что проект здания училища создан архитектором В. К. Олтаржевским, и будто бы он получил Золотой приз на Парижской выставке в 1900 г. Однако это всё не соответствует действительности. Проект здания создан не менее известным архитектором Иваном Ивановичем Рербергом только в 1912 г. Он выставлялся в Петербурге в мае 1913 г. на Всероссийской гигиенической выставке и получил «похвальный лист». В здании впервые в Тюмени было устроено центральное паровое отопление с батареями под окнами, отличная вентиляция, что создавало хороший микроклимат в классных комнатах.

Из-за революции и гражданской войны училище не сделало ни одного выпуска специалистов, но в нем учились три дочери первого губернского агронома Н.Л. Скалозубова – Анна, Людмила и Надежда; из них Анна стала известным сибирским селекционером, создала скороспелые сорта пшеницы, один из них еще недавно выращивался в нашей области. Учился здесь и сын тобольского купца Залман Лобков, ставший известным в крае борцом революции 1917 г., трагически погибший в 1919 г. в возрасте 21 года. Его именем в Тюмени названы улица и переулок.


В XX ВЕКЕ

Улица Никольская была одной из первых улиц Тюмени, которую переименовали 4 ноября 1922 г. в ул. Луначарского. Это был известный деятель в первом советском правительстве В.И. Ленина, занимал пост народного комиссара просвещения, ведал школами, театрами, библиотеками, клубами и пр. В 1920 г. Анатолий Васильевич Луначарский (1875 – 1935) совершил поездку по некоторым городам Сибири. Он проезжал и через Тюмень.

С тех пор как стараниями Колокольниковых на улице Никольской построили несколько кирпичных домов, до середины XX века она оставалась в основном деревенской. Дома, построенные во второй половине XIX в., изрядно подгнили и покосились. Правда, в 1936 г. в конце улицы появилась школа № 26 – первое кирпичное здание, построенное при советской власти.

В конце 50-х гг. построили два кирпичных дома с магазинами на углу ул. Полевой и Затюменской. Несколько ранее два кирпичных двухэтажных дома – один для администрации Тюменского района (№ 28) и для управления внутренних дел района. В те годы в нем было около полусотни колхозов и почти никакой промышленности, поэтому администрации вполне хватало места.

Первые пятиэтажные «хрущевские» дома сдали под заселение в начале 60-х годов.

Первым был № 30, заселенный осенью 1962 г. К нему подвели центральное отопление от ТЭЦ–1 (тогда она была одна), в квартирах были ванны и канализация. В то время это была новость в Тюмени, благоустроенных домов в городе имелось не более десятка.

Почему-то крупные тюменские фирмы брезгуют строить свои офисы на ул. Луначарского, а ведь жившие на рубеже XIX и XX вв. здесь Памфиловы, Колокольниковы и другие в делах своих процветали. Видимо, тогда места в Затюменке были «везучие», хотя и отдаленные от центра города.

Полностью перестроен только отрезок между ул. Полевой и Толстого. Остальная часть улицы представляет собой ужасную мешанину из деревянных одноэтажных домишек конца XIX в., деревянных двухэтажных домов 30-х годов XX века, кирпичной застройки 80-х годов. В 2000 году воздвигли краснокирпичный «небоскреб» – красивый дом, но он пока так неуместно смотрится среди своих захудалых соседей.


ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ

На ул. Луначарского выявлено шесть памятников архитектуры, два из них открывают улицу: это Крестовоздвиженская (Никольская) церковь (дом № 1), построенная в 1791 г., и здание архитектурно-строительного университета (с 2005 г.) – бывшее коммерческое училище (дом № 2). Это памятник архитектуры федерального значения, утвержден Указом президента в 1995 г.

Крестовоздвиженская церковь в годы советской власти была практически разрушена, от нее остался жалкий небольшой осколок. В таком виде ее передали Тобольско-Тюменской епархии. Усилиями церковных властей и верующих Тюмени храм был восстановлен практически в первозданном виде, заново возвели колокольню, и белая церковь украсила собой Затюменский мыс.

В августе 1998 г. восстановленную Крестовоздвиженскую (Никольскую) церковь освятил патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй в свой повторный приезд в Тюмень. По предложению настоятеля церкви отца Тихона и решению городского совета по топонимике глава города С.М. Киричук в 2001 г. подписал распоряжение о присвоении названия площади перед церковью и академией – Никольской.

На перекрестке с ул. Казанской расположены два памятника архитектуры местного значения, утвержденные постановлением администрации г. Тюмени 31 марта 1994 г., – дома № 8 и № 10. В доме № 8 во второй половине XX в. располагалась школа № 10, потом ее перевели, а здание передали тогда архитектурно-строительной академии, которая его капитально отремонтировала.

В 2001–2002 гг. между домом № 8 и главным учебным корпусом архитектурно-строительная академия построила еще одно учебное здание. В городской прессе высказывалось опасение, что академия возводит нечто странное и испортит восприятие соседних памятников архитектуры. Однако здание удачно вписалось 58 в сооружения XIX и XX веков. Это несомненный успех архитектора Елизаветы Черепановой из «Тюменьпромстройпроекта». (По ее чертежам построены жилые дома по ул. 50 лет ВЛКСМ, Широтной, Мельникайте – в 6 микрорайоне, ул. 8 Марта, семиэтажный жилой дом по ул. Олимпийской).

В конце XIX – начале XX в. на этом месте стоял собственный дом тюменских предпринимателей А. Ф и А. Я. Памфиловых, зачинателей сибирского маслоделия в имении «Черная речка» за с. Червишево.

В доме № 10 в военный 1943 г. находился обозостроительный завод, созданный на базе цеха № 1 деревообрабатывающего комбината им. Ленина наркомата местной промышленности. Завод выпускал одно- и пароконные повозки, телеги, сани, лыжи. Все это было нужно не только сельскому хозяйству, но и коммунальной службе, армии.

В послевоенные годы обозный завод переименовали в механический, но он продолжал выпускать телеги и сани и был в этом отношении уникальным, поскольку таких заводов в Советском Союзе было всего несколько. Тракторы почти вытеснили лошадей, а в деревнях телеги и сани делали редкие умельцы.

В середине 90-х гг. XX в. на базе завода создали ОАО «Металлист», которое перешло на изготовление школьной мебели и гвоздей. В начале XXI в. жизнь в «Металлисте» почти замерла, бывший дом Колокольниковых находится в жутком заброшенном состоянии.

Следующий памятник архитектуры местного значения, утвержденный постановлением администрации г. Тюмени 31 марта 1994 г., – дом № 14, здание частной школы, построенное в 1905 г. на средства торгового дома «И. П. Колокольникова наследники». Здесь учились дети всех сословий. Детям из бедных семей Колокольниковы выдавали бесплатно учебники, письменные принадлежности, одежду и обувь.

Памятником архитектуры считается и дом № 22, выходящий торцом на улицу. Характерное строение старой купеческой Тюмени: первый этаж, где располагалась лавка, строили из кирпича, второй, жилой – из дерева. В XX в. здесь располагались различные городские и районные учреждения, жили люди.

До недавнего времени памятником архитектуры считался и дом № 18 на углу с ул. Ирбитской. В конце XIX века некоторое время в нем находился известный Приказ о ссыльных. В конце XX века он принадлежал аккумуляторному заводу, который начал его капитально ремонтировать. В ходе работ стены дали трещины, и дом пришлось разобрать. На этом месте завод возвел двухэтажный «новодел», полностью повторяющий прежнее здание. «Новодел» исключен из списка памятников архитектуры г. Тюмени.


ЭВАКУИРОВАННЫЙ ЗАВОД

В ноябре 1941 г. из подмосковного г. Подольска эвакуировали в Тюмень крупный аккумуляторный завод с оборудованием, инженерно-техническими работниками, кадровыми рабочими и их семьями. Заводу отвели место на ул. Ямской, 23, где располагалась одна из местных артелей. Постепенно завод расширил свою территорию и вышел на ул. Луначарского между Ирбитской и Затюменской. С января 1942 г. завод приступил к выпуску танковых аккумуляторных батарей нескольких типов, изготовлял батареи для автомобилей и зерновых комбайнов.

В 1971 г. основные цеха аккумуляторного завода переехали на ул. Аккумуляторную на юго-западной окраине Тюмени, а на прежнем месте остались подсобные цеха и заводской клуб с кинозалом. В конце 90-х гг. XX в. кинозал стал не нужен, здания старых цехов и бывшего клуба укрепили металлическими балками, обложили красным кирпичом и отдали под торговые площади. Жаль, что на стенах не нашлось места мемориальной доске, которая бы напоминала о том, что когда-то здесь шла совсем иная жизнь...

С первых дней войны в здании архитектурно-строительной академии располагался так называемый сортировочный госпиталь № 1500. Сюда привозили раненых бойцов со станции Тюмень, куда приходили санитарные поезда. После осмотра раненых увозили в другие госпитали, но многих лечили здесь. Госпиталь в 1943 г. выехал в европейскую часть России, когда фронт продвинулся на запад.


УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ

Самым старым учебным заведением на ул. Луначарского считалась школа № 22, располагавшаяся в здании школы Колокольниковых, д. 14. После переезда школы в район Дома обороны здесь разместилась (по современной терминологии) муниципальная открытая общеобразовательная школа № 2. Это произошло в 70-е гг. XX в.

В 1936 г. на дальнем конце ул. Луначарского у перекрестка с ул. Льва Толстого построили среднюю школу № 26, в которой обучалась до недавнего времени вся Затюменка. Это была одна из лучших школ города, таковой она известна и теперь.

В доме № 8 находилась школа № 10; во дворе ее одно время находился памятный камень с обещанием, что «здесь будет поставлен памятник бойцам 368 Краснознаменной Печенегской стрелковой дивизии», сформированной в Тюмени в 1942 г. Когда школу перевели отсюда в другое место города, памятный обелиск бойцам поставили у школы № 14 на ул. Ялуторовской, куда перешла работать часть учителей.

В ноябре 1942 г. в Тюмени организовали в соответствии с приказом наркома топливной промышленности РСФСР торфолесной техникум с отделениями торфяным и лесным. Гитлеровская армия захватила Донбасс – основной поставщик каменного угля для Европейской части Советского Союза, и нужны были специалисты по другим видам топлива. В Тюмени и в годы войны 1941–1945 гг. продолжали заготавливать строевой и дровяной лес, начались торфоразработки на Боровском торфяном болоте.

Вначале техникум располагался в центральной части города, в доме № 12 по ул. Кирова, занятия начались 15 января 1943 г. В августе 1945 г. техникум стал лесотехническим. Первые 17 выпускников получили дипломы в 1947 г.

В 1953–1956 гг. для техникума построили комплекс зданий по ул. Луначарского: учебный корпус, общежития, мастерские. В 80-е гг. XX в. материально-техническая база техникума еще расширилась. Летом 2002 г. вокруг главного учебного корпуса были убраны сильно разросшиеся старые и больные деревья, и на улице появился парадный фасад здания. Оказалось, что он очень даже неплох и приятен на глаз.

Шестидесятилетие техникум отметил в ноябре 2002 г. За эти годы дипломы об окончании техникума получили более 17 тысяч специалистов, работающих не только в Тюменской, но и других областях России. Осенью 2006 г. начали реконструкцию главного здания техникума, вход в него устроили прямо с тротуара, будто в Затюменке совсем тесно стало.


ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА

На первом этаже длинного-длинного дома № 51 с 1979 г. располагается Центральная городская библиотека им. А. В. Луначарского. Свою историю она ведет с Затюменского филиала Тюменской окружной библиотеки, созданной в 1930 г. в доме № 7 на этой же улице, где она занимала часть здания детского сада. В конце 1941 г. детсад был важнее библиотеки, и ее спустили в подвал, расширив площадь детсада. В 1963 г. библиотеке предоставили апартаменты в 300 кв. м в доме № 36 и присвоили номер четыре. Она стала исполнять функции Центральной библиотеки города, прибавилось прав и обязанностей у ее работников. Летом 1975 г. власти приняли решение об организации централизованной городской системы библиотечного обслуживания. Все массовые городские библиотеки объединили в централизованную библиотечную систему на базе Центральной городской библиотеки (ЦГБ). В 1979 г. библиотека переехала в дом № 51, где были созданы лучшие, соответствующие новому статусу условия работы.

Теперь ЦГБ возглавляет работу 18 городских библиотек во всех административных округах Тюмени с книжным фондом около 80 тысяч томов. В самой библиотеке имеется абонемент, читальный зал и пять отделов, работающих по различным направлениям библиотечного дела и обслуживающих многочисленных читателей.

В ЦГБ работает 39 профессиональных библиотекарей. В 2000 г. к 70-летию библиотеки издана душевная книга Виктории Девяткиной «Разумное, доброе, вечное...», которая рассказывает о работе ЦГБ и ее филиалов в Тюмени.

Библиотека им А. В. Луначарского – ярчайший очаг культуры в Затюменке. Здесь проводятся литературные и музыкальные вечера, гостиные, выставки книг, проводятся встречи с интересными людьми города. При жизни здесь перед читателями часто выступал и участвовал в диспутах известный тюменский писатель Константин Яковлевич Лагунов (1923–2002).


ЗАГАДОЧНАЯ АББРЕВИАТУРА – ТЦГМС

Во второй половине лета 2001 года на щите возле двухэтажного здания бывшего районного комитета компартии (д. 26) появились эти крупные буквы – ТЦГМС. Сюда после пожара на ул. Мориса Тореза переехал Тюменский гидрометцентр. Официально эта организация называется Тюменский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

В июле 2004 года исполнилось 120 лет регулярным метеорологическим наблюдениям в г. Тюмени. Летом 1884 года в Затюменской части города расположилась метеорологическая станция второго разряда. По стандартной программе на станции определяли температуру воздуха, количество выпавших осадков, направление и силу ветра, облачность, барометрическое давление атмосферы. Вел наблюдения Петр Герасимович Захаров, учитель математики уездного училища. Через два года начались гидрологические наблюдения на р. Туре, водомерный пост находился напротив здания городской Думы (теперь – областной краеведческий музей).

В XX в. гидрометеорологическая служба попутешествовала по центру г. Тюмени, но, в конце концов, вернулась на «историческую родину» – в Затюменку. Метеорологическая станция расширяла круг исследований, и в соответствии с этим менялся ее статус. В 1947 году она стала гидрометеорологическим бюро, в 1962 г. – обсерваторией, в 1988 г. – областным центром по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. С 1965 г. в г. Тюмени проводятся в нескольких местах наблюдения за загрязненностью атмосферного воздуха, а с 1967 г. – за загрязнением поверхности вод и рек южной части области.

В ведении ТЦГМС находится сеть метеорологических станций южной части области – от Ханты-Мансийского автономного округа до Казахстана. Когда утром тюменцы прислушиваются к прогнозу погоды на предстоящий день, мало кто знает, что для составления прогноза на Тюмень необходимо собратий обработать метеорологическую информацию с половины северного полушария Земли, в основном к западу от Тюмени, так как преимущественно оттуда приходят изменения в погоде Зауралья. Конечно, северо-запад и юго-запад тоже добавляют свои «изюминки» в тюменскую погоду, делая ее своеобразной и довольно изменчивой. Поступает в Тюмень информация и с метеорологических спутников, это делает прогнозы более точными и надежными.

Возглавляла Тюменский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (ТЦГМС) до 1 апреля 2003 г. Таисия Сергеевна Кошкарева, единственный в области заслуженный метеоролог России (1996 г.), лауреат государственной премии им. академика Е. К. Федорова, того самого, который в молодости дрейфовал вместе с И. Д. Папаниным на ледовой станции «Северный полюс – 1» (1937–1938 гг.).

На основе многолетних исследований тюменских гидрометеорологов в 1986 г. в Ленинграде издана книга «Климат Тюмени».


«ТЮМЕНЬЛЕС»

В конце улицу Луначарского перегородило пятиэтажное здание из стекла и бетона, – так строили в середине 70-х гг. прошлого века. Возвела его известная в те годы областная промышленная организация «Тюменьлес». С конца 40-х гг. XX в. она ютилась в двухэтажном деревянном доме на перекрестке ул. Луначарского и Л. Толстого. Дом до сих пор цел и населен множеством больших и малых учреждений областного, районного и городского масштаба, магазинами.

«Тюменьлес» в 60–80-е гг. XX в. был известен всей стране. Это было крупнейшее в Советском Союзе предприятие по добыче и переработке леса на территории всей Тюменской области. Мощные леспромхозы с помощью самой современной техники сбривали зауральскую тайгу, а лесоперерабатывающие заводы и комбинаты обращали бревна в доски, брус, фанеру, древесные плиты, мебель и т. п. Пятнадцать миллионов кубометров зауральского леса ежегодно вывозили с делян. «Лес родине» добывали бригады лесорубов, съехавшиеся в тюменскую тайгу из разных мест страны. В тайге работали знаменитые тогда лесорубы: дважды Герой Социалистического Труда П. В. Попов (единственный в области), Герои Соцтруда Н. А. Коуров, Н. М. Бревин, И. М. Афанасьев, организаторы лесодобычи Герои Труда С. М. Зайко-Спиридонов, С. С. Шугар, М. И. Альшевский.

В систему «Тюменьлеса» входили мощные лесоперерабатывающие комбинаты: «Красный Октябрь», фанерный, «Тура», мебельные фабрики в Тюмени, Тобольске, Заводоуковске, Ишиме...

Перестройка 90-х гг. XX в. подрубила «Тюменьлес», что называется, – «под корень». Все его составные части стали самостоятельными хозяевами. Многие не вынесли этого тяжелого испытания и разорились.

От былого величия «Тюменьлеса» осталось здание, потом полностью сданное в аренду. Сам «Тюменьлес» занимает всего несколько комнатенок. Объем лесодобычи и лесопереработки стал просто «смешным» по сравнению с былыми масштабами. Теперь только в книге покойного А. С. Решетникова «Тюменский лесной комплекс» можно прочитать о громкой истории «Тюменьлеса».

Рядом с «Тюменьлесом» в д. 61 находится офис Калининского административного округа г. Тюмени.


ГАЛЕРЕЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

В 2003 г. на ул. Луначарского на средства местного бизнесмена Сергея Молодкина построили здание. На нем появилась крупная надпись «Галерея современного искусства», но стройка остановилась на целых три года. Наконец, 20 апреля 2007 г. галерея открылась вернисажем «Концептуальный плюрализм».

У новой галереи много планов на будущее. Само здание галереи удачно оживило пейзаж у перекрестка ул. Луначарского и Полевой.


И ЭТО – «ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА»?

Улица Луначарского – одна из известных улиц исторического центра Тюмени. Здесь находятся учреждения не только городского, но и областного, и даже федерального значения. По ней в сутки проходят тысячи автомобилей и автобусов, въезжают в Тюмень гости со стороны аэропорта «Рощино», в том числе и официальные лица.

Однако внешний вид улицы производит впечатление заброшенности, будто ее забыли власти, обошли вниманием архитекторы. Рядом с домами «повышенного уровня жизни» догнивают лачуги и заборы XIX века. Приличный вид улица имеет только в квартале архитектурно-строительного университета.

В июне 2004 года улицу реконструировали, обустроили проезжую часть, тротуары, освещение. Однако ни городские власти, ни местные предприниматели не спешат застроить по-новому «гостевую» улицу города, одну из ее «визитных карточек».






Аллея Молодоженов




УЛИЦА 8 АВГУСТА


8 августа 2009 года исполнится 90 лет со дня освобождения Тюмени от колчаковских войск в ходе Гражданской войны 1918–1922 гг.


ПРЕДЫСТОРИЯ

20 июля 1918 г. после многодневной обороны Красная армия оставила Тюмень и отступила на Урал. В Тюмени, как и во всей Сибири, установилась «белая» власть Сибирского временного правительства. Органы советской власти ликвидировали, коммунистов и им сочувствовавших расстреляли или посадили в тюрьмы.

Белая армия наступала до Волги, но потом переменчивое военное счастье перешло на сторону красных, и армия «Верховного правителя России» адмирала А. В. Колчака стала отступать на восток. В начале июля 1919 г. она оставила Урал, 14 июля – Екатеринбург, и фронт начал приближаться к Тюмени.

Чтобы прощупать настроение жителей тюменского уезда, в Тюмень приезжал министр внутренних дел правительства Колчака В. Н. Пепеляев. Он посетил Созоновскую и Покровскую волости, обещал срочно выплатить давно задержанное пособие семьям солдат, воюющих против красных. Рабочим и служащим Тюмени, несколько месяцев не получавшим зарплаты, вдруг увеличили ее в два с половиной раза. На фронт под Тюмень приезжал и сам адмирал А. В. Колчак.

Однако состояние его армии было тяжелым. Мобилизованные насильно крестьяне покидали фронт, едва он приближался к их родным селам. Колчаковский офицер поручик Васильев писал о Белой армии: «Наступление противника сдерживают весьма редкие цепи. Части в бою и походах – без отдыха. Выведенные в резерв для отдыха и формирования, ввиду отсутствия резервных пополнений, части рискуют быть брошенными в бой каждую минуту. Части обмундированы весьма плохо...».

На серьезную оборону Тюмени сил у Колчака не хватило, тем не менее арьергардные бои были довольно упорны. Вдоль железной дороги и Московского тракта значительные сражения были у станций Юшала 4 августа, Тугулым – 5 августа, Кармак – 6 августа, Подъем и у с. Перевалово – 7 августа, вдоль р. Туры и Ирбитского тракта – у с. Каменское и Кулаково.

Через Тюмень уже в июле прошла масса беженцев – примерно 20–30 тысяч человек крестьян и 12 тысяч рабочих ижевцев и воткинцев на десяти тысячах конных подвод. Рабочие этих городов добровольно вступили в армию Колчака ещё осенью 1918 г. и теперь отступали с семьями, боясь расправы «за предательство дела революции и участие в белогвардейских погромах».

Отступали тыловые части колчаковской армии, обозы. На судах «к 5 августа было эвакуировано: служащих – 221, беженцев – 14761, арестантов и пленных красноармейцев – 9794, отправлено из Тюмени воинских чинов – 2428, раненых – 760, груза – 196181 пуд, лошадей – 140, повозок – 75, быков – 47».

7 августа Тюмень отдали на разграбление отступающей армии. Не осталось в стороне и население города. Были разграблены магазины, склады, пакгаузы в городе, на пристанях, при станции железной дороги...

Колчаковский поручик Васильев рапортовал начальству, что «эвакуация города Тюмени произведена». Что это означало, видно из доклада Тюменской организации РКП(б) в Москву: «Противник провел эвакуацию, можно сказать гениально. Вывез все, если чего не успел – разрушил. Вывезены все телеграфные аппараты, типографские машины, телефоны, пишущие машинки и проч. Пароходы уведены. Машины с заводов также увезены или разрушены. Например, из 5 лесопильных заводов целый остался один. Продовольствие же и разные товары в магазинах вывезены или отданы на разграбление всем...». Остались только сырые кожи на кожевенных и овчинных заводах.


8 АВГУСТА 1919 ГОДА

Красная армия приближалась к городу с трех сторон. Вдоль р. Туры и по Ирбитскому тракту – Особый северный экспедиционный отряд (ОСЕВЭК) и 9-й железнодорожный полк. 7 августа он разбил белых в бою под с. Кулакове и первым вступил в Тюмень. Вдоль железной дороги и Московского тракта наступал 22-й Кизеловский горный полк, разбивший 7 августа заслон белых у станции Подъем и взявший в д. Ушаковой много пленных. Со стороны с. Червишево к Тюмени спешил 23-й Верхнекамский полк.

Последние дни перед освобождением в окрестностях Тюмени установилось ненастье, почти беспрерывно три дня лили дожди. Обе противостоящие армии действовали в условиях тяжелого бездорожья, тонули в грязи, мокли под августовскими ливнями. Колчаковцы оставили Тюмень без боя вечером 7 августа.

8 августа небо прояснилось, появилось солнце, и вместе с ним в Тюмень вошла красная разведка ОСЕВЭКа. Красные войска в городе появились только к вечеру. Это были части вновь созданной в начале июля 1919 г. 51-й стрелковой дивизии, командиром которой назначили уже известного в Красной армии командира Василия Константиновича Блюхера (1890–1938).

Сын Блюхера в книге «По военным дорогам отца» писал: «Труженики города, пережившие 384 дня и ночи дикого разгула белогвардейщины, со слезами радости встречали своих освободителей» (с. 77). Авторы книги «Тюмень» утверждали: «Люди ожили, с радостным нетерпением ждали прихода частей Красной армии» (с. 141).

Но, наверно, более правдиво изложена обстановка в докладе комитета Тюменской организации РКП(б) в редакцию газеты «Правда»: «Население страшно было запугано невероятными, лживыми измышлениями о том, что при взятии Перми было расстреляно 4000 человек, при взятии Екатеринбурга – 3800 человек и т.д. И действительно, население было так запугано, что из 60 тысяч населения города Тюмени убежало с белыми около 10 тысяч человек, впрочем, часть из них увезена насильно».

Так что, вероятнее всего, не было ни массовых «слез радости», ни «радостного нетерпения», тем более что перед отступлением колчаковцы «прощупали» отношение тюменцев к приближающейся большевистской армии, и уже упоминавшийся поручик Васильев отметил: «Настроение населения города Тюмени, за исключением рабочих и чернорабочих (около 5 тысяч человек), отрицательное в отношении большевиков». Явно не от «радостного нетерпения» бежал с белыми каждый шестой тюменец.

Заняв Тюмень, большевики никого не расстреляли. Тюменский комитет РКП(б) докладывал в Москву: «Рабочие все на нашей стороне. Даже местные меньшевики... в своей резолюции по текущему моменту... мало чем отличаются от коммунистов большевиков... И отношение у нас к ним видоизменено таким образом, что клеймение их предателями рабочего класса приостановлено. Мы пригласили их к себе работать... и... советской работе... они отдаются всей душой».


УЛИЦА 8 АВГУСТА

В конце 20-х-начале 30-х гг. XX в. Тюмень интенсивно застраивалась по окраинам, в том числе и в районе Большого городища. Там новую улицу и назвали в честь освобождения Тюмени от колчаковцев. Улица начинается у глубокого оврага Вишнёвого, идущего от р. Туры в сторону железной дороги, и заканчивается почти у самого вокзала на задах завода Пластмасс.

Небольшой, но глубокий овраг делит улицу 8 августа на две неравные части: до ул. Перекопской и после нее до Вагонного переулка. Как и на многие другие улицы Большого Городища, на улицу 8 августа асфальта не хватило, но она отсыпана щебнем, а это уже считается твердым дорожным покрытием. Улица тихая, вполне деревенская, с лопухами, крапивой, палисадниками, липами и кленами. Городские шумы сюда практически не долетают, кроме железнодорожных. Водопровод на улице есть, но нет телефонов даже в домах древних пенсионеров. Газовая магистраль ещё в 1998 г. прошла по большей части улицы 8 августа, но газ в дома провели только в начале ХХI в.

Осматривая улицу я спросил у ещё молодой женщины, знает ли она, почему так названа улица. Она ответила, что когда купили тут дом, то поинтересовались: не ошибка ли, почему улица не 8 марта, а 8 августа? Нам рассказали, что в этот день кто-то от кого-то когда-то освободил Тюмень. Мальчик лет десяти не знал историю названия улицы, но признался, что жить тут плохо, потому что денег мало, а мама болеет.

Особняком живет короткий участок улицы от 1 до 13 дома. Жители называют его «Заовраг-стритт». Чтобы короткой дорогой выйти к «цивилизации» – автобусам, троллейбусам и магазинам, – надо преодолеть овражек с весьма крутыми берегами. Зимой форсировать его было не по силам даже молодым. После долгой переписки местных жителей с газетами и городскими властями проблему в 1992 г. решила инженер ДЭУ–7 Огурцова: она послала бульдозер, который срезал берега оврага, выположил их, потом привезли песок... И если когда-то пенсионерка Лилия Харитоновна Мирская, посещая свою подругу Анну Павловну Белоусову, сочинила стихи: «Вдали от города, как от большой земли, мы жили, как на острове далеком», то теперь город стал ближе. Инженера Огурцову тут до сих пор поминают добрым словом.

На доме № 20, что стоит на перекрестке улиц 8 августа и Железнодорожной, установлена памятная доска, разъясняющая всем прохожим происхождение названия улицы. Анна Павловна рассказывала, что прежде они с соседями праздновали круглые даты истории улицы, но после 60-летия перестали, и традиция оборвалась.

Улица застроилась в основном в 1950-е гг., теперь кое-где на ней появились кирпичные особнячки.






Затюменка, Большое и Малое Городища, улицы Клары Цеткин и Товарное шоссе, ул. 8 Августа




УЛИЦА ПОЛЕВАЯ


После улицы Ямской улица Полевая – самая оживленная в Затюменке.


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

На плане Тюмени 1766 г. ул. Полевая не обозначена. Крайней тогда была улица, позже названная Затюменской. В начале XIX в. на плане города Полевая тоже еще отсутствует, но уже в конце века улица обозначена. Среди улиц Затюменки Полевая выглядела самой короткой, она заканчивалась у перекрестка с ул. Татарской (теперь Садовая). Дальше находились городские выгоны и поля. Это послужило основанием назвать улицу Полевой ещё в XIX в.

В сторону оврага Тюменки Полевая продолжалась всего на один квартал, а дальше на пространстве от современной ул. Уральской до оврага располагались затюменские кузницы. В начале XX в. это место застроилось и сформировалось несколько Кузнечных улиц. До оврага Тюменки удлинилась и ул. Полевая. Здесь, у оврага, теперь ул. Полевая начинается, поднимается на водораздел между речками Тюменкой и Бабарынкой и спускается к ней. В начале и середине XX в. застроилась часть улицы Полевой от ул. Садовой до Бабарынки.

В 20–30-е гг. XX в. ул. Полевая, расположенная на окраине Затюменки, пользовалась в городе дурной славой. В криминальных отделах окружной газеты «Трудовой набат», позже переименованной в «Красное знамя», она часто упоминается с указанием конкретных номеров домов, в которых совершались преступления. В номере от 28 марта сообщалось: «В Тюмени по Полевой, 3, – главная штаб-квартира конокрадов. Делали фальшивые документы на украденных лошадей. Содержатель притона держал связь с уголовным бандитом Нохриным, ныне задержанным и приговоренным к 10 годам лишения свободы».


ЗАТЮМЕНСКОЕ КЛАДБИЩЕ

В конце ул. Полевой, на крутом берегу оврага, в котором течет речка Бабарынка, в начале 90-х гг. XIX в. городская управа отвела место для нового кладбища – Затюменского.

Директор Александровского реального училища И. Я. Словцов в «Письмах из Тюмени» иронизировал над результатами городской статистики: «из 36763 человек населения обоего пола рождается 1,05 процента, а вымирает 1,21 процента, значит, через 600 с лишним лет от города Тюмени одно кладбище останется. Недаром же управа на этот случай отмежевала большой погост и при том так далеко от городской черты». Кладбище прекратило свое существование в конце 40-х гг. XX в. Крайняя улица Затюменки в этом месте называлась Кладбищенской, позже ее переименовали в Комбинатскую – в честь ДОКа «Красный Октябрь», к воротам которого улица подходит. Полевая как городская улица существовала только до перекрестка с Комбинатской, далее шла обычная дорога в д. Воронино.

Основная часть кладбища находилась справа от современной ул. Полевой, там, где с 1960 г. вознеслись к небу мачты тюменского радиоцентра. Пенсионер Владимир Дмитриевич Метелев, старожил Затюменки, как-то рассказывал мне, что за домом-общежитием по ул. Полевой, 93, был сверток на Затюменское кладбище. Стояли решетчатые ворота, рядом – деревянная часовня.

Кладбище было окопано канавой и огорожено невысоким забором. В средней части кладбища хоронили православных, справа – католиков, слева, за дорогой на д. Воронино, – мусульман и евреев. Там, где до 1992 г. дымил асфальтовый завод, похоронен его дедушка. Дом по ул. Полевой, 101, тоже стоит уже на кладбище.

В военные 1941–1945 гг. жители ближних к кладбищу улиц вели на его территории заготовку дров; под покровом ночи пилили деревья, растаскивали на дрова деревянные кресты, срубы могил, ограду. К середине 40-х гг. на месте обширного кладбища образовался пустырь. Власти города распорядились сравнять могильные холмики, а в 1949 г. на этом месте построили асфальтовый завод.


КРОВАВАЯ ТАЙНА КЛАДБИЩА

В 1937 г. жители ул. Полевой обратили внимание на движение но ночам телег с укрытым пологами грузом из города в сторону кладбища. В те годы ул. Полевая была непроезжей, поэтому странные телеги двигались по ул. Затюменской, сворачивали на Пролетарскую и углублялись в левую часть кладбища от дороги на деревню Воронине, к поляне, поросшей березами.

Когда кладбище ликвидировали и начали застраивать, при рытье котлованов находили большое количество человеческих скелетов с простреленными черепами. Пошли слухи-догадки, что в 1937 г. сюда на телегах ночами возили трупы расстрелянных «врагов народа». Говорили об этом тайком, опасаясь НКВД и КГБ. И только в 1989 г. Августа Михайловна Кузьмина, проживавшая недалеко от кладбища, в письме в «Тюменскую правду» впервые поделилась своими сведениями о тайне Затюменского кладбища. В архиве КГБ нашлись подтверждающие их документы.


ПАМЯТНЫЙ ЗНАК

В октябре 1996 г. поставлен памятный знак на месте бывшего кладбища в конце ул. Полевой. Его авторы – архитекторы О. Андреев, В. Воробьев, В. Кулачковский. На сооружение знака взяли более двух с половиной тысяч кирпичей – по числу расстрелянных людей – из разрушенного «дома НКВД», что находился в бывшем доме купца М. Брюханова на перекрестке улиц Республики и Семакова, и кованую железную решетку от подвального окна. Сверху на ленте из черного камня-лабрадорита написано по-русски, по-татарски и по-латыни два слова: «Никогда больше!». В сооружении знака помогали родственники расстрелянных.

29 апреля 1998 г. памятный знак нарастили еще четырьмя сотнями кирпичей по числу обнаруженных новых жертв репрессий. 5 мая в оставленную нишу замуровали капсулу из нержавеющей стали, в которую помещен список тайно убитых и тайком преданных земле, без подобающих людям обрядов. Закладывали капсулу ректор ТГУ Г. Ф. Куцев и глава города С.М. Киричук.

Памятный знак располагается под сенью берез у въезда на территорию бывшего асфальтового завода, который в 1999 г. прекратил свое существование, его оборудование демонтировали, осталась только огромная цистерна, где хранился запас гудрона. Её убрали в 2006 г. Неподалеку от этого места в 1937 г. находилась та поляна, куда сворачивали ночные телеги со своим кровавым грузом.

Общественность и родственники репрессированных выразили желание разбить на этом месте парк в память о безвинно погибших тысячах людей. Идею поддержала городская власть... Однако вместо парка на месте могил некая фирма уже возвела несколько огромных арочных складов и сооружает какие-то новые здания. В 2006 г. построили красивые офисные здания.


НОВАЯ ИСТОРИЯ УЛИЦЫ ПОЛЕВОЙ

В военном 1941 году возле ДОКа им. Ленина (так он тогда назывался) появилась контора «Караганда», которая ведала заготовками крепежного леса в нижнетавдинской тайге для нужд Карагандинского угольного бассейна. От станции Тюмень провели железнодорожную ветку к ДОКу и далее к расположенному в пойме Туры лесозаводу «Красный Октябрь» (в 1943 г. ДОК и лесозавод объединились в ДОК «Красный Октябрь»). Чтобы вывозить лес бесперебойно в любую погоду, от тридцатого километра Велижанского тракта (там и теперь есть поселение Караганда) до Тюмени проложили деревянную колейную дорогу. В Тюмени она проходила по современным улицам Щербакова, Луначарского, Полевой и Комбинатской.

В конце 1950-х гг. ул. Полевую покрыли асфальтом, сделали капитальный мостик через речку Бабарынку, к воротам асфальтового завода стал ходить автобус № 3. За железной дорогой слева располагается территория ДОКа «Красный Октябрь», в 1997 г. здесь появился «Дом мебели».

В 2004 г. хозяева переделали это название на зарубежный манер в «Мебельвилль» («городок мебели»), просили даже городские власти назвать так остановку общественного транспорта, но им отказали, поскольку подобные действия считаются рекламой и не поощряются законом о монополиях. Да и название не ахти какое.

Рядом с советских времен стояло недостроенное здание ДОКа. Его в 2004 г. купила некая фирма, пристроила к нему помещение, и получился спорткомплекс. В 2005 г. в нем начались занятия. 17 марта 2006 г. вечером в помещении произошел взрыв, и половина двухэтажного здания обрушилась. Погибли два спортсмена. В последние два года по России прошла целая полоса обрушения спортивных сооружений. Дошла трагическая очередь и до Тюмени... Ладно обошлись малыми жертвами...

Справа под невысоким уступом коренного берега р. Бабарынки поднимаются корпуса элеватора и мельницы Тюменского комбината хлебопродуктов. Впервые на этом месте мельница появилась в 1910 г. Построил ее Н. Тартаковский, но дела у него «не пошли», и он продал её братьям Шадриным, тюменским купцам. Мельница несколько раз реконструировалась, в 1960 г. ее перевели на электропривод, она исправно работала до 1990 г. Здание старой «шадринской» мельницы хорошо сохранилось.

Улица Полевая стала оживленной после постройки в 1975–1981 гг. земляных мостов через овраги. В Затюменку пошли троллейбусы по начальной части ул. Полевой. В 1985 г. построили земляной мост в створе ул. Камышинской, и автомобильный транспорт двинулся из центра города через Малое и Большое Городища в Затюменку по ул. Полевой. В начале 1990-х гг., когда построили участок Объездной автодороги и мост через Туру у д. Ворониной, по ул. Полевой автотранспорт пошел сплошным потоком.

Основная часть ул. Полевой имеет деревенский вид, типичный пока для всей Затюменки. Вдоль нее еще не заросли старые кюветы для стока воды. Многие дома от древности вросли в землю. Красивых домов, украшенных старинной резьбой, здесь нет – все построено бедняками, одно украшение – пестро раскрашенные ставни окон. Только в начале ул. Полевой в начале 60-х гг. XX в. построили стандартную «хрущевку» на перекрестке с ул. Ямской, а в 70–90-е гг. – железобетонные панельные и кирпичные дома между улицами Луначарского и Флотской.

Достопримечательность ул. Полевой – общественная баня, построенная в середине 70-х гг. в том месте, где в 30-е гг. XX в. еще дымили и стучали молотами кузницы.


УЛИЦА ПОЛЕВАЯ ЗАСТРАИВАЕТСЯ

В новом градостроительном плане ул. Полевой отводится очень важное место. На неё планируется вывести ул. 50 лет ВЛКСМ через Малое Городище, чтобы автотранспорт выходил к Объездной дороге у д. Ворониной. Улицу значительно расширят. Будущие её параметры видны вблизи ул. Луначарского и Ямской, и новый панельный дом на углу с ул. Садовой строится далеко от современной проезжей части.






Улица Полевая застраивается




УЛИЦА АККУМУЛЯТОРНАЯ


Эта улица с «промышленным» названием вполне оправдывает свое название: здесь расположено крупнейшее в России предприятие, выпускающее аккумуляторы, без которых не обходится никакая техника с карбюраторным и дизельным двигателем.


В ДАВНИЕ ВРЕМЕНА

На территории, где теперь проложена ул. Аккумуляторная, стояла дремучая сибирская тайга, которую вырубали в ходе строительства Тюмени. Потом были пастбища и поля. В 20-е годы XX века здесь находилась обширная свалка навоза: его свозили жители Затюменки из хлевов. Тюмень в те годы была городом-деревней, почти каждый второй двор имел разнообразный скот, а корову обязательно.

В 1941–1942 гг. от станции Тюмень к городской электростанции, что находилась за монастырем, и лесозаводу «Красный Октябрь» проложили железнодорожную ветку, от нее сделали ответвление для промбазы эвакуированного в Тюмень Подольского аккумуляторного завода. Сюда поступало сырье для завода, отсюда в вагонах отправляли аккумуляторы для танков и автомобилей.

Где-то в конце 1940-х напротив ворот аэропорта «Плеханово» построили переезд через железную дорогу Свердловск – Тюмень (прежде он находился примерно в районе нынешнего магазина «Маяк») и вдоль забора промзоны аккумуляторного завода проложили улицу до ул. Ямской.

Видимо, уже в 1950-е у городских властей появилась мысль о выносе из селитебной части Тюмени на окраины ряда промышленных предприятий, в первую очередь аккумуляторного завода, на его промзону и завода литейно-механического для него отвели территорию напротив промзоны аккумуляторного завода.

Улица к Плехановскому переезду долго была безымянной. Аккумуляторной ее назвали по решению городского исполнительного комитета трудящихся только 26 марта 1962 года. В 1970-е Аккумуляторную увеличили вдвое – от ул. Ямской продолжили до Барнаульской.


УЛИЦА, ОТЛИЧНАЯ ОТ ДРУГИХ

Аккумуляторная улица имеет некоторые особенности.

Во-первых, это одна из самых крутых улиц города. Не в современном смысле слова «крутой», а в настоящем, исконном: самая крутоспускающаяся сверху, от железной дороги, вниз – к ул. Барнаульской. Судите сами: начало улицы лежит на высоте 100 м над уровнем моря, а заканчивается она у Барнаульской улицы на высоте 80 м. Перепад высот 20 м на протяжении примерно 1300 метров. Таких крутых улиц в Тюмени, пожалуй, больше нет.

Во-вторых, на ул. Аккумуляторной нет ни одного жилого дома, все промышленные предприятия, магазины и пр.

В-третьих, две трети длины улицы огорожены заборами. Известный геолог, почетный гражданин Тюмени Ю. Г. Эрвье в своих воспоминаниях «Сибирские горизонты» (1968 г.) писал, что, когда он в 1952 г. прилетел в Тюмень, то из аэропорта «Плеханово» ехал на такси мимо каких-то мрачных заборов. Это были деревянные заборы на тогда безымянной улице. В начале 1980-х деревянный забор заменили на железобетонный. К приезду в Тюмень генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в первых числах сентября 1985 г. кто-то метровыми буквами написал на железобетонной стене «Горбачев! Перестройка! Привет!». Но генсека туда не повезли, маршрут его кортежа был другим. Приветственную надпись вскоре забелили...

Заборами огорожена и правая сторона от Ямской до Барнаульской, но здесь в художественном беспорядке чередуется железобетон с чугунным литьем и сваркой.


ЗАВОД «СИБНЕФТЕГАЗМАШ»

В 1930 г. в Московской прессе была опубликована статья писателя Артема Весёлого о тяжёлой жизни бывших красных бойцов и партизан Гражданской войны. Уже прошло десять лет со времени её окончания, а многие воевавшие за советскую власть ею забыты, не трудоустроены, не имеют средств к жизни (в те годы такие смелые статьи ещё были возможны).

Партия и правительство приняло специальное постановление по этому контингенту общества, стали создаваться артели для их трудоустройства. В Тюмени 7 июня 1932 г. комиссия по делам бывших красногвардейцев и красных партизан при горсовете организовала механические мастерские «Красногвардеец» для выпуска товаров народного потребления: гвозди, ухваты к горшкам, сковородники, строительные скобы, таганки к примусам и пр. Располагался он там, где теперь стоит отель «Тюмень» и Государственный архив общественно-политических организаций Тюменской области (ГАОПОТО), более известный как бывший партархив.

В 1941 г. на территории мастерских расположился эвакуированный из Киева завод гальваномеханический, он работал на нужды фронта, изготовлял детали к пулемётам. В сороковые годы его назвали литейно-механическим, пополнили трофейными станками с заводов побежденной в войне 1941–1945 гг. Германии. Кстати, рабочие этого завода отливали художественные чугунные ограды для сада Дворца пионеров, дома отдыха им. Оловянникова. В 1959 г. завод освоил выпуск кузнечного оборудования для сельских и заводских кузниц и стал соответственно называться заводом кузнечнопрессового оборудования (КПО). В 1974 г. он переехал на ул. Аккумуляторную, но здание заводоуправления выходит фасадом на ул. Ямскую. В 1970-е гг. кузнечнопрессовое оборудование завода покупали даже норвежские предприятия.

В 1982 г. завод КПО передали Министерству химического и нефтяного машиностроения, производство стало перестраиваться на выпуск оборудования для нефтяной и газовой промышленности области. Завод получил название «Сибнефтегазмаш». Теперь это одноименное открытое акционерное общество (ОАО). Основной производитель нефтегазопромыслового оборудования в Западной Сибири.

На фасаде административного здания «Завода Сибнефтегазмаш» в начале 2002 г. появилась ещё одна надпись: «Завод Нефтепроммаш». Это совсем другое предприятие, арендующее здесь часть территории, оно переехало сюда с ул. Энергетиков. Вход на завод украшает клумба с яркими цветами, устроен фонтан, который в жаркие дни освежает слегка прилегающую территорию.

На заводе чтят свое боевое прошлое. На фасаде административного корпуса укреплена мемориальная доска, извещающая что «в годы Великой Отечественной войны Тюменский гальванотехнический (завод кузнечнопрессового оборудования) выпускал продукцию для нужд фронта». Во дворе завода поставлен обелиск с надписью «Подвигу твоему – слава!». На мемориальных досках – фамилии 33 рабочих завода, не вернувшихся с фронтов.


АККУМУЛЯТОРНЫЙ ЗАВОД

С четной стороны располагается завод, давший название улице, – аккумуляторный. Вообще-то он появился в Тюмени поздней осенью 1941 г., но заводчане считают днем рождения своего завода февраль 1942 г., когда выпустили первые танковые аккумуляторы. В 2007 году заводу исполнилось 65 лет.

Один из первых в России аккумуляторных заводов – Подольский в Московской области – эвакуировали в Тюмень, когда гитлеровские войска подошли к столице. В наш город прибыло 114 вагонов оборудования, сотни рабочих и инженеров с семьями. Заводу отвели площадку артели «Рекорд» на ул. Ямской в Затюменке. Станки устанавливали под открытым небом, пока одни рабочие изготовляли детали, другие возводили стены и крыши цехов.

Завод должен был выдать для фронта первые аккумуляторы в мае 1942 г., но благодаря энтузиазму заводчан сделал это в конце января. В 1942 г. завод выпустил 110 тысяч аккумуляторов, в 1944 г. – более 120 тысяч. После окончания войны завод оставили в Тюмени. В 1972 г. он переехал на новую территорию на углу ул. Ямской и Аккумуляторной.

Для рабочих завод построил возле дома отдыха им. Оловянникова санаторий-профилакторий «Берёзовая роща» и в тяжёлые годы реформ 90-х гг. XX в. не бросил его на произвол судьбы, как это сделали многие другие заводы Тюмени. В конце 2000 г. на заводе был праздник по случаю выпуска 50-миллионный аккумуляторной батареи с известным всей России товарным знаком: лось с широкими рогами высекает искры из аккумуляторной «банки» подобно сказочному «Оленю – Серебряное копытце».

Теперь в России шесть аккумуляторных заводов, из них тюменский выпускает почти половину аккумуляторных батарей, используемых в России, а аккумуляторов для тепловозов – до 90 процентов.

Еще недавно завод был экологическим пугалом Тюмени, так как плавильный цех выбрасывал в атмосферу много свинца. Это производство теперь вынесено за пределы города в район Велижанского тракта, установлена новая система очистки воздуха. Санэпиднадзор Тюмени разрешил устроить прямо напротив проходной завода рынок «Мальвинка», где торгуют продовольственными товарами.

Тюменские аккумуляторы можно купить здесь же, на ул. Аккумуляторной, рядом с заводом, в специализированном магазине. Для продвижения своей продукции на российский рынок завод открыл сеть торговых центров в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других городов Сибири и европейской части России.

Были случаи, когда другие заводы клеили на свою продукцию товарный знак Тюменского аккумуляторного.

Теперь завод выпускает аккумуляторы для легковых и грузовых автомобилей разных марок, мотоциклов, тепловозов, тяговые для электрокаров, для транспорта и пр.

В 1999 г. над улицей Аккумуляторной проложены промышленные трубопроводы, образовавшие гигантскую арку. В центральной части её размещены рекламные щиты с эмблемой завода, надписью «ТУМЕ№ ВАТТЕУ» – «Батареи высокоэффективные».

С 1987 г. ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» возглавляет доктор технических наук А. В. Кореляков, дважды избиравшийся депутатом городской Думы г. Тюмени.


ЧЕЛОВЕК ДВУХ ЗАВОДОВ

С обоими расположенными на улице заводами – аккумуляторным и «Сибнефтегазмашем» – связано имя почетного гражданина города Тюмени Александра Ивановича Кубасова (1918–1983). В годы войны, еще когда был литейно-механический завод («предок» КПО), Кубасов работал там начальником отдела кадров. Кто-то из высокого руководства заметил его деловые способности, и в 1956 г. он уже оказался в кресле секретаря Тюменского горкома КПСС, а потом – заместителя председателя городского исполнительного комитета (исполкома) Совета депутатов трудящихся.

В 1960 г. Кубасова назначили директором аккумуляторного завода. При нем произошло и перемещение всего производства на новое место. 3 ноября 1967 г. Кубасову «за особые заслуги перед городом в области развития народного хозяйства и активное участие в общественной жизни» присвоено звание «Почетный гражданин города Тюмени». Он также награждался орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени.

После смерти Кубасова его именем названа улица в пос. Матмасы (некоторые тюменцы ошибочно связывают ее название с фамилией летчика-космонавта В. Н. Кубасова).


ПРОЧИЕ ОБЪЕКТЫ

Кроме названных заводов, на ул. Аккумуляторной располагаются крупные промышленные предприятия, тесно сотрудничающие с аккумуляторным заводом: «Рассовит», ЗАО «Эльф», многопрофильная производственно-коммерческая фирма ЗАО «Алькор».

В доме № 1 по ул. Аккумуляторной в бывших базах «Росгалантереи» располагается рынок «Сергеевский», названный, как мне сказали, по имени владельца. Рынок богатый и вполне оправдывает те призывы «Есть что купить», что написаны на стеклянных стенах. Однако в будние дни покупать там некому. Однажды я в одиночестве бродил по рынку, и торговцы старались обратить мое внимание на свои великолепные товары.

На перекрестке с ул. Ямской слева возвела очередную АЗС, которых в Тюмени уже больше, чем пивных и ресторанов вместе взятых, фирма «Валерия и К^0^». Справа ООО «Зодчие» превращает бывший спорткомплекс с сауной и 20-метровым бассейном Западно-Сибирского проектного института АПК в концертно-танцевальный зал (институт давно закрыт за неимением заказов на проектирование со стороны АПК).

По левой стороне отрезка улицы Аккумуляторной до ул. Барнаульской растет смешанный сосново-берёзовый лес – это лесопарк Затюменский. На просторной поляне возле ул. Барнаульской в лесу расположен спорткомплекс находящегося рядом завода ОАО «Нефтемаш» и станция технического обслуживания (СТО) автомобилей. Напротив, на правой стороне улицы, фирма «Сибвторресурсы» организовала приемный пункт лома цветных металлов, месторождения которых разрабатываются бомжами на дачах жителей Тюмени.






«Лоси» у аккумуляторного завода




УЛИЦА БАРНАУЛЬСКАЯ


Эта современная улица на одной из окраин Тюмени имеет многовековую и богатую историю.


ОНА ВЕДЕТ НЕ В БАРНАУЛ

Иногда по радио передают в исполнении известного в 30–60-е гг. XX в. певца Леонида Утесова песню военных лет, про то, как советские солдаты в войну 1941–1945 гг. отбили у гитлеровцев город Курск и на последней улице города прочли название – Брянская. Взяли с боя г. Брянск и на последней улице прочитали название – Минская. В Минске последняя улица называлась Варшавской, в Варшаве – Берлинской. То есть улицы своими названиями указывали направления правильного движения войск Красной Армии.

Если поверить этой песне, и из Тюмени поехать по Барнаульской в надежде попасть в Барнаул, то это удастся только в случае, если объехать вокруг земной шар. Барнаул от Тюмени находится на юго-востоке, а улица Барнаульская ведет на северо-запад.


ГЛАВНЫЙ СИБИРСКИЙ ТРАКТ

Современная ул. Барнаульская – это малый кусочек первого тысячеверстного тракта от уральского города Верхотурье до Тюмени. Построили тракт после того, как Артемий Бабинов разыскал и построил прямую дорогу из Соли Камской через Уральские горы на верховье реки Туры, где заложил город Верхотурье в 1598 г. Потом дорогу проложили до Тюмени и продолжили к Тобольску. В разное время тракт назывался по-разному: Туринским, потому что вел к г. Туринску; Краснополянским, потому что на нем было село с таким красивым названием; Ирбитским, так как по нему ездили в г. Ирбит на знаменитую ярмарку.

Специальным указом царь Федор Иоаннович в 1597 г. запретил ездить из центральной части России в Сибирь всеми известными тогда дорогами, кроме Бабиновской и Туринского тракта. Указ подтверждался и другими царствующими особами до 1763 г., когда Екатерина Вторая разрешила ездить в Сибирь любыми трактами. До 1917 г. обозы шли на Ирбит и обратно всю зиму. Более полутора столетий Ирбитский тракт был единственной дорогой из России в Сибирь, и Тюмень встречала европейских гостей именно с этой стороны.

От того места в начале ул. Барнаульской, где теперь стоят корпуса завода «Нефтемаш», Ирбитский тракт шел напрямик к современному перекрестку ул. Ямской и Болотникова. В 30-е гг. XX в. дорожная сеть здесь изменилась, тем более что прежде бойкий Ирбитский тракт запустел с начала 1920-х гг., когда Тюменскую губернию присоединили к Уральской области, и тюменцы стали ездить Московским трактом в новую столицу Екатеринбург (с 1926 г. – Свердловск). В Тюмени бывший тракт перегородили обширными военными складами, а ездить в деревни и села, расположенные вдоль Ирбитского тракта, стали по современным улицам Военной и Бакинских комиссаров (тогда они еще не имели названий).


КТО ТАКОЙ ОЛОВЯННИКОВ?

Свое современное название ул. Барнаульская получила 25 января 1955 г., а до этого с конца 40-х гг. XX в. она называлась улицей Оловянникова.

Вообще-то в Тюмени ул. Оловянникова была с 4 ноября 1922 г., когда в первое советское переименование улицу Ядрышниковскую, названную в честь известного в Тюмени рода предпринимателей Ядрышниковых, назвали улицей Оловянникова. Она существовала до лета 2005 г., когда снесли последние восемь домов вдоль ул. 50 лет Октября от ул. Профсоюзной.

Во второй половине 40-х гг. XX в. ДОК «Красный Октябрь» получил разрешение построить поселок для своих рабочих вдоль Ирбитского тракта, между отвершиями оврага Бабарынки. Землеустроители наметили улицы, и люди начали строиться. К доковским рабочим разрешили присоединиться и рабочим других организаций. Так возник новый поселок ДОКа, кроме того, что располагается на берегу Туры.

31 января 1950 г. горисполком дал названия улицам нового поселка. Появились улицы Оловянникова, Семипалатинская, Карагандинская, Акмолинская, Актюбинская, Алтайская, переулки Барнаульский и Оловянникова. Почти все они названы в честь степных казахстанских и алтайских городов. Кроме того, в одном месте собралось три названия в честь одного человека. Кем он был, и за что его так уважали тюменцы?

Николай Александрович Оловянников (1886–1921) родился в Тюмени в рабочей семье. Рано пошел работать в типографию, где стал большевиком. Участвовал в первой мировой и гражданской войне на стороне красных. Отступал вместе с Красной гвардией в июле 1918 г. из Тюмени за Урал, вернулся в августе 1919 г. Был грамотным и активным работником, и его избрали секретарем уездно-городской партийной большевистской организации и даже членом президиума губкома партии.

Когда весной 1921 г. поднялось крестьянское восстание против советской власти (тогда оно называлось кулацко-эсеровским мятежом), тюменских коммунистов и комсомольцев мобилизовали на его подавление и направили под с. Ярково, где восставшие на Тобольском тракте создали мощные укрепления из снега и льда. Ушел туда и Н. А. Оловянников. Укрепления штурмовали несколько дней, и многие полегли там. В том числе и Н. А. Оловянников. Он похоронен в братской могиле в с. Ярково на уступе коренного берега реки Тобол, в крошечном скверике на главной улице. На могиле – скромный обелиск. Когда-то это место было ухоженным, о нем заботились власти, школьники, теперь... ладно, что сохранилась ограда.

Тюменцы любили Н. А. Оловянникова. Он хоть и считался по тем временам большим начальником городского и уездного масштаба, однако был прост и доступен в общении с народом, видел, как тяжело живут люди и старался помочь чем мог.

Первое наименование в честь погибшего в феврале 1921 Г. Н. А. Оловянникова было сделано 1 мая того же года: его имя присвоили открывшемуся для молодых рабочих дому отдыха в национализированной загородной заимке тюменских купцов Колокольниковых (теперь пансионат Н. А. Оловянникова).

В 1955 г. прежде автономный поселок ДОКа вошел в черту г. Тюмени, и в городе появились две ул. Оловянникова. 25 января 1955 г. одну из них переименовали в Барнаульскую. Однако остался еще переулок Оловянникова, и название дома отдыха (он уже давно таковым не является) никто не отменял, хотя мало кто называет это место именем Оловянникова. В 2006 г. остановку общественного транспорта уже переименовали в «оз. Цимлянское».

В начале 50-х гг. XX в. ул. Барнаульскую вымостили булыжником до дома отдыха, сюда с железнодорожного вокзала начал ходить автобус № 10. Автобусная остановка называлась «Поселок ДОКа», теперь – Целиноградская.


ЦЕЛИНА И УЛ. ЦЕЛИНОГРАДСКАЯ

В начале марта 1953 г. умер генеральный секретарь ЦК КПСС И.В. Сталин, а в сентябре состоялся партийный пленум, посвященный дальнейшему развитию сельского хозяйства. Новый первый секретарь ЦК Никита Сергеевич Хрущев говорил о путях подъема зернового хозяйства, о мерах повышения урожайности полей, призывал к расширению посевных площадей за счет распашки целинных и залежных земель в Северном Казахстане, Нижнем Поволжье, Сибири. В январе 1954 г. в Москве правительство созвало совещание работников машинно-тракторных станций (МТС), в заключение было принято обращение к работникам колхозов и совхозов о необходимости вспашки целины. В середине февраля в Москве же собрали совещание передовиков сельского хозяйства, где тоже было принято похожее обращение с призывом к молодежи поехать на целинные и залежные земли и выполнить задание партии и правительства. Молодежь начала массами записываться в целинники. 22 февраля в Большом театре в Москве состоялись торжественные проводы комсомольцев, изъявивших желание поднимать целину на Алтае.

23 февраля – 2 марта 1954 г. в Москве состоялся пленум ЦК КПСС, принявший окончательное решение о подъеме целинных и залежных земель на востоке страны. Тюменская область тоже была отнесена к целинным, здесь решили освоить не менее 500 тысяч гектаров новых земель.

Засобирались на «новые земли» и тюменские комсомольцы. 26 февраля 1954 г. в «Тюменской правде» они опубликовали письмо «Следуйте нашему примеру!» с призывом к молодежи поехать в колхозы и совхозы области на подъем целины. 26 февраля около полуночи на вокзале с оркестром встречали поезд № 72, в котором первые москвичи-целинники ехали на Алтай.

4 марта в зале обкома КПСС состоялось собрание комсомольцев разных промышленных предприятий, решивших поехать на освоение новых земель. Областные комсомольские и партийные начальники говорили о грандиозных планах вспашки, планировали урожайность зерна. Начальник областного управления сельского хозяйства сообщил, что в помощь целинникам области партия и правительство выделили 520 гусеничных тракторов, 550 плугов, 640 сеялок, 320 дисковых борон.

9 марта 1954 г. вечером на вокзале провожали тюменцев, уезжавших в районы области. Был митинг, играл оркестр, молодежь танцевала...

Распашка целинных и залежных земель продолжалась до 1961 г., в основном работы проводились в Северном Казахстане и Южной Сибири. В 1961 г. город Акмолинск переименовали в Целиноград, он стал организационным центром большого Целинного края, включавшего пять областей (существовал в 1960–1965 гг.). 12 января 1962 г. тюменскую улицу Акмолинскую переименовали в Целиноградскую, а вскоре так стали называть и остановку общественного транспорта.

Прежде известного всей стране города Целинограда в Казахстане не стало с середины 90-х гг. XX в., после того как правительство республики переехало из южной Алма-Аты в северный Целиноград, теперь он называется Астана, что по-казахски означает «столица».

Память о Целинограде и времени освоения целины сохраняется в Тюмени в названии улицы. Есть еще в районе магазина «Маяк» переулок Целинников, его переименовали 4 декабря 1957 г. из Второго переулка Декабристов.

В настоящее время в Казахстане заброшено около 30% вспаханных в 1954–1960 гг. земель, в Тюменской области за 1990-е годы заброшены практически все те 500 тыс. га целины, поскольку вспахали тогда не самые лучшие земли.


ПРАВАЯ СТОРОНА

Барнаульская – улица односторонняя. Все дома на ней имеют четные номера.

В начале улицы поднимаются красивые корпуса завода «Нефтемаш». Старожилы помнят, что здесь с 1946 г. стояли одноэтажные, обычно покрашенные в синее, корпуса гальвано-штамповочного завода Министерства местной промышленности. Завод изготовлял алюминиевую посуду, бочки для горюче-смазочных материалов, тазы и ведра из оцинкованной жести, скобяные изделия, фурнитуру для окон: шпингалеты, ручки и прочие дешевые, но необходимые в хозяйстве вещи.

Однако «Нефтемаш» не относится к ул. Барнаульской. Это последний объект ул. Военной – № 44. От него и начинается ул. Барнаульская и пос. ДОКа. Поселок – еще один кусок деревенской Тюмени. Улицы здесь грязные и пыльные. К редким водозаборным колонкам ездят на тележках и тачках с бидонами и бачками. В начале XXI в. до поселка добралась газификация, но тротуаров практически нет.

За поселком ДОКа в середине 60-х гг. XX в. начали строить, а в январе 1967 г. сдали в эксплуатацию основной корпус областного онкологического диспансера. Постепенно построили дополнительные помещения. Теперь в диспансере десять отделений на 405 коек.

Начинался онкодиспансер в 1946 г. с небольшой службы по поликлинической работе, располагавшейся в городе, в 1956 г. создали клинико-диагностическую лабораторию, в 1964 г. – рентгенологическое отделение, в 1966 г. – цитологический центр и гинекологическое отделение. Уже на новом месте в 1967 г. организовали хирургическое и торакальное отделение, в 1968 г. – анестезии и реанимации, химиотерапии, операционное, радиологическое...

Диспансер имеет современное оборудование, но работает в весьма стесненных материальных и финансовых условиях, необходим капитальный ремонт помещений, более совершенные приборы и оборудование.

В 80-е гг. XX в. рядом с онкологическим диспансером построили свои многоэтажки аэропорт «Рощино», жилищный кооператив; появился детский сад. Сформировался микрорайон, называют его по-местному «Раковка». Официального названия ему нет.

Далее за лесополосой из тополей чернеют деревянные, чуть живые домишки бывшего плодопитомника, организованного здесь в конце 40-х гг. XX в. Под него был вырублен изрядный участок березняка. Здесь же располагался до 1969 г. Тюменский государственный сортоиспытательный участок по плодовым и ягодным культурам. Потом его перенесли на новое место, на земли совхоза «Плодовый» в с. Луговое. Для обеспечения работы плодопитомника, полива саженцев в 1950–1952 гг. на речке Бабарынка устроили запруду, получился порядочных размеров пруд, который тюменцы назвали озером Цимлянским. Как раз в те годы на р. Дон, у станицы Цимлянской, строили гидроэлектростанцию, плотиной перегородили Дон и устроили Цимлянское море. Об этом сообщали газеты и радио. В Тюмени масштабы были поскромнее, потому получилось только озеро.

Плодопитомник садил ветроломные тополевые садозащитные полосы. После того как отсюда уехал сортоучасток, земли и сады передали совхозу «Плодовый». В садах тюменцы собирали ягоды смородины, малины, яблоки; покупали саженцы плодовых и ягодных растений.

Когда в 90-х годах XX в. началась приватизация, земли бывшего плодопитомника взял город, здесь развернулось строительство коттеджей. Несколько аккуратных краснокирпичных домиков за глухим кирпичным же забором едва-едва поднялись за десять лет тут же, вдоль Барнаульской улицы. Вдали за лесополосами виднеются еще похожие недостроенные особняки. Отличная черноземная почва за десять лет не произрастила ничего, кроме кряжистых сорняков, по которым осенью и зимой пасется пестрая птичья мелочь: синицы, щеглы, снегири...

Около остановки «Плодопитомник» улица Барнаульская круто поворачивает вправо и в тени тополевых лесополос уходит к плотине на р. Бабарынка. Здесь в середине 80-х гг. построили пятиэтажный дом (№ 62) для планировавшегося, но не организованного профессионального училища. Напротив, у коттеджей, есть местная достопримечательность: забор в виде гармошки – зубьями. Сколько лет живу – впервые увидел такое. Обычно заборы строят строго по прямой линии.


ЛЕСОПАРК «ЗАТЮМЕНСКИЙ»

С левой стороны ул. Барнаульской до самого бывшего дома отдыха Оловянникова тянется лес – то естественный, то саженый в разные годы XX в. Напротив доковского поселка растут распространенные в городе клены, отсюда их когда-то рассаживали по всей Тюмени, но потом потребность в них исчезла, и они здесь превратились в мощные деревья. Странное дерево этот клен: в молодом возрасте деревца ровные, стройные. Такими их и садили вдоль улиц Тюмени. С возрастом они почему-то искривляются, так что неосведомленный человек удивляется: кого это угораздило пол-Тюмени засадить этакими раскоряками. Однако этот клен быстро растет и дает густую тень. Озеленить им любой пустырь можно за пару лет. Не успеешь оглянуться – уже шумит кленовый лес.

Жители доковского поселка живут по-простому, по-деревенски и домашний хлам везут не на свалку, а несут «за дорогу» – под клены. И получается сплошная несанкционированная свалка длиною метров двести, мерцающая консервными банками и пластиковыми бутылями. Однако в начале XXI в. городские власти отучили жителей от деревенских замашек, и улица стала чистая.

В 1990-е гг. этот лес слева от Барнаульской улицы назвали лесопарком Затюменским, а прежде он был известен как лесопитомник, в начале 80-х годов XX в. ему присваивали имя М.И. Калинина, но оно не прижилось.

В декабре 1975 г. на основании решения Совета министров Российской Федерации и Тюменского облисполкома мехлесхоз передал эту территорию площадью 127 га, в том числе 91,2 га леса, принадлежавшую лесничеству (квартал № 15), Тюменскому горисполкому для организации парка культуры и отдыха. При этом предписывалось проводить противопожарные и санитарные мероприятия, вырубать лес только в соответствии с генпланом.

Протяженность лесопарка от ул. Аккумуляторной до ворот пансионата им. Оловянникова – около 1500 м, ширина – около 600 м. Высота над уровнем моря – 80–83 м.

Территория лесопарка слегка волнистая, высокие места чередуются с низинами, есть здесь микроболота низинные осоковые, таволговые, ландшафтные поляны с богатым разнотравьем. Ландшафты в основном закрытые и полуоткрытые с сомкнутым горизонтом. Естественные участки березы и осины чередуются с ручными посадками сосны и куртинами естественного соснового леса. Ближе к городу есть участки, занятые саженой яблоней, лиственницей, тополем.

Лесопарк подвергается антропогенному воздействию со стороны участка ул. Ямской, от ул. Аккумуляторной до Рощинского кольца на Объездной дороге. Господствующий здесь юго-западный ветер несет в лесопарк густые выбросы многочисленных автомобилей. Со стороны пансионата лесопарк подтапливается фекальными стоками дырявой канализации. От вымокания там погибло более полугектара осинового леса. Летом 2003 г. построили новый канализационный коллектор, и скоро почва здесь перестанет заболачиваться. Весной юные посетители пускают палы, и в леса приходят низовые пожары, часто весьма масштабные. Топорами подрубают березы ради стакана весеннего сока.

В 70–80-е годы XX в. парк был популярен у тюменцев. Зимой тут постоянно встречались любители лыжных прогулок – молодые и пожилые. Электромеханический завод даже оборудовал освещенную лыжню: вдоль трассы стояли столбы с мощными светильниками для занятий спортом в короткие декабрьские и январские дни. Теперь спортсмены тренируются где-то в других местах; молодежь, поддавшись натиску рекламы, дружно пьет пиво, наплевав на спорт. Правда, не перевелись еще романтики спорта: со стороны ул. Барнаульской госуниверситет в 2004 – 2006 гг. построил лыжную базу. 17 сентября 2005 г. её открыли под названием «Центр лыжного спорта» в день празднования 75-летия университета. Может быть, и удастся возродить сибирский спорт.

Пока же в лесопарке Затюменском нет ничего похожего на парк. Был это пригородный лесок, стал городским лесом, теперь его охраняет комитет по лесопарковому хозяйству администрации г. Тюмени. Весной вдоль Барнаульской улицы от онкологического диспансера до пансионата им. Оловянникова обновили прогулочный тротуар. Чтобы спасти лесопарк от подтопления поднявшимися грунтовыми водами, зимой 2006 и летом 2007 гг. проложили бетонированные каналы для отвода воды за пределы территории.


БАРНАУЛЬСКАЯ ПОДРОСЛА

В 2006 г. улицу продлили до Объездной дороги. Напротив рощи Колокольниковых зимой 2006–2007 гг. построили длинный таунхаус, занявший бывший огород дома отдыха. Этот новый для Тюмени тип жилых помещений – таунхаусы (в переводе с английского – «городской дом») – начали строить на оз. Цимлянском с 2004 г. К 2007 г. их настроили много и ужасно густо поставили друг к другу. Получились какие-то краснокирпичные трущобы, где из окон не видно иного пейзажа, кроме красных стен с окнами и крыш. Странные вкусы у современных архитекторов и застройщиков: лепят дома друг к другу вплотную, чтобы каждый квадратный дециметр давал доход, доход, доход... И – минимум эстетики.






Особняк на улице Барнаульской




УЛИЦА КЛАРЫ ЦЕТКИН И ТОВАРНОЕ ШОССЕ


Эти две улицы проложены вдоль железной дороги и продолжают друг друга именно в таком порядке. Они вполне могли бы считаться одной, но исторически сложилось так, что участок от Белинского до Железнодорожной назвали улицей Клары Цеткин, а далее, до ул. Первомайской, – Товарным шоссе, поскольку по нему ездили на так называемый «товарный двор» железной дороги, куда поступали в вагонах для Тюмени и тюменцев разные грузы.


ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Овраги хоть и служили средством защиты от нападения возможного противника в первые годы существования тюменской крепости, но доставляли массу неудобств жителям: через них было крайне затруднительно переправляться на лошадях с гружеными возами из города в Затюменку и обратно. Казаки, первостроители Тюмени, осматривая ее ближние окрестности, скоро обнаружили, что овраги не бесконечны, их можно объехать по верховьям, которые находятся на расстоянии чуть более версты от реки Туры и крепости. Стали ездить там, где теперь проходят улицы Луначарского, Белинского, Клары Цеткин, Товарное шоссе, Первомайская.

Я полагаю, что это была очень древняя дорога, ею пользовались не только чингитуринцы, но и другие народы, жившие на берегах Туры задолго до прихода в эти места предков современных сибирских татар.

На планах Тюмени XVIII в. показана дорога, ведущая со стороны современной Ямской улицы к верховьям оврагов. Несомненно, ею пользовались обозы, чтобы проехать с Ирбитского тракта, подходящего с запада к Затюменке, на тракт Сибирский, идущий к Тобольску, а с 1838 г. – к Ялуторовску и далее вглубь Сибири, в объезд крутых тюменских взвозов Никольского и Благовещенского.

Оформляться в качестве городской улицы нынешнее Товарное шоссе стало в конце XIX в., когда обустраивали привокзальную площадь и ее окрестности. Улицу окопали кюветами. Название свое она получила, видимо, только при советской власти, в 1930-е гг. Тогда же получила название и ул. Клары Цеткин.


КЛАРА ЦЕТКИН И ЕЁ УЛИЦА

Клара Цеткин (1857–1933) – известная деятельница германского и международного рабочего и женского движения. В молодости она вышла замуж за российского студента, приехавшего учиться в Германию, и получила его фамилию. Почти 40 лет она состояла в социал-демократической партии Германии, участвовала в создании Второго Интернационала, Компартии Германии № 1919 г., входила в состав её Центрального Комитета, была в 1921 г. одним из организаторов и членов Коммунистического Интернационала (Коминтерна), с 1925 г. руководила МОПР – Международной организацией помощи борцам революции, была председателем его центрального комитета. В 1910 г. на конференции женщин-социалисток Клара Цеткин предложила ежегодно широко отмечать Международный женский день 8 Марта как день борьбы за права женщин в обществе. В России его первый раз отмечали в 1913 г. Особенно прижился праздник в Советском Союзе и после в – России. За рубежом 8 Марта празднуется вяло и не во всех странах. В 2004 г. день 8 Марта отменили власти Эстонии. Таким образом, праздник 8 Марта придумала Клара Цеткин.

Клара Цеткин в 20-е гг. XX в. часто бывала и подолгу жила в Советском Союзе, была хорошо знакома с В.И. Лениным и другими руководителями страны. В 1920 Г. К. Цеткин избрали членом германского парламента – рейхстага. Она открывала в 1930 г. первые заседания нового рейхстага на правах старейшего его депутата. Когда Гитлер начал гонения на коммунистов, Клара Цеткин в 1932 г. приехала в Советский Союз, но прожила недолго. Она умерла в 1933 г., и похоронена на Красной площади у Кремлевской стены в Москве.

К. Цеткин награждена орденами Советского Союза: Ленина и Красного Знамени.

В середине 30-х гг. XX в. тюменские власти увековечили имя Клары Цеткин в названии улицы. В Германской Демократической Республике (ГДР) была медаль им. К. Цеткин.

Улица сформировалась в 20-е гг. XX в. и проложена по пустым в ту пору местам, а потому могла быть прямой, но получилась несколько изогнутой. Застроена жилыми домами только с левой, нечетной стороны. Еще сравнительно недавно здесь стояли небольшие двухэтажные брусчатые дома, оштукатуренные снаружи. В конце 80-х гг. XX в. старые постройки начали сносить и ставить панельные девятиэтажки. Однако экономические реформы 90-х гг. задержали реконструкцию, старые дома остались.

Правая сторона улицы занята гаражами, авторемонтными мастерскими, складом дров, повышенным рельсовым путем для разгрузки угля и строительных материалов, товарным двором.

Вдоль ул. К. Цеткин растут мощные тополя, прикрывая ее от северных ветров. Главная достопримечательность улицы – ипподром.


ИППОДРОМ: ИСТОРИЯ

Это слово имеет два смысловых значения. Во-первых, так называют учреждение, занимающееся организацией и проведением конных испытаний и конно-спортивных соревнований. Во-вторых, ипподром – это специально оборудованная площадка для проведения таких мероприятий. В переводе с греческого – место для бега лошадей.

Тюменский ипподром – первый, а потому старейший в Сибири. Он открылся 23 июня 1871 г. стараниями тюменских купцов, которые еще в 1867 г. образовали общество коневодства во главе с купцом Прокопием Ивановичем Подаруевым, владельцем конного завода в д. Гусевой под Тюменью, который достался ему от отца. Членами общества были именитые купцы: Иван Иконников, Ксенофонт Метелев, Петр Ядрышников, Сергей Гилев, Евлампий Котовщиков и другие. Племенных лошадей покупали в Перми и других городах европейской части России на известных конезаводах Воронцова-Дашкова, Казакова, Романова...

Для испытания лошадей нужен был ипподром. Городская Дума дала под него в аренду землю на окраине, за Большим Городищем. Бега вначале были по воскресеньям, по два заезда в день. В заезде участвовало до 20 лошадей. Ипподром был комбинированным: лошадей испытывали в скачках под седлом и рысистых, запряженных в легкую двухколесную качалку с экипажем. Рабочих лошадей испытывали на максимальную грузоподъемность и скорость доставки груза шагом и рысью.

Рысистые лошади бежали расстояние от двух до шести верст. Постепенно приобреталась упряжь и оборудование. Место проведения испытаний огородили, для публики устроили здание с местами разного удобства и стоимости. В начале XX в. открыли десятирублевый тотализатор. Вырученные деньги шли на увеличение стоимости призов. В 1910 г. ипподром участвовал в крупной сибирской сельскохозяйственной выставке в Омске.

В августе 1919 г. отступавшие колчаковцы увели с собой лучших лошадей, а помещения так разгромили, что их удалось восстановить только к 1921 г. После изгнания колчаковцев началось и восстановление коневодства. Организовали губернское общество улучшения коневодства. В 1921 г. по инициативе общества ипподром открыли, через год начал работать тотализатор. В бегах участвовали и крестьянские лошади: в 1922 г. их было не более 10% всего испытанного поголовья, в 1926 выросло до 51%.

В последующие годы ипподром находился в подчинении различных сельхозорганов – окружных, районных, был он и межрайонным для испытания колхозных рысаков. В годы войны 1941–1945 гг. ипподром не работал. После войны вновь началась кропотливая работа по улучшению коневодства, и ипподром опять открыли.


ДИРЕКТОР ИППОДРОМА – ЯКОВ НЕУМОЕВ

Дважды – с 1947 по 1955 и с 1962 по 1982 г. – директором ипподрома работал известный тюменский кавалерист, Герой Советского Союза Яков Николаевич Неумоев (1907–1993).

Родился Яков Николаевич в д. Трошиной Уватского района в семье крестьянина. В 1931 г. вступил в партию и десять лет работал председателем колхоза «Северный» Тобольского района. Как у председателя колхоза, у него была «броня» – освобождение от призыва в армию, но Яков Николаевич телеграммой попросил Семена Михайловича Буденного, тогда первого заместителя наркома обороны, призвать его в армию добровольцем. Просьбу С. М. Буденный удовлетворил, и Неумоев оказался на фронте, его назначили командиром эскадрона.

К началу войны 1941 – 1945 гг. в Красной Армии Советского Союза оставалась 13 кавалерийских дивизий. По штату в дивизии должно было быть 1 506 лошадей и 8968 солдат. Им придавались пулемёты, миномёты, артиллерия, танки, зенитные пушки и пр. В первые месяцы войны конные формирования понесли тяжелые потери от немецкой авиации, танков, артиллерии. Тем не менее этот устаревший вид войск продолжали пополнять, и к середине 1943 г. в армии числилось 226 816 лошадей и 238 969 кавалеристов. Они уже не бросались с шашками наголо на вражеские танки и пулемёты, как это было в июне 1941-го года и позже.

Кавалеристы в конце войны в основном сражались в пешем строю, сняв со своих тачанок (легких конных тележек) станковые пулемёты. Так уже с 1943 г. воевал и кавалерист Я.Н. Неумоев, а до этого сотни километров прошел по немецким тылам, под ним убили семь лошадей. 16 декабря 1943 г. эскадрон гвардии лейтенанта Я. Неумоева пулемётным огнём прервал отступление немцев по дороге между городами Невелем и Городком в Витебской области Белоруссии. Кавалеристам пришлось отбить неоднократные атаки немцев, в бою уничтожили пять автомобилей и три танка. За умелые действия по организации обороны 4 июня 1944 Г. Я.Н. Неумоев получил звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая звезда» и ордена Ленина, высшей награды Советского Союза. Кроме того, он был награжден семью орденами, в том числе орденом Александра Невского и многими медалями, а также серебряной саблей как лучший командир эскадрона. Он участвовал во встрече советских и американских войск на р. Эльбе в Германии в апреле 1945 г. Вернулся в 1946 г. домой капитаном. 24 июня 1945 г. Неумоев участвовал в Параде Победы на Красной площади в Москве.

В 1955–1962 гг. Я.Н. Неумоев работал председателем колхоза «Победа» (д. Плеханова) и «Новый путь» (с. Успенское) Тюменского района.

В бытность Неумоева директором ипподрома, с 1962 по 1982 г., стали выращивать овес на корм лошадям на участке земли вблизи пос. Рощино (учхоз сельхозакадемии), начали реконструкцию помещений. Ему удалось отстоять ипподром от переноса его в одно из загородных сел – была такая идея. Уйдя с должности директора, Яков Николаевич часто посещал прежнее место работы. Высокий, в военном френче, широких галифе, с наголо обритой головой, он привлекал к себе внимание и интерес жителей Тюмени. В 1975 г. ему присвоено звание почетного гражданина г. Тюмени. Жил он в доме на ул. Ямской.

В 1990 г. Яков Николаевич участвовал в Москве во встрече ветеранов войны 1941–1945 гг. России и США. На встрече был и генерал Д. Гомельс, с которым Я. Неумоев познакомился в 1945 г. на р. Эльбе в Германии.

Когда последний кавалерист Тюмени умер, его тело провезли по беговой дорожке ипподрома в экипаже, запряжённом тройкой лучших лошадей конюшни. Похоронен Я.Н. Неумоев на Червишевском кладбище. Сквер около Выставочного зала на углу ул. Рижской и Севастопольской носит имя Якова Неумоева.

В день 20-летия победы (1965 г.) Я.Н. Неумоев сам передал подаренную ему в июле 1944 г. именную шашку (саблю) в Тюменский краеведческий музей. После смерти героя в музей переданы его тёмно-синяя бурка, башлык, шапка-кубанка и хромовые сапоги со шпорами.

На должности директора ипподрома его сменил Георгий Артемьевич Шилохвостов.


ИППОДРОМ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Ипподром несколько раз подвергался ремонту и реконструкции, особенно значительно в 1954–1956 гг. и 1984–1990 гг. Обновили трибуны, на беговых дорожках сменили покрытие, улучшили виражи. В 2002–2004 гг. провели очередную реконструкцию на полученные из областной казны деньги. Отсыпали конкурное поле размером 120x60 м, построили всепогодную беговую дорожку длиной в старинную версту – 1067 м, и рабочую, длиной 800 м, две конюшни – на 80 и 56 лошадей.

Теперь тюменский ипподром находится в составе госучреждения Государственная заводская конюшня «Тюменская». Конюшня имеет породистых жеребцов-производителей рысистых пород и сдает их в аренду агрофирмам и акционерным обществам, которые занимаются коневодством, некоторые имеют даже свои конефермы с 25 и более кобылами.

Спортивное отделение ипподрома проводит испытание лошадей из некоторых коневодческих хозяйств области, а также конно-спортивные соревнования. В год бывает до 12 беговых дней с розыгрышем традиционных и именных призов, соревнования по конкуру.

Теперь на ипподроме работают 3 беговых отделения и отделение проката и спорта. Более 50% лошадей принадлежат частным владельцам и хозяйствам области. В спортсекциях занимается около 100 детей.

В феврале 2003 г. ипподром посетил губернатор С.С. Собянин и ознакомился с его состоянием и работой. Он выделил 20 млн. руб. из областного бюджета на полную реконструкцию ипподрома, чтобы он стал не только местом отдыха и занятий конным спортом для детей и взрослых, но и объединяющим методическим центром для тех пяти конно-спортивных школ, что работают теперь в Тюмени и её ближних окрестностях. После реконструкции ипподром может проводить у себя соревнования российского уровня.

Первые зональные соревнования состоялись в августе 2003 г., участвовало десять команд Приволжского и Уральского федеральных округов на кубок зоны Урала по коневодству, коннозаводству и конному спорту. Тюменские конники заняли второе место, уступив на два очка спортсменам Башкирии. На соревнованиях присутствовал С.С. Собянин, он вручил кубок команде нашей области за преодоление препятствий на приз губернатора Тюменской области и надел праздничную попону на лучшего рысака России XX в. – Сорренто.

В 2003 г. ипподром получил в подарок девятилетнего жеребца орловской породы по кличке Кросс стоимостью 300 тыс. долларов. Это один из лучших производителей породы в России. За беговой сезон 2003 г. проведено 12 беговых дней, четыре межрегиональные встречи, установлено 17 рекордов, испытано 126 лошадей.

Неподалеку от ипподрома, на Большом Городище, находится ул. Ипподромная, названная так еще в 30-е гг. XX в. Это типичная для Городища улица деревенского типа.

С начала XX в. на ипподроме проводились не только конные соревнования, но и другие зрелищные мероприятия.


ВЕЛОГОНКИ НА ИППОДРОМЕ

В первые годы XX в. велосипед как вид транспорта был еще новинкой, но в Тюмени богатые горожане уже имели эти машины. По городам России путешествовали спортсмены, хорошо освоившие новый транспорт, с показательными выступлениями. В начале августа 1906 г. двое таких спортсменов – Б. П. Краев и Н. Я. Петров – завернули в Тюмень. Местная «Сибирская торговая газета» дала им лестную характеристику: «Б. П. Краев считается первым фигуристом России и лучшим ездоком Санкт-Петербурга на скорость. Н. Я. Петров имеет более 300 первых призов, выигранных в разных городах России».

13 августа на ипподроме состоялись первые в истории Тюмени показательные выступления опытных велосипедистов и состязания с местными любителями. От Тюмени участвовали: Бобиков, Брандт, Вершинин, Рекелькам, Шмыров, Комаровских и др. В гонках на одну и десять верст победили гости.

Через сутки, 15 августа, состязания продолжились. И тут заезжие знаменитости оконфузились: тюменец Бобиков далеко опередил их. По условию победителю заезда полагался золотой жетон, но Петров обещал выдать его после окончания соревнований. Однако публика с трибун потребовала отдать приз немедленно. У Петрова обещанного жетона не оказалось, и он предложил Бобикову взамен пять рублей. Победитель отказался. Описывая это событие, газета сообщала, что «чемпионы сбежали с ипподрома». Так закончились первые тюменские велогонки...


АЭРОПЛАН НАД ИППОДРОМОМ

19 июня 1912 г. на ипподроме провел показательные полеты на французском самолете (аэроплане) «Блерио» один из первых российских летчиков А. А. Васильев (1882–1918). Он познакомил тюменцев с технической новинкой века – авиацией.

Это событие подробно описано в «Сибирской торговой газете»: «Один за другим все выше и выше описывал Васильев плавные круги над полем... Четвертый круг. Плавный поворот к трибунам. Мотор выключен, винт замедлил ход. Красивым плавным скольжением самолет Васильева опустился на землю. Аплодисменты и выкрики «браво» нарушили потаенную тишину. Небольшой антракт. И сразу второй взлет на фоне уже темнеющего неба. Еще выше, метров на 300–400, поднимается на машине уверенный в себе авиатор и описывает в вышине грандиозную восьмерку... Волшебная птица и ее властелин снова на пыльной земле. Коснувшись ее, «Блерио» на секунду подпрыгнул вверх, словно не хотел опускаться из свежих волн высоты в тюменскую пыль... Обыватели города, на мгновение, побывав мечтою в небесах, тоже опустились на матушку-землю и поплелись по родным улицам в надоедливую пыль и грязь, возвращаясь к суете мелких обывательских делишек...».

Здесь же, на ипподроме, пару лет спустя, состоялся второй полет аэроплана.


ФУТБОЛЬНОЕ ПОЛЕ

В 1914 г. городской кружок любителей спорта просил у городской Управы разрешения выделить вблизи ипподрома площадку 55 на 40 сажен (117 на 85 м) для устройства футбольного поля. Это было первое официальное футбольное поле Тюмени.

Футбол в Тюмени появился в 1912 г. Известен даже его зачинатель – 16-летний тюменец Костя Пятчин. Он из газет и журналов узнал о футболе, выписал мяч через питерский магазин и набрал первую команду из сверстников. Ребята сшили себе оригинальную форму: суконные брюки-клеш, черные атласные рубахи с белыми бантами и черные фетровые шляпы. Тогда взрослым парням ходить по улице в коротких брюках с голыми коленями считалось крайне непристойным. Команды различались по цвету нарукавных повязок.

Игра понравилась как игрокам, так и зрителям. Через пару лет тюменские футболисты уже провели первый товарищеский матч с коллегами из г. Шадринска, который тогда входил в Пермскую губернию. Так что этот матч был и первым межгубернским, межрегиональным, по-современному. После футбол стал распространяться по городам и весям, и футбольные поля стали устраивать в центре города поближе к зрителям.


ЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ СПОРТ

Зимние автогонки проводились на ипподроме издавна, а с 1994 г. стали проводить мотокроссы. С 1996 г. начали устраивать соревнования по экстремальному кроссу на автомобилях «Гонки на выживание». Если конные соревнования пока не стали интересными для тюменцев и в отличие от 70–80-х гг. XX в. не собирают много зрителей, то на автогонки приходят толпы народа. Гонки без правил – остроэмоциональное зрелище, оно больше захватывает зрителей, многие из которых сами водители.

Проводятся и соревнования по очень зрелищному виду спорта – гонки на лыжах за лошадьми, когда беговая лошадь буксирует лыжника по заснеженной дорожке ипподрома. Не всякому удается удержаться на трассе длительное время.

В январе 2004 г. на ипподроме опробовали в упрощенном варианте новый вид конного спорта – драйвинг, который в России известен только с 2000 г. и пока не вполне освоен нашими спортсменами. Летом на ипподроме намереваются продолжить популяризацию драйвинга среди тюменцев.


ЗА КУЛИСАМИ ИППОДРОМА

На ипподроме красиво во время бегов и скачек. Сияет солнце, на ветру реют разноцветные флаги, толпа народа ждет спектакля. И он начинается с первого старта забега или заезда. Мчатся разномастные кони, на них восседают одетые в пестрое люди... Топот копыт... Крики зрителей... Кто-то, бывает, падает, но его быстро убирают вместе с лошадью...

Красиво... Но, обратите внимание, сколь яростно хлещут наездники и жокеи своих скакунов тяжелыми хлыстами! Этому бою нет ограничений в погоне за призом, медалью. В желании прийти к финишу первым хороши все методы воздействия на лошадь, вплоть до самых жестоких, которые причиняют животным неимоверную боль. Чтобы избавиться от болевых ощущений, лошадь и бежит во весь опор, сколько может, туда, куда её направляет человек, держащий в руках уздечку.

Вначале лошадям вставляли в носовую перегородку металлическое кольцо, чтобы управлять ею, но перегородка хрупкая и часто ломалась. Оказалось, что самое чувствительное к боли место у лошади – рот. Чтобы лошадь слушалась человека, ей в рот заводят пару металлических стержней, составляющих часть уздечки. Много веков назад эти нежные места обнаружили люди и приручили лошадь, заставляя её подчиниться боли.

А то крутым раствором поваренной соли пропитывают шерсть на крупе лошади. Сверху белый налет соли удаляют щеткой, чтобы не было видно посторонним. Потом лошадь бьют тонким бичом – струной, который делает надрезы на коже, куда попадает соль, растворившись в конском поту. Жгучая боль ещё больше подгоняет лошадь, и она мчится вперед. Лошадь не приспособлена природой к изнурительному длительному бегу. Это достигается упорной тренировкой. После бегов и скачек много лошадей повреждают себе кости, сухожилия, разрывают легкие с последующим сильным кровотечением из носа и рта.

Лошади рано обретают инвалидность: скаковые – через 5–6 лет работы, да и вообще любая спортивная лошадь в возрасте 10–12 лет уже не годится к дальнейшей службе. Один известный мастер верховой езды в приступе откровенности признал, что «конный спорт – это избиение связанного».


ТОВАРНОЕ ШОССЕ

От улицы Железнодорожной до Первомайской улицу Клары Цеткин продолжает Товарное шоссе – короткое, не более полукилометра. Справа вдоль него тянется серый бетонный забор; слева по нечетной стороне – ветхие одноэтажные деревянные дома, среди которых, как утес, высится восьмиэтажное, с мансардой, здание управления Министерства налогов и сборов России по Тюменской области.

Это здание строили в последние годы советской власти для областного военкомата, но началась перестройка, и о начатом забыли. Здание облюбовали бомжи и таджикские цыгане. В конце 1990-х гг. недостроенное здание передали налоговой службе; достроили, привели в порядок, украсили оригинальной крышей, и оно в свою очередь украсило собой Товарное шоссе. Рядом возвели служебные и жилые блоки.

На углу перекрестка с ул. Первомайской, за ветхим деревянным забором, высится такое же ветхое здание завода пластмасс. В 1941 г. эвакуированный из Днепропетровска завод поселили здесь, в помещениях бывших винных складов, выселив ликероводочный завод на ул. 25 Октября – в Ильинскую церковь.

Завод пластмасс – взрывоопасное и токсичное предприятие – находится практически в центре города. Его давно собираются вынести за черту города. В 2002 г. вновь начались энергичные разговоры вокруг завода. На перенос его надо не менее 550 млн. рублей, которых нет у администраций города и области. Смолы завода используют мебельные предприятия города – «Заречье», «Красный Октябрь», фанерокомбинат, есть спрос на них и за пределами области. Пока в год производится до 10 тысяч тонн смол. Когда завод будет вынесен за пределы города, его производительность возрастет до 70 тысяч тонн в год. Определено и место для нового завода: между д. Утёшевой и Горьковкой. Однако население этих деревень и аэропорт «Рощино» беспокоятся о будущей экологической обстановке. Завод уже начал освоение новой территории.

Напротив завода, ближе к вокзалу, поднимаются многоэтажные дома.

До 1974 года здесь стоял четырехэтажный кирпичный дом постройки 1934 года, в нем жили рабочие железной дороги. В морозную ночь кто-то решил протопить нетопленные 10 лет печи (прежде в доме было печное отопление). Возник пожар: загорелись деревянные перекрытия. Руины снесли, а на их месте построили современный дом. Рядом снесли двухэтажные домики постройки 1940-х гг. и возвели красивые девятиэтажные дома.

В 2004–2005 гг. обе улицы – Товарное шоссе и Клары Цеткин – капитально реконструировали.






Фото 1. Улица Клары Цеткин






Фото 2. Улица Товарное шоссе




ВОКЗАЛ – ВОРОТА ТЮМЕНИ


С началом строительства в 1881 г. железной дороги Екатеринбург-Тюмень в лексикон тюменцев вошло новое слово – «вокзал».


ПРЕЛЮДИЯ

16 октября 1881 г. на экстренном собрании городской думы обсуждался вопрос об отводе земли под строительство железной дороги и одновременно запрос инженера В. И. Мациевского, отвечает ли место, которое он выбрал для устройства пассажирской станции, интересам города – «против Малого городища». Городская Дума постановила «уведомить г. Мациевского, что предложенное им место... вполне соответствует городским интересам». Вокзал был построен и готов к открытию 6 декабря 1885 г.


ПЕРВЫЙ ВОКЗАЛ

Тюменцы старшего поколения помнят свой первый железнодорожный вокзал, сохранившийся теперь только на старых фотографиях. Он был маленький, двухэтажный, беленый снаружи, весь в кирпичных кружевах, с толстыми стенами. Находился он там, где теперь на перроне нового вокзала зеленый газон. Под газоном сохранился и фундамент старого вокзала.

На фотографиях конца XIX – начала XX вв. видно, что со стороны железнодорожных путей перед зданием вокзала имелся навес на фигурных, видимо, чугунных, столбах, пассажирские поезда проходили под ним, и люди в непогоду не мокли под дождем, ожидая прибытие поезда и заходя в вагоны. Теперь такой заботы о пассажирах нет.

Внутри вокзал разделялся на три части: зал кассовый, зал ожидания с массивными дубовыми диванами (на их высоких спинках были вырезаны буквы «МПС» – «Министерство путей сообщения») и ресторан. У двери на перрон висел изрядных размеров медный колокол, в который обязательно звонил дежурный по вокзалу, выходя встречать пассажирский поезд.

Перед вокзалом со стороны города – площадь с сиреневым сквером и фонтаном. В центре чаши фонтана, лежа на камнях, дремала олениха, а над ней в настороженной позе стоял олень с ветвистыми рогами. Новый вокзал построили на месте этого сквера, а скульптурную группу оленей я видел позже в пионерском лагере им. Заслонова, возле ст. Тугулым. Вокзал и площадь отделялись от города шеренгой мощных тополей, посаженных, видимо, еще в позапрошлом – XIX – веке.

Старый вокзал было приказано снести в одну ночь, чтобы накануне октябрьских праздников 1974 г. открыть здание нового. Курсанты из военно-инженерного училища бульдозерами и прочей техникой таранили старые стены. Но и к утру старый вокзал позиций не сдал. Открыли новый, а со старым, уже не спеша, возились еще месяц.

Впрочем, в г. Камышлове сохранился вокзал, построенный по тому же проекту, что и Тюменский.


НОВЫЙ ВОКЗАЛ

В конце 1960-х гг. через Тюмень хлынул пассажирский поток на нефтяные и газовые новостройки, открыли железную дорогу на Тобольск и далее, в район Сургута. Возникла потребность в более просторном здании вокзала. В июне 1970 г. механизаторы Мостоотряда-36 начали забивку свай под фундамент нового здания, а в марте 1973 г. начались отделочные работы. Облицовку вокзала гранитом, мрамором и травертином выполнили гранитчики московского «Метростроя». Строили вокзал по проекту архитектора Юрия Мелюшкина из института «Мосгипротранс».

Новый вокзал был готов, по обычаю того времени, к «красной дате» – 7 ноября 1974 г. Комиссия приняла его 4 ноября. По этому поводу состоялся митинг. Речи произносили А.И. Ханжин, председатель горисполкома, Д. И. Коротчаев, начальник управления строительства «Тюменьстройпуть» (это его подразделение СМП № 280 возводило вокзал), Б. П. Заболотный, начальник вокзала.

Строили по тому же проекту, что и в г. Ульяновске, на родине В.И. Ленина. Этим фактом в те годы тюменцы чрезвычайно гордились. Новое здание намного просторнее старого и построено по моде того времени – из стекла и бетона. Наверху самой высокой, центральной, части, где расположена гостиница для транзитных пассажиров, были установлены часы с механизмом Ереванского завода.

Как и в старом вокзале, здесь есть ресторан, залы ожидания и кассовый. Вместимость вокзала увеличена за счет подвального этажа, из которого сделан выход на второй и третий пассажирские пути. Вокзал рассчитан на одновременное пребывание 1500 пассажиров. При необходимости можно раздвинуть стены кассового зала, и вокзал сможет вместить еще больше пассажиров. Это и было сделано во время реконструкции правой части вокзала в 2003–2005 г. Работы на левой части продлятся до 2008 г.


НИКОЛАЙ ВТОРОЙ И ПРОЧИЕ

Дважды посетил станцию Тюмень бывший император России Николай Второй с семьей. Первый раз – 4 августа 1917 г. по пути в тобольскую ссылку. Однако поезд сделал короткую остановку и проследовал к станции Тура, бывший император из вагона не выходил.

Второй раз Николай Романов с женой и дочерью Марией прибыл на вокзал 27 апреля 1918 г. Сюда их доставил из Тобольска комиссар В. В. Яковлев, чтобы вывезти в Екатеринбург. Однако поезд ушел к Омску, где от ст. Куломзино его вернули обратно. 30 апреля поезд без остановки миновал ст. Тюмень и ушел в Екатеринбург.

Не раз бывал на тюменском вокзале ставший теперь популярным Григорий Распутин. Он часто ездил в свое с. Покровское и назад в столицу. Однажды он остался недоволен вокзальным туалетом и дал деньги на постройку нового, более уютного.


ВОЖДИ НА ТЮМЕНСКОМ ВОКЗАЛЕ

За более чем вековую историю тюменского вокзала миллионы людей прошли через его двери, но пребывание в нем выдающихся личностей отмечено мемориальными досками.

В начале декабря 1920 г. на агитпоезде «Красный Октябрь» в Тюмень прибыла группа ответственных работников из Москвы во главе с М.И. Калининым, уже тогда занимавшим должность председателя Всероссийского центрального исполнительного комитета РСФСР. Тогда с 8 по 15 декабря в Тюмени проходила губернская партийная конференция и съезд Советов. 9 декабря М.И. Калинин выступил на ней с речью, которую опубликовали в местной газете «Известия». «Рабочие и крестьяне, которые в течение тысячелетий создавали богатства в пользу угнетателей, смогут сейчас создать богатства для самих себя, преодолевая на своем пути все трудности и препятствия, для достижения окончательной победы над буржуазией и создания нового коммунистического строя», – сказал М.И. Калинин. (В 1957 г. в Тюмени в его честь назвали улицу, поселок и 1964 г. – совхоз вблизи города в с. Ембаево).

17 февраля 1907 г. поездом в Тюмень доставили группу участников революции 1905–1907 гг., среди них был Л. Д. Троцкий. Осужденных отправили в Обдорск (Салехард). Второй раз Л. Троцкий посетил Тюмень 22 октября 1921 г. Он уже исполнял должность чрезвычайного уполномоченного ВЦИК и Наркомпрода по Уралу. Ездил по стране в бронепоезде с царскими удобствами.

Вторая мемориальная доска сообщает, что в марте 1922 г. на станции Тюмень находился тогдашний министр путей сообщения, более известный как председатель ВЧК и ГПУ Ф. Э. Дзержинский. Пробыл он в Тюмени не более двух часов, но, видимо, неплохо «взбодрил» местные власти, которые вскоре выдали паровозным бригадам зарплату, которой рабочие не видели уже много месяцев.

Пока нет мемориальной доски, отмечающей пребывание на станции Тюмень «горячо любимого товарища Леонида Ильича Брежнева», Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного Совета СССР, с ним были министр обороны Д.Ф. Устинов и заведующий отделом ЦК Л.М. Замятин.

Прибыл генсек на станцию Тюмень 30 марта 1978 г. специальным поездом из четырех вагонов на тяге двух тепловозов (тогда железная дорога до Тюмени еще не была электрифицирована). Леониду Ильичу захотелось побывать на месте своей службы в рядах Красной Армии в Забайкалье. В Тюмень поезд прибыл в середине дня. Леониду Ильичу поднесли в здании вокзала цветы ребятишки из детского сада, что был на ул. Дзержинского в доме Буркова, и ученики 50-й средней школы. Генсек пообщался с вокзальным народом, побеседовал о делах с секретарем обкома Г.П. Богомяковым и председателем облисполкома В. В. Никитиным, срочно вызванными на вокзал, прогулялся по перрону, даже купил за 15 копеек в киоске пачку своих любимых сигарет, и отбыл дальше. Тюменские власти полагали, что генсек пожелает осмотреть город, и тщательно к этому подготовились. В ближний продовольственный магазин на ул. Первомайской «выбросили» дефицитную тогда в Тюмени колбасу. Народ, «унюхав» дефицит, выстроился в очередь под возгласы «кто последний?». Только нескольким отвесили по куску, как «колбаса кончилась» – Леонид Ильич уехал. Это мне рассказал знакомый, который успел купить кусок «брежневской» колбасы.

В заключение рассказа о нашем железнодорожном вокзале стоить напомнить тюменцам один, возможно, забытый ими факт современной истории. Наш вокзал знаменит тем, что здесь зарождался в 1992 г. тюменский капитализм. Место рождения: общественные туалеты вокзала. Именно с создания платных туалетов, с обслуживания естественных потребностей пассажиров началась реставрация капитализма в Тюмени и его победное шествие. Новорожденный четко усвоил истину, высказанную ещё одним из лидеров рабовладельческого строя, – «деньги не пахнут!».

Возможно, когда-нибудь в юбилейный год пришпандорят мемориальные доски у входа в эти крайне необходимые заведения. Чтобы помнили люди, что к чему.






Старый вокзал уступает место новому




УЛИЦА ИМЕНИ СТАЛИНГРАДА


2 февраля Россия отмечает День воинской славы – очередную годовщину ликвидации окруженной в Сталинграде крупной военной группировки гитлеровцев в 1943 г.

Одну из улиц Тюмени назвали Сталинградской при застройке в первые послевоенные годы поселка им. Калинина. Однако во второй половине 1950-х гг. правительство Советского Союза приняло постановление о борьбе с культом личности Сталина и его последствиями. Город Сталинград переименовали в Волгоград. Вслед за этим и тюменский горисполком решением от 23 января 1962 г. переименовал ул. Сталинградскую в Волгоградскую. Под этим названием она известна теперь тюменцам.


ТЮМЕНЦЫ И СТАЛИНГРАД

К обороне Сталинграда тюменцы имеют самое непосредственное отношение. В сентябре 1942 г. на правый берег Волги прибыла одна из сибирских дивизий – 308-я – и заняла боевые позиции. Значительную часть личного состава дивизии представляли мужчины, мобилизованные из восточных районов современной Тюменской области, тогда входившие в состав Омской: Абатского, Сладковского (тогда Маслянского), Казанского, Ишимского, Викуловского. Сибиряки сражались столь доблестно, что дивизию наградили орденом Красного Знамени.

Звание Героя Советского Союза посмертно присвоили участнику боев в Сталинграде, уроженцу с. Ильинского Казанского района Матвею Путилову. После освобождения Сталинграда тюменцы оказывали помощь в восстановлении города. Известен такой факт: в марте 1943 г. бригада тюменского машиниста-паровозника П. Тимкина купила на свои средства эшелон угля и отправила его в освобожденный Сталинград. Рабочие аккумуляторного завода за день собрали для Сталинграда 15000 рублей и 8000 рублей облигациями госзайма, рабочие «Механика» собрали соответственно 400 и 30 тыс. рублей. Они же провели три воскресника и заработанные деньги перечислили в помощь Сталинграду. Это только несколько примеров, которые мне удалось найти.

В канун 60-летней годовщины (2003 г.) в Тюмени еще проживало 115 участников обороны Сталинграда, длившейся 200 суток.


ПЕРВОЕ НАЗВАНИЕ – ЗАВОД «БОЛЬШЕВИК»

В начале XX в. за железной дорогой, на месте поселка Калинина, построек почти не было. Только у самой дороги, где теперь перекресток улиц Волгоградской и Большевиков, находилась лесопилка купца Семенкина и стоял его двухэтажный дом с мезонином. По современной нумерации он имел номер 33 по ул. Волгоградской и был снесен только в середине 90-х гг. XX в., когда стали расчищать место под строительство девятиэтажек на углу ул. Большевиков.

В 1919 г. владелец лесопилки не стал искушать судьбу и ушел вместе с колчаковскими войсками. Его предприятие национализировали и назвали «Завод «Большевик», так стали называть и улочку, которая начала формироваться параллельно железнодорожным путям за полосой отчуждения. В 1924 г. на ней 98 появились первые дома рабочих железной дороги. Дом № 44 – длинный барак, и рядом № 42 построили в 1942 г. рабочие-путейцы на трудовых субботниках. В доме № 42 была столовая, общежитие, а в 1948 г. – первая в поселке двухклассная школа почти на сотню ребятишек. Начальная школа работала здесь до середины 60-х гг. XX в. Дома № 38 и 40 занимает Тюменская дистанция гражданских сооружений, ведающая жильем железнодорожников. У перекрестка с ул. 9 Января, где теперь девятиэтажная башня, 20 лет назад стояли два огромных барака военных лет.


ПЕРЕСТРОЙКА И НОВОЕ НАЗВАНИЕ

Особенно существенно перестроилась улица «Завод «Большевик» в первые послевоенные годы. Тогда же ее переименовали в Сталинградскую, а одну из пересекающих ее улиц назвали Ленинградской. Небольшую улочку, сформировавшуюся в том месте, откуда начала развиваться ул. Сталинградская, в 1957 г. назвали ул. Большевиков в память о старом лесозаводе. Она ведет к пешеходному мосту через железную дорогу, по нему горожане попадают на ул. Привокзальную.

Перестраивать ул. Сталинградскую взялась железная дорога. Двухэтажные оштукатуренные дома по обе ее стороны – кирпичные и деревянные брусовые – воздвигнуты рабочими строительного участка железной дороги. За полвека дома одряхлели, и вид у них несовременный.

В 1961 г. у перекрестка с ул. Калинина построили четырехэтажное общежитие железнодорожников и дом бытового обслуживания напротив. Отсюда начинается ул. Калинина (бывшая ул. Андреева), давшая название всему поселку. Часть улицы застроена частными домами. К началу 1960-х гг. ул. Волгоградская простиралась от верховий речки Тюменки, что берет свое начало в болотцах на Крестьянских местах, пересекает Московский тракт и ныряет под полотно железной дороги, до перекрестка с ул. Парковой. На нечетной стороне улицы, между ул. Новосибирской и Парковой, в конце 50-х гг. построили шеренгу одинаковых двухэтажных восьмиквартирных домов для железнодорожников.


ДЕЛА НА ПУСТЫРЕ

Дальше за ул. Парковой находился пустырь. Там пасли домашний скот, сажали картофель. В середине 1960-х гг. на пустырь пришли железнодорожные строители и построили первый пятиэтажный «хрущевский» дом на углу ул. Волгоградской и Парковой. Осенью 1968 г. его заселили. (Здесь получил квартиру и я и прожил 15 лет). А потом дома стали расти один за другим, и к 1977 г. строительство на пустыре закончилось возведением девятиэтажного общежития железнодорожников на четной стороне улицы (дом № 70).

В конце бывшего пустыря у перекрестка и заканчивается улица Волгоградская. Со стороны железной дороги на протяжении полукилометра ее ограждает почти сплошная стена гаражей. Последний дом – № 49, на первом этаже которого расположились библиотека – филиал № 9 и отделение Запсибкомбанка, украсившее тротуар полукруглым крылечком.


УЛИЦА ВОЛГОГРАДСКАЯ – ЯБЛОНЕВАЯ

В свое время железнодорожники уделили немало внимания озеленению ул. Волгоградской, но садили преимущественно сибирскую яблоню. В мае вся улица утопает то в яблоневом цвету, то в белой метели отцветших лепестков. Над домом № 56 широко раскинул ветви редкий в Тюмени дуб. Его посадили в 1951 г. желудем, за полвека он укоренился в тюменской земле и привык к морозам.

Еще одна особенность ул. Волгоградской: ее первые дома – это детские сады № 139 «Теремок» и № 105 «Яблонька», оба действующие. Тополевые заросли защищают их от шумного, забитого транспортом Московского тракта.






Улица Волгоградская




ИСТОРИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ТЮМЕНИ


Что такое исторический центр, догадываются многие, но четкой формулировки этого понятия нет. Один известный тюменский архитектор дал такую формулировку: «Он (исторический центр) определяется как наиболее зрелая часть структурного каркаса исторически сложившейся градостроительной системы и зоны его влияния, в пространственной структуре которого заложены важнейшие генетические особенности данной системы, отраженные в его планировке и застройке». Не очень понятно простым смертным, но все-таки какая-то формулировка. Для исторического центра Тюмени характерно своеобразие городского ландшафта, изменчивость во времени, условность и подвижность границ, концентрация в нем историко-культурных памятников, наличие археологического культурного слоя.


ГДЕ ЖЕ ОН?

Границы исторического центра Тюмени определены малым советом (был одно время такой) Тюменского городского Совета народных депутатов от 13 июля 1993 г. № 91. Наружная граница (начнем от железной дороги Тюмень – Омск) проходит по улице Мориса Тореза к улице Софьи Ковалевской, далее по берегу реки Туры до моста в створе ул. Профсоюзной. В Зареке граница проходит по улицам Республиканец, Тарманская, Бийская с выходом к Второй Луговой. Затем к ул. Щербакова у магазина «Мангазея», выходит к левому берегу реки Туры и по нему до устья речки Бабарынки на противоположном правом берегу. Здесь граница пересекает Туру и выходит в Затюменку.

В Затюменке центр ограничен ул. Коммунистической до ул. Казанской, затем Комбинатской, Полевой, Димитрова, Льва Толстого, Луначарского, опять по Полевой до Вишневого оврага, отделяющего Затюменку от Большого Городища.

По оврагу граница исторического центра тянется до железной дороги Тюмень – Екатеринбург, по ней до ул. 9 Января, сворачивает на ул. Карла Маркса, Калинина, Мира – до ее начала у Комсомольского сквера, оттуда к путепроводу через железную дорогу и пересекает ее. Здесь граница делает изгиб вправо вдоль железной дороги до ул. Донской, сворачивает на нее и выходит на ул. Мориса Тореза.

Если у вас есть карта Тюмени, вы можете, опираясь на это описание, нанести на нее линию границы. И тогда увидите, что исторический центр Тюмени почти полностью совпадает с границами города конца XIX – начала XX веков.

В названном приложении № 2 к решению № 91 есть еще границы историко-культурного комплекса Тюмени, который существенно больше исторического центра и совпадает с очертаниями Тюмени конца 50-х гг. XX века. Определение понятия «историко-культурный комплекс» мне найти не удалось.


ЧЕМ ЦЕНЕН ИСТОРИЧЕСКИЙ ЦЕНТР?

Он ценен своей исторической самобытностью и неповторимостью. К настоящему времени многие крупные города России утратили свои исторические центры. Примером тому Москва, где от этой структуры остался один Кремль, все остальное снесено во время генеральной реконструкции в 30-х гг. XX в.

В Тюмени по разным причинам, в первую очередь потому, что она долгое время не была значительным городом и на ее застройку не отпускались большие средства, исторический центр сохранился. Во-вторых, в Тюмени были архитекторы, которые понимали культурную ценность старинной части города и смогли убедить городские власти повременить с ее реконструкцией. К сожалению, я не знаю фамилий этих людей, но именно их заботами мы, современники, можем видеть воочию Тюмень, начиная с середины XVIII века. В целости и сохранности та сеть улиц, что была перенесена на «натуру» с плана регулярной застройки Тюмени 1767 года. Сохранились почти Все церкви, построенные в том же XVIII в., кирпичные и деревянные здания XIX – начала XX веков. Сохранилась географическая среда города, его дух.

Именно в историческом центре находятся почти все из 240 тюменских памятников архитектуры, истории и культуры и, если верить охранным доскам, «охраняются государством» до сих пор.


КОНФЕРЕНЦИЯ НА СТРАННУЮ ТЕМУ

Среди современных архитекторов города нет единого взгляда на исторический центр Тюмени и его судьбу. Большинство считает, что его надо сберечь, разумно перестроить в соответствии с планом, утвержденным администрацией города в 1995 г. Есть и те, кто считает необходимым снести старую застройку, проложить современные автомагистрали, построить многоэтажные дома. Это отчетливо показала состоявшаяся 19 ноября 1999 г. в здании городской администрации первая конференция общественности на тему «Возрождение исторического центра г. Тюмени» и выставка архитектурных проектов регенерации этого центра. Слово «возрождение» означает «восстановление в прежнем виде». В приложении к Тюмени это означает, что сгнивший от коньков крыш до уровня выгребной канализации исторический центр надо опять построить из такого же дерева и украсить такой же, но новодельной резьбой. Это – невозможно, и думать так – странно.

Большой зал заседаний администрации города был почти полон, пришли самые заинтересованные люди. О проблемах исторического центра рассказали председатель городского комитета по охране и использованию памятников архитектуры и истории В. В. Аликов и главный архитектор г. Тюмени В. М. Кулачковский. Теперь в Тюмени под охраной находится 240 памятников истории и культуры, из них 12 имеют федеральное значение и 228 – местное; 72 памятника являются жилыми домами, которые не имеют современного благоустройства. Людям надоело «жить в памятниках». Есть случаи, когда жильцы умышленно портят дома, снимают ценные архитектуре детали, чтобы дома перестали быть памятниками и могли подлежать сносу. В этом случае строительная фирма покупает место под застройку, а жильцам древнего дома – благоустроенные квартиры. Или дома горят...

Фирмы неохотно берут дома-памятники в аренду под офисы, так как капитальный ремонт получается очень дорогим, приходится строить здание заново, так как старинное дерево исчерпало полностью ресурсы жизни.

В историческом центре очень узкие улицы. Они прокладывались в XVIII в. и были рассчитаны на то, чтобы на них могли разъехаться две телеги. Теперь же в Тюмени количество автомобилей превосходит нормы СНиПа (строительных норм и правил), установленные на 2005 год.

Нет в историческом центре надежного водо- и энергоснабжения, надо подводить газ, но нет места на улицах, где его провести. На 50–100 см в год обсыпается берег Туры, бывают случаи более сильного обрушивания берегового откоса. Между тем на выставке в фойе демонстрировали дипломы, полученные архитектором К.Н. Стрежантовым, автором проекта реконструкции-регенерации исторического центра Тюмени, на смотрах, конкурсах, фестивалях в 1994, 1995 и 1997 годах. Архитектор К.Н. Стержантов в кратком выступлении рассказал, что работал над проектом 7 лет. В 1995 г. он был утвержден городской администрацией, но за эти годы к реализации проекта не приступили.


ДИСКУССИЯ

На развернувшейся после главных докладов дискуссии высказывались, естественно, разные мнения.

Главный архитектор Тюменского филиала «Сибспецреставрация» Дубонос Г.М. был краток. Он считает, что тюменцы не любят свой город. Любовь – это знание достоинств любимого объекта. В Тюмени происходит стихийное уничтожение исторического центра. Теряется историческая память, а потеря памяти – это потеря общества.

Заведующий секцией архитектурного проектирования Тюменского архитектурно-строительного университета Жученко Б. А. сказал, что Тюмени не нужен генеральный план развития, к созданию которого приступило АО «Градъ». Нужен генеральный план реконструкции нашего любимого города. Нужно убрать старую застройку, проложить новые дороги. Борис Алексеевич считает неправильным название конференции «Возрождение исторического центра». Время для «возрождения» ушло, и говорить о нем неправомерно. Организаторы конференции не понимают сути происходящего.

Президент Тюменской торгово-промышленной палаты Е.Н. Макаш заявил, что поскольку нет и долго не будет генерального плана, нет денег на эти работы и не будет, нет особого желания у руководящих лиц заниматься теперь историческим центром, то надо создать АО по застройке центра, реконструкции инженерных сетей в центре города из заинтересованных лиц. Они найдутся и уже находятся. «Слово «Тюмень» должно звучать гордо», – сказал в заключение Е. Макаш.

Исторический центр Тюмени застраивают многие организации: РСУ Тюменского университета, ЗАО «Горжилстрой» и др., но дольше всех здесь работает ЗАО «Тюменьдорстрой» – с 1995 г. Эта организация больше всего потрудилась над созданием «красного угла» Тюмени. Генеральный директор её Журавлев И. Н. сказал, что у него своё мнение о том, как сохранять историческое наследие Тюмени, которому он не противник. Он сказал: «Я не снес ни одного памятника, я снес ветхое жилье, отселили 30 семей за счет своей организации. Я не разрушаю Тюмень. Я строю. Я не архитектор, я строитель. То, что строим, создавали не менее десятка архитекторов нашего города... Те разрушенные дома, что называют памятниками, уже не памятники. Кто их защищает, разрушает их ещё больше. Так мы не сохраним и ту деревянную резьбу, что ещё есть. Что ещё можно снять с домов, надо снять и сдать в музей, картинную галерею, пусть люди смотрят, любуются. Состояние, в котором находятся наши памятники, позорят их и нас, тюменцев».

Доцент ТГУ Московкин В.В. обратил внимание слушателей, что «исторический центр – не центр города. Центр города можно перенести, исторический центр перенести нельзя». Москва не отнесена к историческим городам потому, что реконструкция её исторического центра, проведенная в 30-е гг. XX в. под руководством Л. М. Кагановича, уничтожила массу исторических памятников. В Тюмени есть ещё возможность кое-что восстановить. Это церкви. Теперь их уничтожают тем, что их заслоняют. Здания церквей уже не доминируют над городом, они заслонены пяти-шестиэтажными домами. Знаменский собор из-за реки уже не виден. Его закрыла краснокирпичная застройка Журавлева. Надо строить новые здания так, чтобы подчеркнуть красоту соседних старых зданий.

Архитектор Ульянов О. Ю. рассказал о проекте создания пешеходных зон Тюмени, которые есть во всех городах. Для начала взята ул. Дзержинского На ней и соседних улицах имеются 24 памятника, в ближних окрестностях – ещё 37. К тому же эта улица связывает центр города и набережную Туры.

Представитель культурной автономии татар области А.Г. Гаитов обратил внимание общественности и архитекторов, что необходимо уделять внимание восстановлению не только христианских, но и мусульманских храмов. Если бы власти помогли восстановить старую мечеть, что стояла на ул. Ленина возле д. 15, она отлично бы смотрелась среди христианских церквей исторического центра Тюмени.

В начале 2005 г. состоялась пятая научно-практическая конференция «Возрождение исторического центра г. Тюмени», издан очередной сборник «трудов». Однако после первой конференции не было столь интересных докладов и заинтересованных выступлений. Представители городских властей перестали посещать конференцию, ведущие архитекторы – тоже.

В начале декабря 1999 г. по инициативе Е. Макаша на перекрестке улиц Дзержинского и Республики поставлен столб с надписью: «2000 г. Начало генеральной реконструкции исторического центра г. Тюмени». Однако дальше дело не двинулось.

Ержан Макаш, один из «новых русских» Тюмени, после того, как его не избрали в Государственную Думу России, охладел к своей идее, перевел бизнес в Европейскую Россию и уехал из Тюмени. Поставленный им исторический столбик сиротливо стоит на газоне возле «Президент-отеля».

Место, где стояла мечеть, о которой беспокоился А. Гаитов, застроено: в 2003–2005 гг. на её месте сооружен красивый многоэтажный дом «повышенного уровня жизни», или «элитный дом», как теперь стало модно говорить в России и Тюмени – тоже. В августе и октябре 2006 г. снесены дома на ул. Ленина № 13 и 15, на их месте – автостоянка.


О СТАТУСЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ЦЕНТРА

Комитет но архитектуре и градостроительству при администрации г. Тюмени разработал в 1998–1999 гг. «Правила градорегулирования и застройки г. Тюмени», в них есть пункты, которые могли бы составить основу статуса этого наследия веков. Например: «... Исторический центр города в границах действующей градостроительной документации считается неотъемлемой частью историко-культурного наследия и является зоной особого регулирования градостроительной деятельности». «В историческом центре г. Тюмени сохранению и рациональному использованию подлежат совокупность его природного и культурного наследия в пределах историко-культурной территории, включающей все здания и сооружения, имеющие историческую ценность, независимо от уровня их значимости, состояния и формы собственности и владения ими. В состав наследия входят и охраняются: историческая система планировки; единичные и групповые памятники архитектуры, истории и культуры; характерный природный и культурный ландшафт; археологический культурный слой».

«В историческом центре г. Тюмени устанавливаются зоны охраны объектов историко-культурного наследия... и утверждаются городской Думой».

«Любые изменения планировочной структуры исторического центра города, повышение этажности, увеличение нагрузки на инженерную инфраструктуру без разработки комплексной градостроительной документации недопустимы»...

«Неотъемлемой частью любой проектной документации в пределах исторического центра должен являться раздел предпроектных исследований, включающий: историко-архитектурный опорный план, градостроительный анализ с целью определения регламентаций и обоснования будущей застройки».

«Проектирование и строительство на территории зон регулирования застройки, производство земельных работ осуществляется только по согласованию с инспекцией по охране и использованию памятников истории и культуры г. Тюмени и (или) области».

«Любые физические или юридические лица, ведущие строительство или земельные работы в пределах территории охраняемого культурного слоя, обязаны в случаях обнаружения объектов, имеющих историческую, художественную или иную культурную ценность, приостановить ведущиеся работы и сообщить об обнаруженных объектах в органы охраны и использования памятников истории и культуры города и области. Продолжение работ возобновляется только после письменного разрешения инспекции по охране и использованию памятников»...

Тюменская городская Дума 28 декабря 2004 г. приняла решение № 140 «Об утверждении временных правил градорегулирования и застройки города Тюмени», где в главе 17 изложены особенности строительства в районах исторической застройки, подтверждающие прежние положения.


ГЛАВНЫЕ ХРАНИТЕЛИ ГОРОДА

За 60 лет существования Тюмени как областного центра должности её главных архитекторов занимали:

_1945–1948 гг. –_Фок_Евгений_Борисович_

_1948–1968 гг. –_Гриненко_Евгений_Андреевич_

_1968–1978 гг. –_Анисимов_Валерий_Владиславович_

_1987–1990 гг. –_Медведев_Борис_Петрович_

_1990-1991 гг. –_Ставецкий_Анатолий_Антонович_

_1991-1995 гг. –_Литовка_Игорь_Григорьевич_

_1995–2002 гг. –_Кулачковский_Валерий_Николаевич_

_2002–2005 гг. –_Медведев_Борис_Петрович_(повторно)_

В 2005 г. в Тюмени создали департамент градостроительной политики. Его директор одновременно считается главным архитектором города. Первым «совместителем» был Бузников Олег Геннадьевич – 25.04.2005–2006 гг., его сменил Спиридонов Андрей Геннадьевич – со 02.10.2006 г.

Эти люди профессионально заботились о сохранности исторического центра Тюмени, а что из этого получилось, мы, жители города, имеем возможность видеть ежедневно своими глазами.

Обращает на себя внимание очевидный факт: с 1987 г. главные архитекторы города стали меняться очень часто – через 2–5 лет, а О.А. Бузников продержался на должности всего полтора года. В этой связи интересно мнение бывшего главы города, высказанное им на встрече с журналистами газеты «Тюменский курьер» в феврале 2007 г. Главный редактор Р. Гольдберг спросил: «За последние полтора десятка лет в городе трудится шестой или седьмой главный архитектор. Можем ли мы говорить о выстраивании какой-либо единой линии в строительстве при такой чехарде?». С.И. Сметанюк ответил: «Самое главное-то, каким содержанием наполняются все изменения... в Тюмени принят генеральный план застройки. Все это предполагает создание некой системы, которая не будет зависеть от той или иной личности. Однако люди, работающие главными архитекторами, обязательно должны быть хорошими профессионалами и истинными патриотами города».

В этих словах, по-моему, завышена роль утвержденного генплана и принижена роль главного архитектора, будто генплан – это живое и разумное существо и он сам будет развиваться, и «не зависеть от... личности». Странное мнение большого руководителя.

Еще «круче» высказался в адрес тюменских архитекторов 28 марта 2007 г. на очередном заседании НП «Меркурий-Клуб-Тюмень» Геннадий Корепанов, заместитель председателя Тюменской областной Думы: «Пусть не обижаются коллеги, которые имеют отношение к архитектуре, к градостроительной политике, но у меня такое впечатление, что архитекторов города или не было, или они были постоянно пьяными. Но столько всего за эти 20–30–50 лет наворочено, что трезвому нормальному человеку это не понять» (опубликовано в газете «Финансист» – тематическом приложении к газете «Квартирный вопрос» № 12. К этому заявлению я не могу подобрать слов для спокойного комментирования.




«КРАСНЫЙ УГОЛ» ТЮМЕНИ


Так я называю значительный сектор исторического центра Тюмени, ограниченный улицами Челюскинцев, Володарского и крутым берегом Туры, не потому, что он красив, а потому, что он застроен краснокирпичными домами, заменяющими потемневшее вековое дерево.


ИСТОРИЧЕСКИЙ УГОЛ

В этой части старой Тюмени издавна жили люди не бедные. Это видно было по архитектуре домов, кирпичной вязи стен, карнизов и причудливой деревянной резьбе наличников, ворот, дверей. Немало домов в прибрежной части улиц Советской, Хохрякова, Володарского, Семакова и Кирова было помечено памятными досками, сообщавшими прохожим, что это памятники архитектуры или деревянного зодчества XIX – начала XX веков. Это дом бывшего военного присутствия по ул. Володарского, 5, и другие. В доме № 1 по ул. Семакова во время деловой поездки по Сибири 12–14 сентября 1897 г. останавливался флотоводец, океанограф, вице-адмирал Степан Осипович Макаров (1848–1904), погибший во время русско-японской войны 1904–1905 гг.

На перекрестке ул. Семакова и Хохрякова стоит собственный дом бывшего тюменского городского архитектора начала XX в. К.П. Чакина (1875–1958), построенный в 1910 г. Весной 1918 г. Константин Павлович добровольно сдал его в городскую собственность. Эти дома еще сохранились. В 1995 г. сгорел «серебряный домик» по ул. Советской, 4, в 1993 г. – «дом Красина» по ул. Семакова, 7, в 1996 г. – дом первого Совета депутатов по ул. Семакова, 2.


ДОМ КРАСИНА

На левом нечетном углу перекрестка улиц Семакова (Подаруевской) и Хохрякова (Успенской) стоял неказистый дряхлый двухэтажный дом, не имевший архитектурной ценности. На фасаде висела мемориальная доска с барельефом Л. Б. Красина, сообщавшая, что он здесь жил в начале 80-х гг. XIX в., учился в Александровском реальном училище. Позже Красин стал известным инженером-электриком, членом партии большевиков, соратником В.И. Ленина, наркомом торговли, дипломатом в Англии. В Тюмени в 1980-е гг. собирались соорудить музей Л. Б. Красина, но исторический дом сгорел, да и власть переменилась.


ДОМ ПЕРВОГО ТЮМЕНСКОГО БОЛЬШЕВИСТСКОГО СОВДЕПА

На этом же перекрестке по диагонали до 1996 г. стоял двухэтажный деревянный просторный дом, украшенный резьбой. Это дом тюменской мещанки Вьюновой. Здесь с 1910-го проводились занятия коммерческого училища Колокольниковых. Позже была гостиница «сомнительной репутации». 5 февраля 1918 г. в нем расположились только что организованный Тюменский городской большевистский совет депутатов (Совдеп) и его исполнительный комитет во главе с местным рабочим-большевиком Г. П. Пермяковым (1894–1965).


«СЕРЕБРЯНЫЙ ДОМИК»

Над самой Турой в начале ул. Советской стоял деревянный одноэтажный дом с мезонином и воротами с двумя калитками – типичная усадьба конца ХIХ-начала XX веков. От фундамента до крыши его украшала деревянная резьба, она же покрывала ворота, калитки, столбы. Снаружи дом был обит осиновыми досками, которые с возрастом приобрели серебристый оттенок, дав дому прозвище «серебряный». Он привлекал постоянное внимание художников, фотографов, и поэтому сохранился на холстах и в фотоальбомах в разных состояниях дряхлости.

Построен «серебряный дом» в 1907 г. врачом П. И. Никольским, который с 1911 по 1916 г. был городским головою, ему присвоили звание почетного гражданина г. Тюмени. Перед революцией 1917 г. домом владел купец Сеченов, а после революции в нем жили несколько тюменских семей. 31 марта 1994 г. «серебряный дом» объявили памятником деревянного зодчества. Городской комитет культуры на правах собственности владел в доме двухкомнатной квартирой, в которой сохранился камин, украшенный великолепными изразцами. В последние годы «серебряный дом» стоял пустым, в нем оставалась только бабушка Анна, последняя квартирантка и добровольный сторож исторических руин. В ночь с 14 на 15 апреля 1995 г. дом сгорел. В комиссии по охране и использованию памятников истории и архитектуры хранится несколько кусков печных изразцов все, что осталось от «серебряного дома».

На его месте в 1998 г. ЗАО «Тюменьдорцентр» построило краснокирпичный двухэтажный дом. Никакого серебряного света он не излучает. Да и что может излучать красный кирпич? Он и в солнечный день тёмен, а в пасмурный вовсе мрачен.


УЛ. КИРОВА, ДОМА № 18 И 12

На перекрестке ул. Кирова и Хохрякова стоял деревянный дом № 18 на кирпичном полуподвале, тоже украшенный деревянной резьбой. Весной 1995 г. он тоже сгорел. Виновных, как всегда, не нашли. Общественность города была возмущена этими пожарами в историческом центре. Было высказано предположение, что поджигают дома по заказу «новых русских», облюбовавших себе места под коттеджи. Городские власти вынуждены были заявить, что ни одно очищенное пожаром место не будет отдано под индивидуальную застройку. Однако через пару лет эти места были застроены ЗАО «Тюменьдорстрой» «домами повышенного уровня жизни» на деньги дольщиков. На месте дома по ул. Кирова, 18, тоже построен красный дом.

Вместо старого дома по ул. Кирова, 12, поднялся трехэтажный дом. В первом этаже его расположен магазин «Маэстро» по продаже бытовой электроники и городское управление по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям (ГО и ЧС), который когда-то располагался здесь в старом особнячке. На ул. Хохрякова этот новый дом потеснил собою тротуар, создавая неудобства пешеходам.


БЕСЕДЫ В «КРАСНОМ УГЛУ»

Работая над очерком, я часто бывал в «красном углу». Меня интересовало, почему дом по ул. Семакова, 2, поставили в 5–6 метрах от вертикального берегового обрыва. Я не строитель, но не отважился бы и выгребной туалет поставить так близко к обрыву. Мне сказали, что дело строителей самое маленькое – строить. Начальник знает, где ставить дом, у него проект. Берег укрепят толстыми трубами, забив их под обрывом, и все будет в порядке.

Человек, выгуливавший в вечерних сумерках собачку, признался: он сожалеет, что купил здесь квартиру. Сам он с севера. Соблазнился, что дом на берегу реки, а оказалось, что на берегу действующего обрыва. Земля постоянно обрушивается то в одном месте, то в другом. Ляжешь спать в своей кровати, а проснешься в гостях у туринских ершей. Тут недавно бурили берег изыскатели из Новосибирска. Он к ним подходил, и ему сказали, что берег плох, может съехать вниз большой его кусок, что тут строили без детальной разведки грунтов. Он серьезно опасается этой обстановки.

У мужчины средних лет я спросил, есть ли у обитателей этих красных домов дети и внуки? Он сказал, что, конечно же есть, но погулять с ними негде. Детских площадок нет. Дома стоят плотно друг другу, земля укрыта асфальтом или брусчаткой. Нет тут и озеленения – ни куста, ни дерева. В глубокие тесные дворы даже летом солнце не везде заглядывает. Каменные трущобы...

Мужчине, выносившему мешки с мусором в далекий контейнер на перекрестке ул. Советской и Кирова, я посочувствовал, что у него в таком шикарном доме нет мусоропровода. Он ответил, что в трехэтажных домах такая цивилизация не полагается. Я удивился и спросил: может, и туалет у них выгребной во дворе? Оказалось, что уж эта примета цивилизации в домах все же есть.

Ещё один мой собеседник сказал, что напрасно обитателей этих красных домов называют богачами. Вон у некоторых даже штор нет на окнах. Я от души посмеялся его доводу: шторы, возможно, хозяйка сняла в стирку или ещё не купила по своему изысканному вкусу...


КРАСНЫЙ КИРПИЧ

Некоторых тюменцев раздражают новые краснокирпичные постройки в городе. Однако именно с такого цвета начиналась каменная Тюмень, белый кирпич (силикатный) стали делать только в середине XX в. Правда, чтобы избежать однообразия, кирпичные постройки белили, покрывали цветными изразцами, как это было на Благовещенском соборе, штукатурили.

И в «красном углу» Тюмени тоже стали применять эти строительные приемы. У дома № 2 на ул. Семакова оштукатурен первый этаж. Оштукатурена и покрашена часть стен дома № 7 на этой же улице. В окружении этих домов на перекрестке не потерялся, а хорошо смотрится дом № 6, личный дом К. А. Чакина, постройки 1910 г. и отреставрированный в 1999 г. университетом. В ней располагается консульство Украины.

По-моему, к этой новой архитектуре надо привыкнуть. Краснокирпичные дома несравненно лучше того, что было снесено под их постройку. Я полагаю, что лет через 40–50 на стены этих домов (если они не сползут в реку) тюменцы тоже повесят доски с надписью «Охраняется государством» и будут беречь как образцы архитектуры последних лет XX столетия и начала третьего тысячелетия. Может быть, его и назовут, скажем, новорусским.


ЗАСТРОЙКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

В «красном углу» за 1999–2007 гг. произошли разительные перемены. От «старого мира» остались считанные кирпичные дома, деревянных почти не осталось. И они обречены.

12 апреля 2005 г. рабочие ставили белый дощатый забор вдоль улицы Хохрякова возле дома № 5. Со стороны ул. Семакова его стена украшена памятной доской с надписью, что дом сей – памятник деревянного зодчества конца XIX в. и охраняется государством. Кружевная резьба на окнах и по карнизу крыши ещё была на месте. На мой вопрос, что тут будет, веселые парни ответили: красивый дом, кирпичный. Спрашиваю: а эту деревянную красоту куда? Ответили: раскатаем, долго ли.






Особняки в центре Тюмени




УЛИЦА РЕСПУБЛИКИ, 19 (ДОМ, ГДЕ СКОНЧАЛСЯ КОМСОМОЛ)


Этот адрес теперь известен многим жителям области: здесь с 1991 г. располагается Тюменский государственный институт искусств и культуры. Студенты любовно величают его «кулек».


ДОМ КУПЦА АВЕРКИЕВА

Во второй половине XIX века ул. Царская перестраивалась. Богатые тюменцы на месте деревянных домишек возводили пожаростойкие жилые дома и конторы из кирпича. На углу Царской и Войновской (Кирова) построил дом известный в Тюмени купец Андрей Федотович Аверкиев. Первый этаж занимал обширный магазин бакалейных и «колониальных товаров» (так тогда называли продукты питания из южных колоний западноевропейских стран: кофе, какао, цитрусовые и пр.). На втором этаже находилась контора магазина и жили хозяева.

Как и все кирпичные дома тогдашней Тюмени, дом Аверкиева был двухэтажным, но выделялся среди соседних монументальностью, кружевными кирпичными карнизами, крупными арочными окнами второго этажа, покрытыми изысканным декором.

В начале XX в. в доме Аверкиева располагался Тюменский городской общественный банк, и в 1913–1916 гг. владелец дома работал директором банка. Первый в Тобольской губернии Тюменский общественный банк учредила городская Дума 30 октября 1864 г., но постоянного местонахождения он вначале не имел.

Как и многие другие тюменские купцы, Андрей Федотович принадлежал к «древней православной вере» – старообрядцам, и, когда он вступал в должность директора банка, молебен служил священник старообрядческой церкви по старинному чину. Он продолжался «более полутора часов, отличаясь торжественностью и истовым служением».

Когда в начале марта 1918 г. отряд В. Запкуса устанавливал в Тюмени советскую власть, на 75 тюменских буржуев наложили контрибуцию в два миллиона рублей. Среди «обложенных» был и А. Ф. Аверкиев; позже – в мае – его дом национализировали. С приходом в Тюмень 20 июля 1918 г. отрядов Временного Сибирского Правительства и чехов дом возвратили владельцу.


ДОМ ГОРОДСКОЙ ВЛАСТИ

Судьба А. Ф. Аверкиева после 1919 г. неизвестна. Дом его повторно национализировали осенью 1919 г., и в нем разместилась городская власть: городской исполком, горкомы ВКП(б) и ВЛКСМ.

В 1944 г. Тюмень стала областным центром, и количество чиновников заметно возросло. Дом Аверкиева решили надстроить. Инженеры сделали вывод, что фундамент выдержит еще два этажа, если усилить специальными колоннами капитальные стены. Время было трудное, поэтому верхние этажи выложили в строгом экономном стиле, без архитектурных излишеств, и они резко контрастируют в декоре с нижними, купеческими. На втором этаже здания разместился юрком комсомола, на третьем – горисполком, на четвертом – горком партии.

На втором этаже, прямо на лестничной площадке, находился городской отдел ЗАГС (Дворец бракосочетания появился в Тюмени в начале 70-х гг.). И мой брак зарегистрировали здесь же. В начале 1960-х гг. время было суровое, политизированное, буржуазный свадебный марш Мендельсона при заключении брака не исполнялся. Для торжественности момента нам поставили на диск проигрывателя пластинку с песней, где, помню слова: «мы с тобой старики, комсомольцы двадцатого года»... Веселая, однако, песня...


ОЧЕРЕДНОЙ ПОСТОЯЛЕЦ – ОБКОМ КОМСОМОЛА

31 октября 1983 г. городские органы власти заняли новое специально построенное здание на ул. Первомайской, 20, а дом по ул. Республики, 19, отдали областному комитету комсомола. На третьем этаже в бывшем кабинете председателя горисполкома расположился первый секретарь обкома ВЛКСМ.

22 августа 1919 г., вскоре после освобождения Тюмени от колчаковцев, создали городскую комсомольскую организацию. Первое собрание проходило в Текутьевском театре на ул. Иркутской (теперь Челюскинцев), напротив современного Дворца детского творчества. Председателем первого комитета выбрали Александра Пескишева, первых комсомольцев было сорок человек.

Губернская комсомольская организация создана 21 марта 1920 г. на первом съезде РКСМ, председателем избрали Александра Басова. Располагался губком в бывшем купеческом деревянном доме по ул. Знаменской, 18 (теперь Володарского). Как и другие губернские организации, комсомольская создавалась и распускалась трижды – соответственно административным перестройкам территории. Собственно Тюменская область была сформирована в августе 1944 г. Обком комсомола вместе с руководящими партийными органами располагался в здании нынешнего архитектурно-строительного университета по ул. Луначарского, 2, а в 1956 г. переехал в новое здание обкома КПСС по ул. Володарского, 45.

Обком комсомола находился в доме № 19 до осени 1991 г., когда по распоряжению президента России Б.Н. Ельцина запретили деятельность коммунистической партии и решалась судьба коммунистического союза молодежи (комсомола). Дом обкома комсомола городские власти не опечатали, как здание обкома компартии (Володарского, 45).

В начале октября 1991 г. в Москве прошел XXII чрезвычайный съезд комсомола (с 1990 г. – ЛКСМ РСФСР), который принял решение: «Считая исчерпанной политическую роль ВЛКСМ... провести его реорганизацию...» 10 октября первый секретарь тюменского обкома комсомола В. Миць в газете «Тюменский комсомолец» писал, что тюменской областной организации комсомола предстоит принять решение о своей дальнейшей судьбе.

22 октября газета «Тюменский комсомолец» вышла последний раз под этим названием, уже 24 октября она вышла под новым – «ТК «Наше время».

29 октября, в день 73-годовщины ВЛКСМ, газета опубликовала поздравление комсомольцам от имени «секретариата обкома ВЛКСМ», а рядом, в центре полосы, был помещен фотомонтаж газетного фотографа В. Тюрина: на фоне кладбища лежит надгробная плита, на ней изображен значок члена ВЛКСМ, дата «1918–1991» и надпись «Прощай, дорогой товарищ!». Труба горниста прислонена к плите.


ПОСЛЕДНЯЯ КОМСОМОЛЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Однако 16 ноября 1991 г. «ТК «Наше время» опубликовало заметку «Слух о ликвидации комсомола сильно преувеличен», в которой пресс-служба областного комитета комсомола сообщала о намеченной на 26–27 ноября XXIV областной комсомольской конференции: «соберется она для того, чтобы решить судьбу областной комсомольской организации, определить программу деятельности, а также союзников и партнеров по её выполнению». Планировалось обсудить пять крупных судьбоносных для организации вопросов и «разное». Больше о комсомольских делах газета «ТК «Наше время» не писала.

Конференция комсомольцев состоялась 25–27 ноября 1991 г. в малом зале бывшего обкома КПСС по ул. Володарского, 45. Из 78 делегатов на ней присутствовало 68 и секретарь ЦК ЛКСМ РСФСР Е. М. Потапенко. Секретарь Тюменской областной организации ЛКСМ РСФСР В. Миць сделал доклад на тему «О самоопределении Тюменской областной организации ЛКСМ РСФСР». Охарактеризовав положение областной организации, В. Миць поставил перед слушателями вопрос: «Что дальше?», «Что нам с вами делать дальше?»... И внес предложение: «Наше мнение (я говорю от имени членов бюро)... – надо бороться дальше!» и разъяснил: «потому, что – слишком мало людей и официальных органов вспоминают сегодня о молодых людях»... «ну и потому, что мы просто не привыкли сдаваться».

Конференция проходила вяло, в прениях выступило всего трое, да и то не по существу. По-моему, это странно: обсуждалась судьба могучей молодежной организации страны и конкретно – области. В заключение записано, что «конференция единогласно приняла постановление по данному вопросу», но текста постановления в архивном деле нет. В архиве хранится тоненькая папка с отчетом об этой исторической конференции. В конце указана дата «10. 03. 1992 г.», то есть отчет оформлен через четыре месяца после конференции. Из отчета не видно, обсуждались ли ещё запланированные четыре вопроса или нет. Секретариат последней комсомольской конференции тщательно замёл следы своей деятельности.

Дела в областной комсомольской организации задолго до её конца уже шли плохо. Если на 01.01.1989 г. в ней было 271673 человек, то на 01.01.1990 г. – 231575 чел., на 01.01.1991 г. – 135834 чел. Сокращался прием в члены комсомола: в 1989 г. приняли 8225 чел., в 1990 – 2074, за 7 месяцев 1991 г. всего 107 человек захотели вступить в комсомол.

С конца 1991 г. началась самоликвидация комсомольских организаций. Первой 15 ноября «в связи с фактическим самороспуском выборного органа и аппарата...» ликвидирована комсомольская организация Ленинского района, следом за ней и остальные.

В один из ранних вечеров конца ноября 1991 г. я проходил мимо дома № 19 по ул. Республики. Молодой человек снимал доску с надписью, что здесь находится областная комсомольская организация.

– Что, – спросил я, – комсомол скончался?

– Выходит так, – ответил он, – и вошел в здание, взяв доску под мышку.


НОВОСЕЛ – ИНСТИТУТ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ

В 1971 г. в Тюмени открыли учебно-консультативный пункт (УКП) Челябинского института культуры. Он располагался в здании Гостиного двора (ул. Республики, 4). В 1983 г. УКП реорганизован в Тюменский филиал по заочному обучению, с 1986 г. его ректором стал кандидат философских наук М. А. Капеко. Первый прием абитуриентов на дневное обучение провели в 1989 г., а 17 января 1991 г. Совет Министров РСФСР издал указ об открытии в Тюмени государственного института искусств и культуры.

Вновь созданному учебному заведению распоряжением администрации Тюмени отдан дом № 19 по ул. Республики. Кабинет последнего секретаря обкома комсомола Мица В. А. занял ректор института М. А. Капеко. Этот дом ему знаком давно: в бытность работы в обкоме комсомола и компартии ему не раз приходилось здесь бывать с деловыми визитами.

На открытие нового института приезжал заместитель министра культуры Российской Федерации Демин Вадим Петрович, доктор искусствоведения, директор Государственного института театрального искусства (ГИТИС, теперь РАТИ – Российская академия театрального искусства), заместитель главы администрации Тюменской области Ю. М. Конев.

Институт искусств и культуры рос быстро. В 1986 г. в нем обучалось 300 студентов-заочников, работало 13 преподавателей, в том числе два кандидата наук, а в 1999 г. на дневном и заочном отделениях – 1250 студентов, 105 преподавателей, среди них 7 профессоров, 30 кандидатов наук, более десятка заслуженных работников науки, искусства, высшей школы.

Теперь государственный институт искусств и культуры – крупное региональное высшее образовательное учреждение, научно-методический центр, творческая лаборатория и концертная организация. Институт готовит специалистов для культурно-досуговых центров, библиотек, музыкальных школ, школ искусств, профессионально-творческих коллективов, средств массовой информации.

Большой известностью в Тюмени, в России и за её пределами пользуются творческие коллективы различных жанров: академический хор (руководитель проф. В. В. Петрова), хореографический ансамбль народного танца «Зори Тюмени» (руководители заслуженные работники культуры В. А и Г. В. Арцеры), ансамбль народных инструментов «Ватталинка» (руководитель доцент Л. А. Волков), учебный студенческий театр (режиссёр-постановщик Т. И. Тетеревкова). Творческие кафедры работают на профессиональных площадках.

ТГИИК хоть и называется «государственным», но средств от государства получает, как говорят, «с гулькин нос». Спасает помощь областных организаций, спонсоров...

В 1997 г. из-за нехватки финансовых средств институт был вынужден сдать в аренду актовый зал магазину «Стиль». В этом помещении когда-то находился магазин «колониальных товаров» купца Аверкиева. Арендаторы капитально отремонтировали помещение.

Здание ТГИИК после обкома комсомола не подвергалось даже косметическому ремонту, стояло обшарпанным, имело совершенно не культурный вид. Летом 1999 г. провели капитальный ремонт фасада. Старинный дом предстал перед горожанами обновленным, вполне соответствующим названию – институт искусств и культуры.

Осенью 2006 г. в связи с уходом первого ректора на пенсию, вторым избран Е. Б. Заболотный, бывший проректор госуниверситета. В конце 2006 г. институт искусств и культуры прошел аттестацию и весной 2007 г. получил статус академии. Выпускники 2007 г. уже получили дипломы Тюменской академии искусств и культуры.






Институт искусств и культуры




УЛИЦА ВОЛОДАРСКОГО


Это одна из улиц Исторического центра Тюмени.


ЕЕ ПЕРВОЕ НАЗВАНИЕ – ЗНАМЕНСКАЯ

Прообраз улицы нанесен уже на первом плане Тюмени конца XVII в., однако тогда на этом месте была совершенно другая застроечная ситуация, и Знаменская церковь находилась не там, где теперь – на четной стороне улицы, а на нечетной, почти посреди квартала, ограниченного современными улицами Володарского – Кирова – Хохрякова – Челюскинцев. Окончательно улица проложена после 1767 г., когда Тюмень стали застраивать по «регулярному», утвержденному Екатериной II плану после пожара 1766 г. В те годы Тура еще не очень сильно разрушала коренной берег, и современная ул. Красина как раз на краю берега встречалась с ул. Володарского.

Улица была безымянной до середины XIX в., потом она стала Знаменской по названию старинного храма, который стоял вблизи улицы.

В деревянном исполнении Знаменская церковь построена вскоре после 1624 г. Дважды – в 1679-м и 1766-м – она сгорала дотла, после второго пожара прихожане решили строить храм в кирпичном исполнении, и 21 сентября 1768 г. в его фундамент заложили первый кирпич. Храм строили под прежним названием – во имя Знамения Божией Матери. 30 сентября 1769 г. начали возводить придел в честь Святителя Иоанна Златоуста. Стройка шла медленно. Этот теплый придельный храм, предназначенный для зимней службы, освятили 15 сентября 1775 г. Странно, что осталась неизвестной точная дата окончательного строительства храма. По клировым ведомостям Знаменская церковь построена в 1786 г., в то же время есть сведения об освящении готового здания 9 сентября 1801 г.

В XIX в. Знаменская церковь несколько раз подвергалась ремонту и реконструкции на средства прихожан и богатых верующих не только из Тюмени, но и Москвы, Екатеринбурга. Но кардинальной была реконструкция на рубеже ХIХ-ХХ вв. На это самую большую сумму – 55 тысяч рублей – внес купец из Екатеринбурга Михаил Иванович Иванов. В 1903 г. тюменские власти направили императору ходатайство о представлении купца Иванова к званию «Почетный гражданин города Тюмени» (в те годы этот процесс был долгим – через губернатора и императора). В 1904 г. император утвердил М. И. Иванова в звании, а депутация Тюмени передала ему об этом диплом.

В начале XX в. после многочисленных перестроек и ремонтов Знаменская церковь приобрела современный вид. 8 сентября 1913 г. её объявили главной в Тюмени, или собором. В апреле 1923 г. в пользу голодающих Поволжья из храма изъяли 6 пудов 5 фунтов серебряной утвари и 52 золотника 24 доли драгоценных камней. 23 декабря 1929 г. Знаменский храм закрыли с намерением устроить клуб физкультурников, однако отдали под общежитие крестьян-курсантов. С 1933-го по 1941 г. соборный храм вернули верующим, но с осени 1941-го до осени 1945 г. его занимали военные, а после вновь передали верующим. К лету 1948 г. прихожане полностью отремонтировали храм, и в 1960 году его объявили памятником архитектуры республиканского значения.

С 1945 г. в Знаменском соборе совершаются богослужения, а 19 июня 1994 г., в День святой Троицы, впервые проведено забытое с конца 1920-х гг. церковное действо – крестный ход до Свято-Троицкого монастыря и обратно. В ноябре 2002 г. с собора снимали почти все кресты для ремонта и золочения, и собор сразу потерял свое великолепие. Недаром Владимир Солоухин писал в 60-е гг. XX в., что церкви без крестов похожи на обритых женщин, что неестественно. С осени 2004 г. собор стоит в строительных лесах – идет ремонт, но и службы отправляются.


В 1922 ГОДУ ОНА СТАЛА УЛ. ВОЛОДАРСКОГО

4 ноября 1922 г. в честь пятилетия Октябрьской революции ул. Знаменская получила «соответствующее моменту» большевистское название – Володарского. Человек, в честь которого названа улица, никогда не был в Тюмени. Настоящее его имя – Гольдштейн Моисей Маркович. Родился он в 1891 г. в семье бедных ремесленников в Западной Украине. Из шестого класса гимназии его исключили за революционную работу, а в 1911 г. сослали в Архангельскую губернию, в 1913 г. он эмигрировал. Ни энциклопедии, ни словари не сообщают об образовании и профессии Моисея Марковича, упоминается, правда, что в США он был членом профсоюза портных.

По убеждениям Володарский был социал-демократом, меньшевиком, учеником Л. Д. Троцкого. «Он буквально боготворил своего кумира. С ним мыкался в эмиграции, с ним в апреле 1917 г. отчалил в Россию из Америки на том самом пароходе, на борту которого находились Моисей Урицкий, Вацлав Воровский и другие любимые ученики Льва Давыдовича», – писал один из знатоков биографии Володарского. В Петрограде вся эта эмигрантская группа сначала примкнула к «межрайонном», а потом к большевикам.

От большевиков Володарский получил весьма ответственный пост комиссара по делам печати, пропаганды и агитации. Начинающий большевик взялся за дело со всей ответственностью и рвением. В соответствии с декретом советского правительства о печати Володарский закрыл в Петербурге около 150 газет, уличив их в контрреволюционных высказываниях. За это он получил титул «душителя свободы печати». У него был несомненный ораторский дар, это признавали и его противники. Он мог обратить в свою веру любую толпу, даже враждебно настроенную. Весной 1918 г. большевики на полную катушку использовали талант Володарского: между изданием декретов о закрытии очередной газеты он мотался с митинга на митинг, громя словом своих бывших недавних соратников-меньшевиков, а также эсеров и прочую «контру».

Эсеры – сторонники решения острых политических вопросов посредством террора – решили убить Володарского. За это взялся некто Никита Сергеев, молодой начинающий эсер из рабочих, пожелавший войти в историю как борец за свободу, убийца тирана. 20 июня 1918 г. Володарский в очередной раз поехал «толкнуть» политическую речь на Обуховский завод. И надо же было беде случиться – как раз в том месте, где его ждал убийца, в автомобиле Володарского кончился бензин. Сергеев в упор застрелил Моисея Марковича и скрылся. Это был первый террористический акт против большевиков – вождей с октября 1917 г., а Никита Сергеев – первый политический киллер советский России. Только в августе 1918 г. появится киллер № 2 – Леонид Канегисер, убивший Моисея Урицкого, и № 3 – Фанни Каплан, ранившая В.И. Ленина.

Эсеры, организовавшие убийство Володарского, отмежевались от убийцы, и Сергеев из политического борца превратился в уголовника. Он обиделся, уехал в Москву, где следы его затерялись.

Когда после убийства М. Урицкого и ранения В.И. Ленина 30 августа г. начался «Красный террор», то в Петрограде расстреляли в один день 900 заложников. Говорили, что половина их убита за Моисея Урицкого, а половина – за Володарского. За В.И. Ленина расстреляли 500 заложников в крымской Алупке, так как оттуда приехала в Москву Фанни Каплан.


ОТ БЕРЕГА ТУРЫ ДО УЛ. КИРОВА

Лет двадцать назад ул. Володарского начиналась прямо от Туры, там был даже крошечный скверик с посадками, но потом крутой берег стал активно обрушаться, на месте садика сделали свалку строительного мусора, он густо зарос кленовой порослью и задичал. Когда-то над Турой слева от улицы стояло деревянное двухэтажное общежитие сельхозтехникума и сельхозинститута, справа – тоже двухэтажный дом, в котором в конце XIX – начале XX в. жил известный в Тюмени нотариус Н. Т. Албычев. В годы войны (1941–1945) в этом доме хранилась часть экспонатов музея Ленина из Ленинграда. В конце 80-х гг. XX в. дом сгорел.

Теперь ул. Володарского начинается с дома № 5, известного тюменцам как здание, где располагается военный комиссариат Калининского административного округа Тюмени. Это самое старое из сохранившихся кирпичных гражданских зданий Тюмени, построенное в стиле классицизма в самом начале XIX в. для городского начальника (его так и называли – Дом градоначальника). Во дворе его – помещение гауптвахты, где размещались караульные и арестованные за проступки солдаты. Позже в здании располагалось военное присутствие (прообраз современного военкомата), а в начале XX в. – жандармерия города. Здание объявлено памятником архитектуры федерального значения, о чем свидетельствует надпись у входа.

Памятники деревянного зодчества – дома № 7 и 9 – находятся рядом. Это постройки конца XIX в., они украшены оригинальной деревянной резьбой. По своему назначению это жилые дома на кирпичных полуподвалах, но в XX в. в них квартировали различные организации, в том числе и Тюменское управление Сибирского казачьего войска. С 2001 г. оба здания находились на реставрации и реконструкции. В доме № 7 намечено расположить представительство германского побратима Тюмени – города Целле. Дом № 9 (угловой), по сути, оказался «новоделом», так как от его старой субстанции оставлено только несколько более крепких бревен уличной стены. Кирпичный полуподвал возведен из современного материала, стены – из сосны. В доме расположено grand caxe «золотая черепаха».

В конце XX в. между этими домами построили краснокирпичный дом «повышенного уровня жизни». Выглядит он вполне респектабельно и, возможно, полвека спустя тоже будет занесен в список памятников архитектуры эпохи начала капитализма в Тюмени.

Четная сторона ул. Володарского на этом отрезке занята довольно запущенным участком сквера на площади Борцов революции. Еще в 50-е гг. XX в. здесь стояло несколько одноэтажных жилых домов. В уголке сквера возле университета заложена березовая аллея ветеранов войны 1941–1945 гг. – преподавателей тогдашнего пединститута.

Весной 2005 г. ректор университета академик Г. Ф. Куцев объявил, что намерен построить на этом месте грандиозное здание – новый административный и учебный корпус. Архитекторы ТГУ разработали проект 11-этажного здания. Однако воспротивилась городская общественность, некоторые архитекторы, экологи. Проект отправили на доработку, уменьшили его этажность. Сам бывший губернатор С.С. Собянин разрешил построить здесь корпус ТГУ. Стройка началась в 2007 г.

Угол улиц Володарского и Семакова занимает административное здание университета, построенное на деньги тюменских меценатов (С. И. Колокольникова и др.) для женской гимназии сто лет назад. При советской власти в здании располагались средняя школа № 1, в 1941 г. переведенная в дом № 15 по ул. Республики, военный госпиталь в 1941–1945 гг., педагогической институт, в 1973 г. реорганизованный в университет. Здание университета хоть и построено сто лет назад – краснокирпичное, как современные дома, построенные в конце XX в.


ОТ СЕМАКОВА ДО ЧЕЛЮСКИНЦЕВ

В доме № 11 издавна располагался областной наркологический диспансер. Это личный дом семьи Давыдовских. Глава семьи Николай Иванович служил на разных высоких должностях в Тюменском окружном полицейском управлении, а жена (урожденная Корчемкина) владела полученным в приданое пивоваренным заводом, находившимся в начале ул. Циолковского (Громовской) на берегу оврага. Н.И. Давыдовский был известным в Тюмени человеком: входил в состав попечительского совета Александровского реального училища, шесть раз избирался в городскую думу, давал большие суммы денег на школы, детские приюты, сиропитательное заведение, городскую богадельню, ночлежный дом и многое другое. В 1907 г. городская дума решила присвоить Николаю Ивановичу звание почетного гражданина Тюмени. Узнав об этом, он попросил Думу даже не ставить вопрос на обсуждение, поскольку считает себя недостойным такого высокого звания. В возрасте 70 лет, в марте 1909 г., он умер от простуды.

Дальше, до перекрестка с ул. Кирова, по нечетной стороне с 2000 г. заселен дом «повышенного уровня жизни», другой начали строить осенью 2002 г., закончили в 2004 г. На четной стороне рядом со Знаменским собором – здание бывшего «Тюменьпромбанка». В 1999 г. он, как и многие другие, обанкротился. Здание приобрел Госбанк под расчетно-кассовый центр, отремонтировали его, и прежде рядовое здание украсило перекресток.

Нечетная сторона ул. Володарского между улицами Кирова и Челюскинцев полностью перестроена в 2002–2005 гг. Дом «повышенного уровня жизни» (№ 17) возведен на том месте, где в 1892 г. купец Воинов по обету построил первый в Тюмени и Сибири родильный дом. Он назвал его Александровским в честь императора Александра II, который в юношестве посетил Тюмень. Этот роддом был не только для богатых рожениц, а для всех тюменских женщин. Не одно поколение тюменцев увидело свет именно здесь, поскольку новые роддома в Тюмени начали строить только в начале 60-х гг. XX в.

7 декабря 1899 г. попечительский совет Александровского роддома докладывал городской думе, что планировалось обслуживать 100–120 рожениц в год, но постепенно заведение стало пользоваться популярностью, и количество рожениц увеличилось: в 1891 г. их было всего 38, в 1893 г. – 91, в 1895 г. – 147, в 1897 г. – 216, в 1899 г. ожидается более 300. Совет просил Думу увеличить финансирование роддома до 600 руб. в год. Дума согласилась с доводами Совета и отпустила средства.

Четная сторона улицы еще в 2003 г. была не тронута перестройкой. Здесь стояли деревянные двухэтажные дома № 12 и 14 постройки начала XX в. Между ними можно было увидеть памятник старой городской архитектуры – брандмауэр – кирпичную стену до высоты крыши. Такие средства защиты от распространения пожаров когда-то разделяли тюменские кварталы.

Однажды брандмауэр упал и частично разрушил дом № 12. Его жителей выселили в благоустроенные квартиры. Соседи из дома № 14 крепко сожалели – почему брандмауэр не упал на их дом? Строительская фирма приобрела землю под обоими домами, отселила жильцов и уже через год выстроила на их месте отличные десятиэтажные дома, облицованные желтым кирпичом.

В конце квартала, где ул. Володарского подходит к ул. Челюскинцев, осенью 2000 г. сгорели два дома – памятники деревянного зодчества. На их месте в 2004–2005 гг. построены новые красивые здания.


ОТ ЧЕЛЮСКИНЦЕВ ДО ВОДОПРОВОДНОЙ

На нечетной стороне, на углу, в 1999 г. фирма «Триан» построила жилой дом с супермаркетом на первом этаже. Далее, до перекрестка с ул. Дзержинского, стоят дома № 27 и 29 – памятники деревянной архитектуры. Дом № 29 капитально ремонтируется и реставрируется, это будет практически заново сделанный памятник деревянного зодчества Тюмени конца XIX в.

На углу улиц Володарского и Челюскинцев на четной стороне в старинном особняке в 1920–1921 гг. находился клуб Рабоче-крестьянского союза молодежи тюменского комсомола. В этом доме бывали известные организаторы местного отделения союз молодежи Николай Чаплин и Иван Шостин. В 70–80-е гг. в здании располагался музей истории тюменского комсомола.

В доме № 20, каменном особняке – памятнике архитектуры конца XIX в., осенью 1941 г. находился штаб формирования 368-й стрелковой дивизии, набранной из мужчин Тюменской, Омской и Новосибирской областей. Эта была первая сформированная в Тюмени дивизия. С 6 по 10 ноября 1941 г. она погрузилась в эшелоны на воинской площадке станции Тюмень и отправилась на фронт. К концу Отечественной войны 1941–1945 гг. 368-я дивизия получила название Печенгской (за взятие г. Печенги у берега Баренцева моря) ордена Боевого Красного Знамени (за взятие г. Киркенеса). В 1947 г. дивизию расформировали. Теперь в школе № 14 и колледже № 18 есть музеи дивизии.

В доме № 22 на углу с ул. Дзержинского находится швейная фабрика, основанная в 1941 г. В годы войны работницы шили гимнастерки, брюки (по 15 тысяч в год), погоны, патронташи и прочее военное обмундирование. В мирное время выпускали мужскую, женскую и детскую одежду. В 1990-е годы фабрика была переименована в «ОдЖен», обанкротилась и в 2001 г. ликвидирована, на ее месте появилось ООО «Профиль» с тем же производством.

Нечетная сторона ул. Володарского между улицами Дзержинского и Первомайской занята длинным пятиэтажным домом постройки 60-х гг. На его стене укреплена мемориальная доска в память о заслуженном художнике России Петре Ивановиче Малюгине (1913–1997 гг.), главном художнике Тюменского государственного театра драмы и комедии, который жил в этом доме с 1967 г. Конец квартала замыкает дом быта «Сибирь».

На четной стороне рядом со старинным особняком построен дом «повышенного уровня жизни». По соседству огорожены руины гостиницы «Заря», которая построена в середине 30-х гг. XX в. и до середины 60-х гг. была единственной гостиницей Тюмени. Руины стоят лет 15, «украшая» центр города.

За ул. Первомайской на нечетной стороне располагается школа № 25. На фасаде, выходящем на ул. Первомайскую, укреплена мемориальная доска: в послевоенные годы в школе учился Ю.А. Гуляев, народный артист СССР, известный оперный и эстрадный певец. Угол четной стороны занимает «хрущевский» жилой дом, где находился популярный у тюменцев гастроном (бывший «Восход») ОАО «Кентавр», теперь здесь – книжный магазин «Знание».

В месте пересечения с ул. Водопроводной слева и справа поднимаются четырехэтажные дома постройки конца 40-х гг. XX в. В доме № 24 по ул. Володарского располагается Главное управление внутренних дел по Тюменской области.

Дом на углу слева – жилой, строился для семей областного руководства. Первый этаж занят магазинами, офисами различных общественных организаций.


ЦЕНТРАЛЬНАЯ ПЛОЩАДЬ

За ул. Водопроводной открывается обширная Центральная площадь, названная так в январе 1986 г., к 400-летию Тюмени. Площадь создана и оформлена по проекту главного архитектора Тюмени (1948–1968) П. А. Гриненко. В конце 40-х гг. XX в. в той части площади, где ее пересекает ул. Володарского, находился Сад Трудовых резервов (так называли тогда учащихся школ ФЗО – фабрично-заводского обучения, позже переименованных в ПТУ – профессионально-технические училища). «Фэзэушники» носили черные суконные шинели с медными сверкающими пуговицами, подпоясывались ремнем с медной бляхой, на голове – черная фуражка. Содержались они на полном государственном довольствии, что в те годы привлекало молодежь в школы ФЗО.

В 1950 г. Центральный комитет компартии решил построить в Тюмени здание обкома на партийные средства. В июне 1952 г. готовый проект рассмотрело бюро обкома в Тюмени и одобрило его. В июле началось строительство, а 25–30 октября 1956 г. госкомиссия приняла готовое здание. Оно стоит в центре площади, с 1992 г. его занимала областная администрация, теперь – правительство области.

Прежде здание окрашивали в светло-бежевый цвет, и потому оно даже в ненастье и серые зимние дни выглядело солнечным ярким пятном. После ремонта в 2001 г. здание раскрасили в два цвета с преобладанием белого. По-моему, здание перестало быть нарядным и ярким, площадь померкла.

В 2000–2001 гг. часть площади вокруг здания администрации реконструировали, убрали высокие деревья и кусты и посадили невиданные в Тюмени деревья – туи, доставленные из Армавира (Краснодарский край). На дорожках уложили брусчатку, вместо тротуаров – цветной, гладкий, скользкий зимой бетон. Остальную часть площади реконструировали летом 2004 г. к 60-летию области. Площадь покрыли брусчаткой. На противоположной стороне площадь отделяется от застройки улицей 8 Марта.


ОТ УЛ. 8 МАРТА ДО ПРОФСОЮЗНОЙ

На нечетной стороне ул. Володарского, между улицами 8 Марта и Орджоникидзе – жилые дома постройки начала 50-х гг. и здание департамента образования и науки администрации области (до начала 90-х гг. здесь находилось управление сельского хозяйства).

Всю четную сторону занимает корпус нефтегазового университета, открытого в 1964 г. как индустриальный институт. Корпус построен в 1966 г. по проекту архитектора П. А. Гриненко. Прежде на этом месте стояло два потемневших от времени двухэтажных деревянных жилых дома. На первом этаже корпуса располагается музей истории науки и техники Зауралья, который основал и возглавляет бывший ректор профессор В. Е. Копылов, Почетный гражданин Тюмени. Нефтегазовый университет – первый по количеству студентов вуз Тюмени, его корпуса находятся также по ул. Мельникайте и 50 лет Октября.

За перекрестком с ул. Орджоникидзе на нечетной стороне ул. Володарского еще в 30-е гг. построена средняя школа № 21. К ул. Володарского обращен ее боковой фасад. За школой – спортивная площадка и детский сад.

На четной стороне возвышается многоэтажное массивное здание, частично огороженное литой чугунной решеткой – это Центральный банк России, Главное управление по Тюменской области. Здесь же находится другое серьезное учреждение – департамент имущественных отношений администрации области.

Рядом располагается областной совет всероссийского спортивного общества «Динамо», основанного 18 апреля 1923 Г. Ф. Э. Дзержинским. В здании есть два спортзала, активно посещаемых молодежью. Построено оно в 1962 г.

В начале 1960-х гг. в этом месте ул. Володарского пересекала ул. Немцова (когда-то она носила название Солдатской, так как находилась возле городского военкомата, здание которого стояло на ул. Республики, на месте нынешней междугородной телефонной станции). Застройка 60–70-х гг. перекрыла ул. Немцова, 122 остался только узкии проход между домами, о котором знают, пожалуй, только сотрудники местных учреждений.

Мощное здание с высоким крыльцом (дом № 56) теперь – четвертый корпус нефтегазового университета, а когда-то это был знаменитый ЗапСибНИГНИ – Западно-Сибирский научно-исследовательский институт геологии нефти и газа, который долго возглавлял академик И. И. Нестеров. Научное учреждение открылось 1 апреля 1960 г. в качестве Тюменского филиала Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья, а 8 июня 1964 г. филиал стал самостоятельным институтом. Его директора – молодого геолога Геннадия Павловича Богомякова – в декабре 1973 г. избрали первым секретарем обкома компартии. На этой должности он работал до 1990 г. В 1990-е гг. – годы экономических реформ – ЗапСибНИГНИ сильно бедствовал. Областные власти смогли спасти его, сделав структурным подразделением Тюменского нефтегазового университета.

За двумя жилыми домами ул. Володарского пересекает оживленную ул. Профсоюзную и продолжается дальше. На этом последнем отрезке улицы сгорбилось и утонуло в грунте несколько деревянных домишек постройки конца XIX в. Заканчивается улица Володарского детским садом № 29.






Улица Володарского




УЛИЦА ХОХРЯКОВА


Эта улица находится в историческом центре Тюмени. Она протянулась от берега Туры вблизи университета до ул. Профсоюзной.


БЫВШАЯ УСПЕНСКАЯ

Со второй половины XIX века до ноября 1922 г. современная ул. Хохрякова называлась Успенской по названию церкви, находившейся в квартале современных улиц Хохрякова – Кирова – Советская – Челюскинцев. Очертания улицы можно увидеть уже на первом сохранившемся плане Тюмени конца XVII в., что свидетельствует о ее древности. На плане «регулярной» застройки Тюмени 1766 г. улица обозначена совершенно отчетливо. В XVIII в. она была существенно длиннее за счет прибрежной части и встречалась на высоком туринском берегу с ул. Тургенева. За прошедшие 250 лет берег осыпался, и улица подходит к Туре на середине квартала от ул. Тургенева до ул. Семакова.

До начала 30-х гг. XX в. главной достопримечательностью улицы была Успенская церковь. Еще в первые годы XVII в. на ее южном конце, у самой городской стены, находившейся на месте, где теперь ул. Челюскинцев, стоял женский монастырь, называвшийся в разное время Ильинским, Алексеевским, Успенским. Он был закрыт в 1764 году по указу Екатерины II о секуляризации (ограничении количества) монастырей. Однако Успенскую церковь первой из тюменских церквей возвели из кирпича в 1765–1769 гг. Построили ее необычайно быстро, в отличие от прочих церквей, на средства игуменьи Иулитты. Колокольню к храму построили только в 1810 г. – двухъярусную, о шести колоколах. Главный престол церкви освятили во имя Успения Богородицы, были еще приделы во имя Иоанна Богослова и митрополита Московского Алексея Чудотворца.

В приделе Иоанна Богослова хранилась чудотворная икона Успения Богородицы, но она почему-то не принесла знатности храму, и он оставался самым бедным среди церквей Тюмени. В 1855 г. храм реконструировали на деньги известного тюменского купца С.М. Трусова. В начале марта 1930 г. Успенский храм закрыли по распоряжению городских властей, а в начале июня 1932 г. разобрали. На месте храма построили три деревянных двухэтажных жилых дома, в них еще живут люди. Житель одного из них рассказывал мне, что при копке ям для погребов находили старые прицерковные захоронения, наверно, священников этого храма.


ПЕРЕИМЕНОВАЛИ В ХОХРЯКОВСКУЮ

В канун пятой годовщины Октябрьской революции, 4 ноября 1922 г., Тюменский городской уездный комитет переименовал часть улиц Тюмени, в том числе и Успенская стала Хохряковской. Позже ее стали называть улицей Хохрякова.

На углу дома № 44 укреплена доска из белого мрамора, которая сообщает, что улица названа в честь Павла Даниловича Хохрякова (1893–1918), председателя исполкома Тобольского городского совета. Он был балтийским матросом, вихрем революции сметенным на сушу, с оружием в руках утверждавшим постулаты большевиков, в партии которых был одним из активных «штыков». По поручению ЦК ВКП(б) П. Д. Хохряков приехал на Урал летом 1917 года, где его включили в состав Екатеринбургского совета и исполнительного комитета, вскоре он становится начальником штаба Красной гвардии Екатеринбурга.

В марте 1918 г. Хохряков с отрядом матросов и латышских стрелков прибыл в Тобольск, где 9 апреля решительными действиями установил власть большевиков, стал руководить городом и районом. Он же вывез семью бывшего императора Николая Второго из Тобольска в Екатеринбург в мае 1918 г.

В начале лета 1918 г., когда отряды мятежного чехословацкого корпуса двинулись от Омска на Тюмень, Хохряков возглавил тюменскую речную флотилию и оборонял подступы к Тюмени со стороны Тобольска. Флотилия мужественно дралась с белогвардейцами, но 20 июля 1918 г., после захвата Тюмени, отступила на Урал. В Туринске матросы и рабочие сошли на берег и с боями двинулись к Екатеринбургу. В полусотне верст от него в бою у станции Крутиха, что между Режем и Монеткой, Хохряков был смертельно ранен и умер 17 августа 1918 г. Его увезли в Пермь и там похоронили.

В приказе командарма 3-й Красной армии Р. И. Берзина по случаю гибели П. Д. Хохрякова сказано: «Смертью славных в боях под Крутихой пал неустрашимый герой, пал командир особого отряда Екатеринбургской Красной армии товарищ Хохряков... Хохряков был смертельно ранен в грудь и, умирая, сказал: «Товарищи, держитесь крепче, не отступайте! Я умираю за революцию». Герои, видимо, всегда умирают красиво (как это ни кощунственно звучит), успев напоследок сказать самые необходимые пропагандистские слова. Может, эти слова им приписывают оставшиеся в живых?


УЛИЦА АРХИТЕКТУРНЫХ ШЕДЕВРОВ

Улица Успенская-Хохрякова всегда была тихой, уютной, обсаженной тенистыми кленами. До 1917 г. здесь жили состоятельные люди – купцы, мещане, имевшие хорошие крепкие дома. За прошедшие десятилетия многие из них снесены, но кое-какие сохранились и объявлены «памятниками деревянного зодчества второй половины XIX века». Это дом № 24 – украшенный по застрешьям кружевной пропильной резьбой, № 29 – на перекрестке с ул. Дзержинского, где расположен дом детского творчества «Родник». Через улицу, здесь же, стоит известный в Тюмени дом Буркова – тюменского предпринимателя начала XX в., где теперь находится центр эстетического воспитания «В доме Буркова». Владелец этого дома в начале XX в. был причастен к электрификации Тюмени в 1905 г. отдал первый этаж дома под клуб рабочих, здесь находилась библиотека, различные кружки.

Немногочисленные кирпичные дома тоже остаются украшением не только улицы, но и Тюмени. Это белый двухэтажный дом № 6 бывшего архитектора К.П. Чакина. С января 2002 г. над ним развевается «жовто-блакитный прапор» независимой Украины – здесь находится ее генеральное полпредство в Тюменской области.

Боковым фасадом выходит на улицу дом № 15, где с 1972 г. работает военный комиссариат Центрального административного округа. Дом сохранил свою исконную красную окраску, кирпичные кружева карнизов и подоконников, хотя внутри основательно перестроен. В 1990-х гг. претерпел капитальный ремонт и в результате приобрел отличный внешний вид дом № 21, где располагается государственное унитарное предприятие «Аэронавигация Севера» – дочернее предприятие государственной корпорации по организации воздушного движения в России.

В 2001 г. ООО «Бастион» закончило реставрацию дома № 33, деревянного, на кирпичном полуподвальном этаже. Особнячок приобрел чудесный вид и хорошо смотрится на углу ул. Первомайской. В нем находится ресторан «Чердак».

В 90-х гг. XX века в самом начале ул. Хохрякова на месте сгоревших домов постройки конца XIX в. фирма «Тюменьдорцентр» возвела современные краснокирпичные дома. Многим жителям города они не нравятся. Но, думаю, пройдет 40–50 лет, и эти дома, возможно, тоже будут объявлены памятниками архитектуры периода реставрации капитализма.


«БЕНАТ» – ЭТО «БЕЗАЛКОГОЛЬНЫЕ НАТУРАЛЪНЫЕ» НАПИТКИ

Улица Хохрякова находится рядом с главной улицей Тюмени – ул. Республики, и на ней стали располагаться банки, юридические фирмы, генеральное консульство Украины, департамент по агропромышленному комплексу администрации области и другие организации и учреждения. Боковым фасадом на ул. Хохрякова выходят две известные в Тюмени школы – № 21 и 25, Запсибкомбанк, музей изобразительных искусств. Украшает улицу своеобразное здание с окнами только на первом этаже – это Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (ГАСПИТО).

Среди учреждений на ул. Хохрякова находится единственное промышленное предприятие ОАО «Бенат», производящее спиртные и безалкогольные напитки, 35 видов. Большинство из них изготовляется по своим фирменным рецептурам, где используются плоды, ягоды, лекарственные растения. В начале XXI в. «Бенат» производил 60 процентов алкогольной продукции области – более 600 тыс. декалитров в год – почти два литра на каждого жителя области. Завод «Бенат» имеет красивые ворота, проходную, административный корпус. Старожилы Тюмени помнят его предшественника – винзавод, организованный в 1956 г. из областной оптовой производственной винодельческой базы «Росглаввино», которая появилась в Тюмени в начале 1951 г. как филиал омского винзавода. В 1986 г. в ходе антиалкогольной кампании, начатой руководителями коммунистической партии в 1985 г., винзавод закрыли, территорию передали пивоваренному заводу. В ноябре 1991 г. создано ОАО «Бенат» с намерением выпускать безалкогольные натуральные напитки, постепенно перешедшее на выпуск алкогольных для укрепления собственной экономики.

В 2003 г. в Тюмени началась кампания по выносу промышленных предприятий из центра города на окраины или за городскую черту. «Бенат» тоже обречён на переселение: он переезжает на территорию комбината хлебопродуктов в начале ул. Мельзаводской. Ему отдано здание старой мельницы братьев Шадриных, построенное в начале XX в. В 2008 г. «Бенат» должен на новом месте продолжить производство своей продукции.


«НОВАЦИИ» ИЗ-ЗА ОКЕАНА

В США, по слухам, есть город, где нет тротуаров, там все ездят на автомобилях, даже туда, куда «царь пешком ходил». А еще в архитектуре есть понятие «красная линия», за которую ни в коем случае нельзя переступать при сооружении домов вдоль улицы.

Архитекторы Тюмени на ул. Хохрякова, видимо, решили опробовать новации. Еще в 80-е гг. прошлого века, когда строили дом по ул. Профсоюзной, «высунули» его на ул. Хохрякова, заняв тротуар и кусок проезжей части. Не сделали тротуар и в 1990-е годы в самом начале улицы: от дома № 2 до дома № 8 включительно и у дома № 9. Этот дом, где находится магазин «Маэстро», выдвинули за «красную линию», в результате исчез тротуар и редким прохожим приходилось ходить по проезжей части.

В ходе реконструкции улицы в 2004–2005 гг. строители все же восстановили тротуары.

За первые пять лет XXI века улица Хохрякова на участке от реки до ул. Челюскинцев совершенно преобразилась. Старые деревянные и кирпичные дома убрали, на их месте возвели разноцветные дома из красного, бежевого, оранжевого кирпича. На четной стороне между ул. Кирова и Челюскинцев ещё сохранились дома постройки 1930-х гг. на месте разобранной Успенской церкви.

Застраивая ул. Хохрякова, архитекторы и строители сохраняют старую сетку улиц, намеченную первым генпланом Тюмени, составленным в 1766 г. Однако десятиэтажные дома стесняют улицу, она выглядит темным ущельем. Окна на первых двух этажах почти не видят солнца: не вкладывается новое содержание в старую форму.






На углу улиц Хохрякова и Водопроводной




УЛИЦА УРИЦКОГО


Улица Урицкого – одна из немногих улиц исторического центра Тюмени, которую благоустраивать начали позже других.


ПРЕЖДЕ ОНА БЫЛА АРХАНГЕЛЬСКОЙ

На первом плане Тюмени 1697 г. современная ул. Урицкого не показана. В этой части города тогда была крупноквартальная застройка. Однако на плане регулярной застройки Тюмени, составленном в 1767 г., улица есть, и после пожара 1766 г. она была застроена наравне с другими улицами. В XIX в. ее удлинили до ул. Голицынской (Первомайской). Во второй половине XIX в. улицам Тюмени начали давать названия, и прежде безымянную улицу назвали Архангельской, поскольку начиналась она от старинного храма Архангела Михаила.

Храм в деревянном исполнении возведен в 1616 г. и назван «во имя государева царева и великого князя Михаила Федоровича ангела и преподобного отца Михаила Малеина». Михаил Федорович – первый царь из династии Романовых, вступивший на престол в 1613 г. Храм дважды сгорал дотла вместе с деревянной Тюменью – в 1695 и 1766 гг. – и строился вновь. Весной 1781 г. его начали возводить в кирпичном исполнении на средства прихожан – жителей Малого и Большого Городища, деревень Патрушевой, Дударевой, Комаровой, Плехановой и др. В начале лета 1791 г. освятили теплый храм во имя Архистратига Божия Михаила Архангела. Потом решили строить второй этаж и колокольню. Всю стройку закончили только 10 августа 1824 г. В 1898–1899 гг. к северной стороне храма пристроили одноэтажный придел во имя святого Симеона Верхотурского – чудотворца и покровителя Сибири.

В 1922 г. в фонд голодающего населения Поволжья священники храма сдали 5 пудов 31 фунт 30 золотников серебряных изделий церковного обихода и 17 золотников 30 долей драгоценных камней. В конце 1929 г. храм закрыли, в 1934 г. сняли купола, разобрали колокольню. В церкви в разное время были клуб, контора, гараж, военная прачечная, столовая, СМУ–3, завод строймашин, общежитие и др. 18 июля 1991 г. руины храма передали Тобольско-Тюменской епархии, которая в 1997 г. начала его восстанавливать. В 2000 г. в храм Архангела Михаила назначили настоятеля отца Николая, с 2001 г. проводятся церковные службы.


УВЕКОВЕЧИЛИ МОИСЕЯ УРИЦКОГО

4 ноября 1922 г. в честь пятилетия Октябрьской революции тюменские власти переименовали ул. Архангельскую в ул. Урицкого.

Познакомиться с краткой официальной биографией Моисея Соломоновича Урицкого можно в любой энциклопедии. Родился он в 1873 г. в семье купца в г. Черкассы на Украине, в 1897 г. окончил юридический факультет Киевского университета. Еще в студенческие годы включился в революционное движение, был замечен полицией и в 1899 г. выслан в Якутию вместе с Дзержинским. После второго съезда РСДРП в 1903 г., разделившего российских социал-демократов на большевиков и меньшевиков, оказался в стане меньшевиков и находился там до весны 1917 г. После революции 1906–1907 гг. Урицкий ссылался в Вологодскую и Архангельскую губернии. В 1914 г. эмигрировал, вернулся в Россию в 1917 г. вместе с Троцким и Володарским, перешел на сторону большевиков и даже был избран в члены ЦК РСДРП. Во время Октябрьской революции начинающий большевик М. С. Урицкий состоял в Петрограде членом военно-революционного партийного центра по руководству вооруженным восстанием, а также членом Петроградского ВРК (военно-революционного комитета). Воевать он не любил, а ораторствовать не умел.

В марте 1918 г. Моисей Урицкий получил должность председателя Петроградской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ЧК). Деятельность М. Урицкого на этой должности по-своему прославила его и привела к гибели. Он был беспощаден к врагам революции, хотя его революционные друзья утверждали, что Урицкий был «человеком добрейшей души», а кровь лилась в Петрограде часто не по его указам, а вопреки им, так как «товарищи» действовали в соответствии с личным революционным чутьем. Говорили даже, что Урицкий убит за грехи других, поскольку он был начальником страшной ЧК.

В 2006 г. в № 5 журнала «Отечественная история» (с. 112) канадский профессор Г. 3. Иоффе писал:

«... Председатель петроградской ЧК М. С. Урицкий, который в расхожем мнении являл собой чуть ли не извращенца-убийцу, устраивавшего в подвале на Гороховой (там помещалась ЧК) пытки и расстрелы, в действительности был совсем не таким. Наверное, не очень известно, что конференция ВЧК в Москве 12 июля 1918 г. выразила неудовольствие «либерализмом» Урицкого и постановила заменить его более «стойким и решительным» товарищем, способным твердо и неумолимо проводить тактику беспощадного пресечения и борьбу с враждебными элементами, губящими советскую власть и революцию». Заменить не успели...

Бурная и кровавая деятельность М. Урицкого на посту председателя ЧК г. Петрограда была остановлена 30 августа 1918 г. Моисея Урицкого убил бывший юнкер Михайловского артиллерийского училища, студент Леонид Каннегисер. В энциклопедии указано, что убил Урицкого член партии эсеров. Однако Каннегисер не состоял ни в каких партиях. В одной из групп офицеров, расстрелянных по распоряжению М. Урицкого, был друг Каннегисера, и он решил отомстить за его смерть, сделав это не таясь, средь бела дня в фойе Петроградской ЧК. Правда, с места преступления пытался скрыться, но был задержан, допрошен, осужден быстрым судом и расстрелян уже через несколько дней.

В этот же трагический день – 30 августа 1918 г. – вождя мирового пролетариата В.И. Ленина пыталась убить, но только серьезно поранила уже настоящая эсерка Фанни Каплан. В отместку за гибель Урицкого и ранение В.И. Ленина советское правительство организовало «красный террор», в ходе которого от рук чекистов приняли смерть тысячи «контриков», «беляков» и священнослужителей. Большая кровь пролилась по России – в память о молодом большевике Моисее Урицком.

Его с почетом похоронили на Марсовом Поле в Петербурге. До сих пор каменная плита с фамилией и датами рождения-смерти лежит на краю подстриженной зеленой лужайки. Будешь, читатель, в Питере, загляни на Марсово Поле...


ПРОШЛОЕ

В конце XIX в. ул. Архангельская простиралась от ул. Полицейской (Тургенева) до Голицынской (Первомайской) и не отличалась от соседних улиц – грязная, не мощёная даже деревянными плахами. Застроена деревянными одно- и двухэтажными домами.

Сохранились сведения, что в доме № 1, на том месте, где теперь возвышается новый корпус обувного предприятия «Восход», стоял дом некоего М. Н. Бузолина. В двухэтажном доме № 4 в конце XIX в. жил Гися Менделевич Шайчик, в доме № 5 – мужской портной Пыстин.

На нечетном углу ул. Архангельской и Подаруевской в конце XIX в. находился конный завод купца П. И. Подаруева, жившего рядом в собственном доме на углу ул. Подаруевой и Спасской (Ленина).

Два двухэтажных дома на ул. Архангельской принадлежали известному купцу первой гильдии А.И. Текутьеву. Первый (с флигелем) находился на углу улиц Архангельской и Войновской (Кирова), сам купец в нем не жил, а сдавал квартиры в наем. Жил Текутьев в доме № 47 на углу улиц Архангельской и Иркутской (Челюскинцев) на том месте, где теперь стоит здание банка «Уралсиб».

Нечетную сторону между Войновской и Иркутской занимал Спасский сад, его еще называли городским бульваром, но чаще – Текутьевским садом. В начале XX в. сад передавали то городскому обществу трезвости, то обществу борьбы с детской смертностью. Однако сад не блистал чистотой, недаром тюменская «Сибирская торговая газета» писала, что «он мог бы быть прекрасным местом для прогулки и отдыха», но «ни одни заботливые руки здесь не притронулись...».


СОВРЕМЕННОСТЬ

Теперь, в начале XXI века, ул. Урицкого по нечетной стороне застроена кирпичными домами городского типа, имеет тротуары по всей длине, четная наполовину дряхлыми деревянными домами, построенными еще в XIX в., от тротуаров остались прогнившие доски.

Однако на четной стороне ул. Урицкого все же началось строительное оживление. На углу с ул. Челюскинцев построено здание банка «Дипломат», а напротив достраивается офисное здание. В квартале между улицами Кирова и Семакова поднимаются этажи красивого жилого дома, расчищено место для новой стройки.

Самым первым многоэтажным домом на ул. Урицкого был дом № 44 – последний на четной стороне. Его строили в начале 60-х гг. XX в. из крупных железобетонных блоков. В это же время напротив построили дом № 27 из кирпича. На первом этаже его расположен архивный отдел администрации г. Тюмени. Потом был дом № 28, где теперь располагается государственная инспекция архитектурно-строительного надзора РФ по г. Тюмени, городское управление по экологии.

В середине 90-х гг. в квартале улиц Кирова и Семакова преподаватели архитектурно-строительной академии возвели для себя красивые дома из красного кирпича, но слишком уж много на них металлических кованых решёток: жилые дома больше похожи на тюрьму крайне строгого режима. Что поделаешь: это печать времени расцвета «бандитского капитализма» в России, когда из-за разгула воровства и грабежей весь металл страны шёл на решётки домов, а не на производство машин. Место на нечетной стороне квартала между улицами Кирова и Челюскинцев занимает сад Дворца детского творчества, построенного в конце 50-х гг. XX в. В 2005–2007 гг. его подвергли капитальной реконструкции.


ОБУВНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ВОСХОД»

Целый квартал в начале улицы занимает обувное производственное объединение «Восход». Его административный корпус построен в середине 90-х гг. Вдоль тротуара – красивая ограда, деревья, летом благоухает пестрый цветник. Фабрика возникла в начале 50-х гг. XX в. в результате объединения нескольких артелей Горпромкомбината – «Свой труд», «Стахановец» и др., которые изготовляли обувь, кожгалантерею, шапки, рукавицы и пр. Теперь обувное объединение производит разнообразную обувь, в том числе и по индивидуальным заказам.

С 1963 г. руководил «Восходом» Виталий Петрович Кузнецов, кавалер многих орденов Советского Союза, с 14 июля 1989 г. – Почетный гражданин города Тюмени. Он закончил Тюменский машиностроительный техникум, служил во флоте, в том числе на атомном полигоне на о. Новая Земля. На «Восходе» бывший моряк в 1957 г. начал работать главным механиком. На директорском посту он превратил маломощную фабрику в современное обувное предприятие, выпускавшее теплую обувь для тюменских нефтяников и газовиков, для рабочих Якутии и Дальнего Востока. Десять многоэтажных домов построил «Восход» для своих рабочих в Тюмени. Под руководством В. П. Кузнецова «Восход» выжил и в годы «экономических реформ».


ДЛИНА – ВЕЛИЧИНА ПЕРЕМЕННАЯ

За свое многовековое существование ул. Урицкого несколько раз меняла длину. До XIX в. она заканчивалась возле современной ул. Челюскинцев. В XIX в. ее продолжили до Голицынской (Первомайской). Во второй половине 70-х гг. XX в. для сооружения здания городского комитета компартии и исполкома депутатов трудящихся, которое решили построить в том месте, где ул. Урицкого подходила к ул. Первомайской, снесли квартал городской застройки. В результате ул. Урицкого стала короче. Теперь улица заканчивается за «спиной» здания городской администрации.




УЛИЦА ГЕРЦЕНА


В честь известного российского писателя, философа и публициста А.И. Герцена названа улица в Тюмени, хотя он здесь никогда не бывал.


КАРТЫ ПРАВДУ ГОВОРЯТ

На старых картах Тюмени современной улицы Герцена нет, В ХVII-ХVIII веках на ее месте показан овраг, отделявший от города его Малое Городище. Верховья оврага достигали современной улицы Первомайской (Голицинской). Овраг постепенно засыпали, и на плане конца XIX в. он показан только до современной улицы Челюскинцев (Иркутской). Улицу заселили со стороны Первомайской. До улицы Кирова (Войновской) её застроили с обеих сторон, а дальше к центру города она была односторонкой и простиралась до ул. Перекопской (Трусовский переулок) своей нечетной стороной.

Следы старого оврага прослеживаются в настоящее время в виде заметного понижения поверхности в том месте, где ул. Герцена примыкает к ул. Крупской. На карте Тюмени конца XVII в. изображена даже городская стена вдоль оврага от современной ул. Челюскинцев до ул. Семакова (Подаруевской). На карте конца XIX в. улица названа Ляминской. Вблизи оврага, с городской стороны, находилось в стародавние времена небольшое озерцо Лямино, возможно, так назывался и засыпанный теперь овраг. По ним и улица получила свое название.

Знаток тюменской истории И. И. Ермаков рассказывал мне, что в протоколах заседаний городской думы столетней давности записан факт обсуждения предложения мещанина Тюмени Лямина, об использовании нынешнего Городищенского лога. Он предлагал его вычистить и зимой устраивать общегородскую «катушку» – место катания на ледяных горках. Однако в те годы (1894–1896) улица уже называлась Ляминской, так что мещанин Лямин к названию, видимо, не причастен.

Ляминская превратилась в улицу Герцена 4 ноября 1922 г., в первое большевистское переименование тюменских улиц по случаю «встречи торжественного пролетарского праздника пятой годовщины Октябрьской революции 7 ноября». В списке переименованных улиц Ляминская стояла первой.


А ГЕРЦЕН – КТО?

Александр Иванович Герцен родился в Москве как раз в год оккупации ее французами (1812). Окончил в 1833 г. Московский университет по физико-математическому отделению. Юность и молодые годы Герцена пришлись на революционное время: восстание декабристов (1825), революции во Франции (1830 и 1848), польское восстание (1830–1831). Воспитывался он на вольнолюбивых стихах К. Рылеева, А. Пушкина, сочинениях французских и немецких философов. Еще в университете со своим другом Н. Огаревым (улица его имени тоже есть в Тюмени) организовали кружок «революционной направленности», за что Герцен был выслан в Пермь и Вятку с 1834 по 1840 гг.

Вернувшись из ссылки, Герцен работал в Министерстве внутренних дел, начал писать художественные произведения: «Кто виноват?», «Доктор Крупов», «Сорока-воровка» и др. Некоторые из них до сих пор изучают в российских школах. В 1847 г. Герцен уехал с семьей в Париж. Жил в Женеве, Ницце, изучал жизнь западного общества, сравнивал ее с российской действительностью. В 1853 г. в Лондоне открыл Вольную российскую типографию, где издавал журналы «Полярная звезда» и газету «Колокол», запрещенные в России. В них Герцен требовал отмены крепостного права, цензуры, телесных наказаний, защищал участников польского восстания 1863–1864 гг., печатал прокламации революционных организаций, чем способствовал созданию и обострению революционной ситуации в России. Под его влиянием была создана организация «Земля и воля», которая вела агитацию среди крестьян России. Широко известна книга мемуаров А.И. Герцена «Былое и думы».

Последние годы Герцен жил в разных городах Европы, занимался журналистикой. Умер в январе 1870 г. в Париже и похоронен на кладбище Пер-Лашез, но останки его позже перевезли в Ниццу и похоронили рядом с могилой жены, умершей там еще в 1850 г.


СТАРАЯ ЧАСТЬ УЛИЦЫ

Современную улицу Герцена можно разделить на две части по их состоянию. Первая – от начала до ул. Челюскинцев; вторая – от ул. Челюскинцев до ул. Мориса Тореза.

Первая часть улицы – это деревянные руины, забытые ушедшей советской и действующей современной властями. Часть руин снесли при строительстве университета, в результате нечетная сторона, начинавшаяся прежде от ул. Перекопской, теперь начинается от ул. Тургенева с дома № 21. На четной стороне сохранился начальный дом № 2 – во дворе восстанавливаемой церкви Михаила Архангела.

Далее улица имеет ширину около шести шагов, но у заборов густо поросла высоким бурьяном, так что осталась проезжая часть шириной в автомобиль. Тротуаров тут нет, их остатки появляются только за ул. Кирова.

Между домом № 14 и ул. Крупской руины тоже снесены, в глубине пустыря уже лет пять строится краснокирпичный двухэтажный дом «повышенного уровня жизни».

В описании зданий, представляющих исторический или архитектурный интерес, я нашел дом № 47 по ул. Герцена. «Одноэтажное деревянное здание, четырехстенное, под двухскатной крышей. Главный фасад оформлен единственным окном с характерной для стиля «модерн» формой в виде «омеги»...» и т.д.

Дом в стиле «модерн» представлял собой жалкий нежилой остаток, окно – «омега» вросло в землю, и форма его нарушилась, оно было забито ржавыми кусками железа. В 2005 г. дом разобрали для новой стройки. Дом на углу ул. Кирова (д. 57) и Герцена (д. 43) с большими окнами и оригинальными резными наличниками построен в 1910 г. мещанином А. П. Кузьминым. При советской власти здесь жил бывший известный городской архитектор К.П. Чакин.

На отрезке улицы от ул. Челюскинцев до ул. Первомайской еще до 2003 г. стояли дряхлые деревянные дома, но уже ОАО «Тюменьдорцентр» достроил 28-квартирный краснокирпичный дом «повышенного уровня жизни» с подземным гаражом. Человек, подметавший тротуар возле своего дряхлого дома, рассказал мне, что еще при советской власти купил его – в надежде, что дом снесут, и он с семьей получит благоустроенное жилье. Надежды оказались напрасными. Снесли только те дома, что мешали строительству горисполкома. Однако он все же получил благоустроенное жилье в 2005 г., когда его лачугу снесли и построили красивый многоэтажный дом между ул. Челюскинцев и Дзержинского № 55.

Снесен и дом на нечетной стороне, на углу с ул. Дзержинского, в котором прошли детские годы известного современного писателя Владислава Крапивина (родился 14.10.1938 г.), жившего еще недавно в Екатеринбурге. На этом месте теперь стоянка автомашин мэрии. В своих книгах для детей и юношества Крапивин описал много укромных мест Тюмени, в которых действовали его герои. В начале 2003 года В. Крапивин посетил Тюмень и провел автобусную экскурсию для журналистов по «крапивинским местам» города. Ещё сохранился дом № 21 на ул. Нагорной и дом № 31 на ул. Грибоедова, дом № 41 на ул. Ленина, где будущий писатель учился в начальной школе, и средняя школа № 25, которую он окончил. Первое стихотворение «Весна» опубликовала 25 марта 1956 г. газета «Тюменский комсомолец». В 1961 Г. В. Крапивин окончил Уральский госуниверситет и остался в г. Свердловске (теперь Екатеринбург). С 1964 г. он член союза писателей, в 1974 г. стал лауреатом премии Ленинского комсомола.

В 2003 г. по предложению коллектива городской газеты «Тюменский курьер» один из немногих писателей – коренных тюменцев баллотировался в почетные граждане г. Тюмени. Предложение поддержали читатели газеты и дети. Однако члены городской Думы решили иначе: чтобы «пройти» в почетные граждане, надо было «набрать» 13 голосов «за». В. П. Крапивин «набрал»... семь. Говорят, главное препятствие состояло в том, что писатель теперь не живет в Тюмени, а в положении о почетных гражданах сказано в первом параграфе: претендент на звание должен жить в Тюмени.

Ещё дважды – в 2004 и 2006 годах «Курьер» выдвигал В. П. Крапивина «в Почетные граждане», но неудачно. Писатель несколько раз приезжал в Тюмень, встречался с представителями властей города. В начале 2007 г. в СМИ появились сообщения, что В. П. Крапивин переезжает в Тюмень на жительство.

20 февраля 2007 г. городская газета «Тюменский курьер» сообщила, что «со вчерашнего дня В. П. Крапивин живет в Тюмени». Новосела одарили как городского именинника: ректор университета Г. Ф. Куцев выделил квартиру в «профессорском» доме стоимостью два миллиона рублей. Писатель получил звание профессора и будет работать на кафедре, учить будущих журналистов, в центре Тюмени уже подыскали помещение для литературного музея на основе экспонатов В. П. Крапивина. Теперь можно будет присвоить и звание «почетного тюменца» без всяких сомнений. Правда, на одном из недавних заседаний городская Дума отменила «территориальный ценз» для почетных граждан г. Тюмени.

В мае СМИ сообщили, что В. П. Крапивин формирует свой «Творческий семинар» и приглашает пишущую молодежь на повышение квалификации.


НОВАЯ ЧАСТЬ УЛИЦЫ

От ул. Первомайской до ул. М. Тореза ул. Герцена можно назвать новой и торговой. Начала она застраиваться только в последней трети XIX в., когда открыли Торговую (Рыночную, Хлебную, Базарную) площадь. Здесь все как надо: в асфальте тротуары и проезжая часть улицы. От Первомайской до Орджоникидзе ул. Герцена застроена с одной, четной стороны. Старые купеческие дома одряхлели, их разобрали и построили новые в 60–90-х гг. XX в. Путем многократной перестройки соляных складов купца А.И. Текутьева еще в середине 1930-х гг. получился Тюменский драматический театр, открытый 23 февраля 1935 г. Театр носил имя 17-й годовщины РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии).

В здании театра 21 ноября 1944 г. на первом заседании областного совета депутатов трудящихся было официально провозглашено создание Тюменской области. Вскоре городской театр получил статус областного. Теперь это театр драмы и комедии. В ноябре 2006 г. турецкая фирма начала строительство нового здания театра на пл. 400-летия Тюмени.

Рядом с драмтеатром находится здание объединения «Тюменьстройпуть» организации, строившей железную дорогу от Тюмени до Нового Уренгоя через Тобольск, Сургут, Ноябрьск – по болотам и тайге. Именем первого руководителя «Тюменьстройпути» Д. И. Коротчаева (1909–1981) названа железнодорожная станция у Полярного круга. Здание построено в конце 60-х гг. Рядом жилой дом, на месте которого находилось железнодорожное училище. В начале 1980-х гг. училище переведено на железнодорожную станцию Войновка.

Дом № 76 построен в конце XIX в. В нем теперь располагается управление по здравоохранению и медицинскому страхованию Тюмени. Это дом купца I гильдии П.А. Андреева, который за долги был объявлен банкротом, и дом достался городу. Весной 1915 г. дом отдали для формировавшегося в Тюмени 149-го сводного эвакуационного госпиталя. Здесь лечили раненых на фронтах первой мировой войны. В начале лета 1918 г. в «андреевском отделении» госпиталя лечили красноармейцев, защищавших подступы к Тюмени с востока и юга, потом белогвардейцев – до июля 1919 г., когда колчаковцы эвакуировали госпиталь в Красноярск.

В доме № 80 находится коммерческо-финансовый колледж облпотребсоюза. Он организован в 1938 г. в статусе кооперативного техникума на базе учебно-кооперативного комбината, существовавшего с сентября 1930 г. В годы войны аудитории были заняты под военные объекты. В 50–70-е гг. создана современная база колледжа: построены учебные корпуса и общежития.

На углу Герцена и Орджоникидзе до середины 70-х стоял двухэтажный купеческий особняк, где было общежитие студентов сельхозинститута. В конце 1990-х гг. там построен многоэтажный дом «повышенного уровня жизни», нижний этаж дома занимают магазины торгового центра «Вавилон».

Напротив, на нечетной стороне улицы, находится новостройка Тюмени – Цветной бульвар – и бывший концертно-танцевальный зал, построенный в 1975 г., – теперь развлекательный комплекс «Империал».

Последний квартал ул. Герцена – торговый. На нечетной стороне находится центральный универсам и рынок, всевозможные магазины – на обеих сторонах улицы.

Улица Герцена – одна из самых оживленных. По ней беспрерывно движется поток автомобилей с ул. Мориса Тореза на ул. Челюскинцев, Камышинскую и далее в Затюменку. По этой причине улица – одна из самых загазованных в городе.

Заканчивается ул. Герцена пятилучевым, очень оживленным перекрестком. Сформировали его осенью 1998 – весной 1999 гг. Здесь сходятся улицы М. Тореза, Малыгина, Герцена, Профсоюзная.

В 2002 г. на семь метров расширили ул. Герцена вдоль бывшего Горсада и стадиона, а в 2004 г. – между ул. Первомайской и Челюскинцев. По мере застройки к центру города (она уже с 2005 г. началась) улицу сделают широкой по всей её длине.






ТЦ «Вавилон»




УЛИЦА КРАСИНА


15 июля 2005 г. исполнилось 135 лет со дня рождения Леонида Борисовича Красина (1870–1926), чьи юношеские годы прошли в Тюмени. Его именем названа улица в историческом центре.


НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КРАСИНЕ

Родился наш герой в Кургане, позже семья переехала в Тюмень и поселилась на улице Подаруевской (Семакова), в доме № 7 у перекрестка с ул. Успенской (Хохрякова). В весьма одряхлевшем состоянии этот домик продержался почти до конца XX в. В конце 1980-х годов в нем планировалось создать музей Л. Б. Красина, но времена изменились. В зиму 1993 г. домик сгорел, и в 1999 г. на его месте построен современный жилой дом.

Закончив Александровское реальное училище (об этом свидетельствует мемориальная доска на здании бывшего училища по ул. Республики, 7) в 1887 г., молодой Красин поступил в Петербургский технологический институт. Здесь он занялся революционной деятельностью, за что в 1889 г. его исключили из числа студентов и выслали на строительство Сибирской железной дороги. В 1900 г. Красин все-таки закончил институт в Харькове и стал инженером-электриком (престижная по тем временам специальность). Работал в Баку на им же спроектированной и построенной электростанции.

В 1903 г. Красин был избран в центральный комитет партии большевиков. Во время революции 1905–1906 гг. он был «ответственным техником, финансистом и транспортером партии», то есть организовывал добычу оружия и денег для снабжения боевых революционных рабочих дружин в разных городах Европейской России. После подавления революции в 1906 г. он уехал за границу, где получил приглашение на работу от известной немецкой компании «Симменс и Шуккерт». Способный и деловой инженер Красин быстро продвигался по службе, вскоре стал заместителем главы берлинского отделения фирмы, а затем ее техническим руководителем. В 1914–1918 гг. Красин работал в России директором местных филиалов фирмы и нескольких ее заводов.

За границей Красин много общался с большевиками, в том числе и с Лениным, но в 1908 г. пути их разошлись по личным и теоретическим разногласиям. Однако осенью 1918 г. Красин принял приглашение советского правительства работать в его составе. Сначала он был наркомом торговли и промышленности, в 1919 г. – путей сообщения, в 1920 г. – внешней торговли и одновременно полномочным и торговым представителем в Англии и Франции. Там он и умер 24 ноября 1926 г., тело его перевезли в Россию и похоронили на Красной площади.

В 1927 г. именем Л. Б. Красина назвали ледокол, построенный в 1917 г. в Англии и носивший имя «Святогор». Ледокол «Красин» есть и теперь в составе Северного флота России, но это уже новый корабль.

В Тюмени имя Красина в 1926 г. присвоили сельскохозяйственному техникуму, располагавшемуся в здании по ул. Республики, 7, который в конце 1920-х годов разделили на мелиоративный и зерновой, а затем вновь объединили.

Дела и поступки Л. Б. Красина разными людьми в разное время оценивались по-разному. И. Бунин в книге «Золото партии» дал такую характеристику герою: «... знаменитый Красин, которого, казалось бы не надо представлять, если бы о нем за последние 75 лет написано хоть одно слово правды. Одаренный инженер, он имел душу и навыки профессионального преступника, а потому чутьем и интуицией тянулся к большевикам. Во время революции 1905 года он участвовал в ограблении Петербургского отделения Волжско-Камского банка, присвоив значительную сумму денег... Диапазон его увлечений мог бы составить несколько томов уголовного дела: от организации налетов на банковские фургоны и подготовки к выводу из строя всей столичной кабельной электрической сети до изготовления фальшивых денег и тривиального убийства полицейских. Дерзкий и решительный авантюрист, любивший рискованные действия, Красин разочаровался в Ленине, открыто издеваясь над приходящими из Цюриха его статейками, призывавшими к революции в Швейцарии. Когда в Петроград прибыл известный Георгий Соломон с целью собрать средства для бедствующего в эмиграции вождя мирового пролетариата, Красин, выслушав Соломона, вынул бумажник и протянул тому две пятирублевых бумажки. Соломон с возмущением отказался, заявив Красину, что обойдутся и без него. «Как хотите, – пожал плечами Красин, пряча банкноты обратно в бумажник, дружелюбно при этом заметив Соломону. – Не сердитесь, Георгий, Ленин не заслуживает помощи. Он охвачен манией разрушения и непредсказуем. Никто не знает, какая мысль родится завтра в его татарской башке. Шел бы он к черту. Давайте лучше пообедаем».

Однако Ленин после переворота, уничтожив всю торговлю в стране, наркомом торговли почему-то назначил именно Красина. В наркомат Красина стекались конфискованные деньги и товары как из крупных купеческих фирм с миллионными оборотами, так и из мелких лавок и мастерских, успевших наторговать всего рублей на 300. Деньги и ценности передавались в Народный банк и основанный при нем «золотой фонд», а товары – на склады, переполненные до крыш из-за вызванного войной застоя во внешней торговле. Красин был одним из соавторов системы «закрытых складов», которая заключалась в том, что даже когда, казалось бы, в стране есть все необходимое, ничего не продавалось, а только распределялось. Эта система жива и в наши дни, действуя с той же эффективностью...».


ПРЕЖДЕ ОНА ЗВАЛАСЬ ТЕЛЕГРАФНОЙ

Современная ул. Красина с 60-х гг. XIX века по 1928 г. называлась Телеграфной. В 1862 г. в Тюмень, первый из сибирских городов, пришло чудо европейской техники – телеграф. Для телеграфной конторы использовали здание по ул. Царской, рядом со зданием почтовой конторы. Безымянная до тех пор улица, пересекавшая Царскую, была названа Телеграфной. 31 января 1928 г. городской совет депутатов трудящихся г. Тюмени «по просьбе учащихся Тюменского мелиоративного техникума им. Л. Б. Красина» переименовал Телеграфную в ул. Красина.

Эта улица самая короткая в историческом центре Тюмени – чуть меньше полукилометра от р. Туры до р. Тюменки. Первые дома ее снесены из-за постоянного обрушивания берега Туры, поэтому начинается она с дома № 4. В то же время ул. Красина – одна из самых старинных, очертания ее хорошо видны на плане Тюмени конца XVII в. На плане регулярной застройки города 1776 г. улица проведена ровно и решительно.


КОРОТКАЯ ПРОГУЛКА

Начинается ул. Красина от крутого обрыва реки Туры, отсюда открывается вид на все Заречье. На этом конце ее сохранилось здание постройки XIX в. – бывшее Александровское реальное училище, ныне сельскохозяйственная академия. Здание построено специально для учебного заведения по проекту петроградского зодчего Е. С. Воротилова в 1879–1880 гг. на деньги тогдашнего городского головы купца Прокопия Ивановича Подаруева.

В самом начале ул. Красина пересекается с ул. Володарского. Еще в первой половине 60-х гг. XX в. на нечетной стороне перекрестка стоял большой деревянный двухэтажный дом, где в 20-е годы жил основатель и директор сельхозтехникума П. А. Мартэн (1881–1972), находилось студенческое общежитие. Река Тура практически подмыла перекресток, и дом разобрали и перевезли в пос. Рощино, учебное хозяйство сельхозинститута.

Историческую среду XIX в. дополняют дома № 4 и 6. Дом № 4 – торговая лавка, кирпичное одноэтажное здание. В начале 60-х гг. XX века здесь был один из первых в Тюмени продовольственных магазинов самообслуживания, теперь здесь располагается торговая база. Рядом – жилой дом № 6. Первый этаж его кирпичный, второй – деревянный. Такие дома были распространены в Тюмени в XIX – начале XX вв. Нередко первый этаж занимали под торговое заведение, а наверху жили хозяева. Однако в этом доме оба этажа жилые.

В начале 90-х гг. XX в. на четном углу перекрестка с ул. Республики строительная фирма возвела здание, в котором располагаются магазины, кафе, офисы разных фирм.

За ул. Республики с нечетной стороны ул. Красина торцевым фасадом выходит здание бывшей почтовой конторы. Здание построено в конце первого – начале второго десятилетия XIX века и было первым кирпичным гражданским строением на улице тогда еще Благовещенской, оно определило стиль застройки всей улицы. Сейчас мы воспринимаем это здание, выходящее фасадом на ул. Республики, как единое. На самом деле их три, и строились они в разное время. Первое – собственно почтовая контора – двухэтажное здание с крыльцом на ул. Красина (теперь почтовое отделение связи № 3). Второе – самая крайняя справа часть с арочными окнами второго этажа – построено в начале 60-х гг. XIX в. для телеграфной конторы. На первом этаже располагался большой операционный зал с колоннами. Теперь в перестроенном доме располагается управление по госнадзору за связью по Тюменской области. Третье – связка между первыми двумя – соединило два здания в одно в конце XIX в. Все здания подведены под один карниз, по краю его выложены столбики и сделано металлическое ограждение.

Рядом в начале 60-х гг. XX века построено пятиэтажное общежитие работников связи из модного в те годы силикатного кирпича. На перекрестке с ул. Ленина стояли двухэтажные кирпичные дома (Красина, 9 и 12) постройки конца XIX века, в нем располагалось медресе при мусульманской мечети, которая находилась рядом. Осенью 2006 г. оба дома снесли и на освободившемся месте устроили автостоянки.

Остальная часть ул. Красина занята зданиями Тюменского госуниверситета. На углу с ул. Республики еще в 80-х гг. XX века стоял деревянный дом с мезонином – жилой дом купца Ф. К. Шадрина, с 1909 г. владельца мучной мельницы на р. Бабарынке (здание мельницы сохранилось и находится на территории Тюменского комбината хлебопродуктов).

Конец ул. Красина от ул. Ленина до оврага перегорожен узорными воротами – это территория университета. На нечетной стороне к 1 декабря 1997 г. построили здание международного института финансов, управления и бизнеса ТГУ, за ним – студенческие общежития. На четной стороне до 2004 г. стоял одноэтажный жилой дом – остатки обширного комплекса домов, складов и магазинов купца И. Альтшуллера. В 2004–2005 гг. университет на этом месте возвел жилой дом для преподавателей.

Улица Красина заканчивается у оврага, называемого Городищенским логом, ровной площадкой, с которой недавно убрали мусор и посыпали её песком. За оврагом раскинулся обширный старинный микрорайон Большое Городище...






Улица Красина




СТРАСТИ ПО ТРУСОВСКОМУ ПЕРЕУЛКУ (УЛ. ПЕРЕКОПСКАЯ)



ЖИЛ ДА БЫЛ КУПЕЦ СЕМЕН ТРУСОВ

На первой карте Тюмени, составленной в конце XVII в., можно легко найти месторасположение этого переулка, хотя его там нет. Современный переулок представлял собой край Гостинодворской площади Тюмени, располагавшейся между южной стеной крепости (примерно между современными домами № 4 и 6 по ул. Республики) и посадом. Застроен жилыми домами он был с одной стороны нечетной, по современной нумерации. В XIX в. Гостинодворскую площадь застроили, и получилась короткая улочка между берегом Туры и оврагом, где течет речка Тюменка. За небольшую протяженность ее считали переулком, а во второй половине XIX в., когда тюменским улицам стали давать названия, окрестили его Трусовским.

В XIX в. жил в Тюмени купец первой гильдии Семен Михайлович Трусов. Долго жил – чуть не полный век – и немало полезного сделал для родного города. В 40-е гг. XIX в. построил на свои деньги на краю Потаскуя, на высоком берегу Туры, дом Благородного собрания, где собиралась для отдыха тюменская знать. Однако в этой роли здание, видимо, существовало недолго, и уже во второй половине XIX в. кто только не квартировал в нем. В начале 70-х гг. располагался переведенный из Тобольска «приказ о ссыльных», бесплатная публичная библиотека, здесь читали лекции, устраивали литературно-музыкальные вечера, обучали грамоте всех желающих, находились различные общества. В начале XX в. в его подвале располагался первый тюменский вытрезвитель.

В 1871 г. на личные средства С. М. Трусова и его дочери было построено Владимирское сиропитательное заведение (ул. Республики, 60), или сиротский приют, где детей воспитывали до совершеннолетия и обучали необходимым в жизни профессиям.

А в Трусовском переулке, ближе к оврагу, находился и собственный дом Трусова. В начале ноября 1922 г. большевики переименовали переулок в Перекопский – в честь победы над генералом Врангелем на Перекопском перешейке в Крыму. (Там, кстати, сражалась и 51-я дивизия, освободившая Тюмень от Колчака в 1919 г.). Позже переулок удлинился и стал улицей Перекопской.


КАК БЫЛО ПРЕЖДЕ

В конце XIX – начале XX вв. Трусовский переулок был коротким – от берега Туры до оврага. Через овраг еще в давние времена насыпали земляной мост и начали застраивать Большое Городище. Вдоль оврага вилась улица Большая Городищенская (с 1922 г. – имени Фридриха Энгельса), а параллельно ей улица Царевогородищенская (с 1922 г. – ул. Коммуны). Соединяли эти улицы проулки с номерами 1-й, 2-й и 3-й. За Царевогородищенской улицей находился городской выгон, по ул. Большой Городищенской пролегала самая короткая дорога из тогдашнего центра Тюмени к железнодорожной станции. Трусовский переулок упирался в ул. Большую Городищенскую, далее надо было гнать скот по пути на выгон и обратно или вправо по проулку № 2 или влево по проулку № 3, что было далековато. Сама собой напрашивалась необходимость продлить Трусовский переулок через городищенские улицы на простор выгона, напрямик к железной дороге.


ГЛАС НАРОДА

10 мая 1908 г. 12 домовладельцев Царевогородищенской улицы обратились в городскую управу с письмом, где напоминали, что по высочайше утвержденному плану Тюмени Трусовский переулок должен проходить поперек Большой Городищенской и Царевогородищенской улиц, но план не осуществлен, поэтому эта часть города, несмотря на близость к центру, в действительности от него удалена. В случае пожара недвижимость будет в опасности, жители лишены возможности удобного сообщения с другими частями города.

В июне того же года городской архитектор К.П. Чакин обследовал место. Чтобы проложить напрямик Трусовский переулок, нужно было снести четыре усадьбы, в том числе и сарай К. А. Горбацевича площадью 155 кв. м, где он «прял варавину» – вил веревки. Домовладельцы решили не упускать момента и поживиться за счет городской казны – запросили по три рубля за каждую квадратную сажень (четыре квадратных метра) освобождаемой территории. 24 ноября 1908 г. многомудрая городская дума обсудила вопрос и предложила за квадратную сажень земли по полтора рубля. Граждане К. А. Горбацевич, Д. А. Домов, М. Г. Кухтерин и А. А. Плахов от предложенной цены отказались, и дума «этот вопрос за недостаточностью городских средств временно отложила».

Капля камень точит. 29 июня 1909 г. жители Царевогородищенской улицы вновь вошли с ходатайством в городскую управу «с покорнейшей просьбой... о продлении Трусовского переулка от земляного моста к выгону города». Они объясняли, что проулки грязные, осенью и весной непроходимые, а по земляному мосту из Затюменки и Зареки люди едут кратчайшим путем к железнодорожному вокзалу, ипподрому, много грузовых перевозок.

«Мы скромно полагаем, – писали городищенцы, – что проведенный прямой проулок послужит не только нам, немногим обитателям Царевогородищенской улицы, но и очень многим жителям города. В этой части города с большой охотой селятся, строятся и снимают квартиры...».

В решении городской думы от 27 октября 1909 г. звучат решительные согласительные выражения: «Что раньше могло считаться преждевременным и не отвечало нуждам населения, то ныне является насущной необходимостью... нужно продлить Трусовский переулок в квартале между Большой Городищенской и Царевогородищенской улицами, но также надо его продлить... к выгону, и тогда получится прямой путь от земляного моста к полю и железнодорожной станции». Решили купить участок Горбацевича за 400 рублей, участок Домова за 90 рублей, Игнатьевой – за 900 рублей. Оплатить все к 1910 году.

К решению прилагались чертежи, сделанные аккуратной рукой архитектора К.П. Чакина.

Казалось бы, жители Городища добились своего. Но в ноябре 1912 г. в решении думы записано, что проулок «до сего времени закрыт». Причина – упорство домовладельца Колесова, он просит за 600 квадратных сажен своего владения 4500 рублей.

В документах думы от 14 января 1913 г. записано: «Имея в виду отсутствие у города свободных средств на устройство этого проулка, а главным образом на связанное с ним отчуждение частновладельческого имущества, постановили: настоящий вопрос оставить открытым до более благоприятных обстоятельств в городском хозяйстве».

А потом началась первая мировая война, потом революция...


ОБРАЩЕНИЕ К НОВОЙ – СОВЕТСКОЙ – ВЛАСТИ

7 июня 1918 г. 33 домовладельца новых кварталов Большого Городища обратились в Тюменский совет городского хозяйства с просьбой проложить Трусовский переулок напрямик. Попутно городищенцы писали: «Мы, жители новых кварталов Большого Городища, получили возможность удобного и более близкого получения из существующего водопровода воды для своих потребностей» – и благодарили за это новую власть.

Через несколько дней жители получили ответ: «Совет городского хозяйства согласился в принципе с желательностью проведения Трусовского переулка в прямом направлении, но имея в виду, что при проведении новой улицы придется снести жилые дома... признал вопрос несвоевременным».

20 июля 1918 г. большевики ушли из Тюмени, в город вошли отряды так называемой Белой армии. Не сохранилось документов об обращении жителей к «белой» власти по поводу прокладки Трусовского переулка. Мне не удалось найти сведений в делах Тюменского горкомхоза за 20-е гг. XX в., когда все же исполнилось желание жителей Большого Городища, но факт налицо – теперь ул. Перекопская прямая и длинная, она тянется до самой последней улицы Большого Городища – Ипподромской.


ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

В старой части ул. Перекопской имеется несколько старинных зданий. Один из них дом № 5 – деревянный двухэтажный особняк, памятник архитектуры середины XIX в. Он сложен из толстых сосновых бревен, обшит досками только по углам, на фасаде – два фронтона, на уровне второго этажа – балкончик. Окна с крупными наличниками, под карнизом и на фронтонах – ажурная деревянная пропильная резьба. Это дом купца Плеханова.

Рядом возносит в сибирское небо строгий крест костел Святого Праведного Иосифа Обручника, возведенный в 1903–1906 гг. польской общиной Тюмени, состоявшей из сосланных за участие в восстании 1863 г. поляков. 15 декабря 1929 г. костел закрыли и использовали в разных целях, а 25 декабря 1998 г., в День Рождества Христова по католическому календарю, его возвратили католической общине Тюмени. Рядом находился дом католического священника ксендза, но его разобрали в 1980-е гг.

Напротив, на углу улиц Перекопской и Ленина, стоит двухэтажное деревянное здание (дом № 4), в котором расположился военный комиссариат Тюменского района. Здание построено в 1911–1912 гг. к 300-летию царского дома Романовых для школы и называлось Николаевским училищем.

На противоположной стороне перекрестка два старинных кирпичных дома, украшенных каменными кружевами. Двухэтажный слева, где находилась травматологическая поликлиника, принадлежал купцу В. И. Князеву, здесь родился и провел детство известный в 20-е гг. XX в. поэт В. В. Князев (1887–1937), называвший себя «красным звонарем революции». В середине 30-х гг. он пришел к выводу, что руководители компартии предали интересы революции, говорил об этом открыто, за что был сослан в Магаданскую область, где и умер 10 ноября 1937 г.

На правой стороне перекрестка в одноэтажном домике, долго служившем тюменцам овощным магазином, весной 2001 г. расположился комитет по профилактике и борьбе с наркоманией областной администрации, а с 2004 г. – комитет по молодежной политике, физической культуре и спорту. Этот дом – бывший магазин тюменского купца Альтшуллера.

Далее до оврага прежде стояли двухэтажные, почерневшие от времени дома. В доме № 12 долго жил С. И. Карнацевич (1891–1977), детский врач, заслуженный врач России, почетный гражданин города Тюмени. Последние годы жизни он прожил по ул. Республики, 58, там установлена мемориальная доска. 25 ноября 2006 г. в жилом районе «Тюменский» одной из улиц присвоили имя Станислава Карнацевича.

За оврагом к архитектурным достопримечательностям следует отнести двухэтажное здание бывшей начальной школы Большого Городища, построенное, по слухам, сразу после войны 1941–1945 гг. военнопленными. С середины 70-х гг. XX в. здесь располагается областной центр детско-юношеского туризма, созданный в 1956 г., и турбаза «Юный турист».


ЖИВЕМ, ВРОДЕ, В ГОРОДЕ...

До середины 70-х гг. ул. Перекопская была тихой и запущенной. Однако в кабинетах власти решили проложить троллейбусную линию из центра города в Затюменку и спроектировали ее через Большое Городище по ул. Перекопской и Чернышевского. В 1976 г. здесь пошли троллейбусы. Этот угол Большого Городища стал шумным, оживленным. Прибавилось оживления после того, как в 1986 г. по новому земляному мосту с ул. Камышинской пошел автомобильный транспорт по ул. Чернышевского в Затюменку.

Улица Чернышевского разделила ул. Перекопскую на две части. С одной – от ул. Республики – положен асфальт и хорошие тротуары. За ул. Чернышевского цивилизация заканчивается: тротуаров нет и в помине, только грязные тропки, проезжая часть похожа на сельский проселок: среди зеленой травки блестят в грязных колдобинах свежие лужи.

У перекрестка с ул. Лунева ул. Перекопская летом занята частично под картофель, сочные стебли тянутся к солнцу, а среди них поднимаются редкое в Тюмени дерево – дубок высотой около пяти метров, толщина ствола около 12 см. Видимо, дереву лет 20. Оно в хорошем состоянии.

За ул. Краснодонской ул. Перекопская пересекает отвершек оврага, идущего к Товарному шоссе. Помню, еще рано весной в отвершке лежала многолетняя гора мусора, теперь он убран, поставлен контейнер, но люди почему-то плохо прицеливаются по нему и вновь сыплют мусор в овраг. Цивилизация всегда приживается с трудом...

У молодайки, распоряжавшейся в тени древнего домика, я поинтересовался, как тут живется. Словоохотливая женщина рассказала, что живут странно: вроде и в городе, но в то же время и как в плохой деревне: вода в колонке далековато, магазин – далеко, газа нет, дороги – как видите.

В начале XXI в. на Перекопской стали расти двух-трехэтажные краснокирпичные коттеджи. Участки земли в шесть соток покупаются «не глядя» под стройку за «поллимона». Когда-то ещё при советской власти, помню, была выставка планов застройки Тюмени. Среди прочих выставлялся и план застройки Большого Городища. Там намечались красивые широкие улицы, многоэтажные дома... Наверно, городские архитекторы давно не заезжали сюда, на ул. Перекопскую, в её дальнюю часть. К тому времени, когда дойдет пора реализовывать их многоэтажные планы, тут встанет двух-трехэтажная коттеджная Тюмень, которую снести будет намного труднее, чем вековые деревянные руины.

Заканчивается ул. Перекопская банально – тупиком у очередного глубокого и узкого оврага, настоящего каньона, полного мусора и густой крапивы.






Костел: интерьер




УЛИЦА СЕМАКОВА


Одна из самых коротких улиц исторического центра Тюмени – улица Семакова. Начинается она у крутого берега Туры и заканчивается тупиком на ул. Герцена – здесь уже лет десять строится краснокирпичный особняк.


ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Современная улица Семакова отлично видна еще на первом сохранившемся плане Тюмени 1696 г. Она соединяла Туру и овраг Тюменки. В начале XVII в. на этом месте стояла крепостная стена, защищавшая Тюменский посад с южной, «полевой» стороны: у Туры и Тюменки стояли угловые «глухие» башни, а на перекрестке с ул. Республики, которая тогда называлась Большой Спасской улицей, стояла «проездная» Спасская башня. Вдоль всей стены был вырыт глубокий и широкий ров, установлены деревянные рогатки и надолбы. В 1668 г. стену в последний раз перенесли южнее, чтобы расширить посад, туда, где теперь находится ул. Челюскинцев.

На первом генеральном плане Тюмени, составленном в 1765 г., ул. Семакова (тогда она ещё была безымянной) проложена прямой как струна от реки до оврага. Такой она осталась и теперь, но укоротилась до ул. Герцена, за которой уже в советское время её кусочек зачем-то назвали улицей Кольцова, известного русского поэта XIX в.


УЛИЦА ПОДАРУЕВСКАЯ

Большинство улиц Тюмени получили названия в середине XIX в. и позже. Современная ул. Семакова была названа Подаруевской в честь известной в Тюмени купеческой семьи.

Прародитель семьи происходил из крестьян подтюменской деревни Переваловой, что на Московском тракте в 18 км от города. Заселили деревню крестьяне из разных мест европейской России. Накопив стартовый капитал на ямщицкой работе и мелкой торговле, Подаруевы записались в купеческое сословие, что разрешила Екатерина Вторая.

Купец Иван Алексеевич Подаруев в 1861–1863 гг. был городским головой Тюмени, инициатором постройки первого тюменского и сибирского водопровода, пущенного 19 июля 1864 г. Когда выяснилось, что по подписке между купцами нужной суммы на строительство не набралось, недостающие средства (более 50 процентов) внес Иван Алексеевич.

В 1879–1883 гг. городским головой был его сын Прокопий Иванович. Он отметил свое правление тем, что на свои средства построил здание реального училища по ул. Царской, д. 7, где теперь находится главный корпус сельскохозяйственной академии. В апреле 1875 г. Тюмень посетил генерал-губернатор Западной Сибири Г. Н. Кознаков, который высказал мысль, что Тюмени пора бы иметь свою мужскую гимназию. Купцы города загорелись этой идеей и пустили, по обычаю, шапку по кругу. За несколько дней собрали 12 тыс. рублей. Этого было мало. И тут, в присутствии генерал-губернатора, Прокопий Иванович «выразил желание на свой счет построить здание гимназии, согласно проекту... с тем, чтобы город приобрел место, необходимое под устройство гимназии». В 1878–1880 гг. здание было построено.

Благодарные тюменцы назвали улицу Подаруевской. П. И. Подаруев и жил на этой улице, в доме № 28, где с 1904 г. и до сих пор находится Государственный банк России. По ул. Ленина в 1960 г., к нему пристроено новое здание. В 2007 г. дом Подаруева подвергся реконструкции.

Прокопий Иванович разбогател на торговле водкой, занимался добычей золота, был очень богатым человеком. Однако судьба переменчива, и в 90-е гг. XIX в. дела его пошатнулись. П. И. Подаруев разорился и обеднел настолько, что не смог уплатить городские налоги. Коллеги Подаруева по городской думе были беспощадны и лишили его избирательного права. Увы, закон есть закон! Умер Прокопий Иванович в конце декабря 1900 г. в бедности и забвении. Отпевание совершили в домовой церкви реального училища и похоронили на кладбище с. Перевалово. 12 сентября 1901 г. городская Дума «списала» недоимку с покойного 3485 руб. 25 коп.

В 1922 г. по случаю пятилетия октябрьской революции 1917 г. местная советская власть переименовала в Тюмени 41 улицу, носящую «не соответствующее моменту название». В их число попала и Подаруевская. Ей досталось имя А. В. Семакова.


КТО ТАКОЙ СЕМАКОВ?

Семаков Александр Васильевич (1898–1921) происходил из беднейших крестьян-саамов Архангельской губернии, тем не менее закончил городское училище в г. Шенкурске и поступил в лесную школу, но с первого курса его отчислили «за неблагонадежность». Работал чертежником, топографом, помощником лесничего. В 1917 г. служил на Балтийском флоте, вступил в Красную армию и компартию, воевал на Северном фронте, раненым попал в плен и четыре месяца находился в белогвардейской тюрьме на острове Мудьюг, бежал, опять воевал в Красной армии, был стрелком, политкомом батальона. Воевал на Восточном фронте с колчаковцами, участвовал в освобождении Тобольска, был ранен и остался в городе на излечении.

23 января 1920 г. Семакова избрали председателем Тобольского городского парткома, а в декабре 1920 г. – в состав Тюменского губкома РКП(б). В начале 1921 г. его назначили редактором губернской газеты «Известия».

8 февраля 1921 г. в Тюмени организовали вооруженный отряд из 17 бойцов-коммунистов во главе с Семаковым и отправили на лошадях в Тобольск. Там сформировали лыжный отряд и отправили в с. Черное на борьбу с восставшими крестьянами. Потом отряд повернул на север, к Иртышу. Там в бою 29 марта А. В. Семаков погиб. В источниках указывается три разных места его гибели: «в схватке под Вагаем», «в бою под Верхневагайскими юртами» и «у юрт Вагайских». Похоронен в Тобольске, в саду Ермака, могила его сохранилась.

Отряд Семакова заслужил у повстанцев название «бешеного», наверно, не только за «быстроту и натиск» в бою, но и за беспощадность расправы с противником.

В некрологе сказано о Семакове: «Всегда впереди, гордо и смело он шел вперед и увлекая товарищей своим доблестным примером, умер за идею социализма, за лучшее будущее человечества. Он твердо верил в торжество коммунизма над контрреволюцией».

Так крестьянский сын Саша Семаков, веривший в светлое будущее, возглавил карательный отряд против братьев по классу, таких же крестьян, не успевших поверить в это будущее, а хотевших жить нормально сегодня. Сколько мужицкой «контры» отправил на тот свет «бешеный» Сашин отряд, один Бог знает!

А. В. Семаков в то время был известной в Тюмени личностью. Да и погиб он героически в борьбе с «гидрой контрреволюции» – восставшими мужиками. В честь Семакова и переименовали ул. Подаруевскую.


УЛИЦА-УЛИЦА!

Лет двести назад ул. Семакова была метров на 50 длиннее в сторону Туры, которая в этом месте активно подмывает и обрушивает берег. Летом 1998 г. произошло очередное существенное разрушение берега, когда кусок ул. Семакова скатился по склону аж в середину русла Туры. С 50-х гг. XX в. в начале улицы находилась лестница к реке, а на Туре работал перевоз на левый берег. Тогда в Тюмени был всего один мост, но действовало несколько перевозов.

Дом № 1 объявлен памятником деревянного зодчества, а мемориальная доска извещает, что 12–14 сентября 1897 г. в этом здании останавливался русский флотоводец, океанограф, вице-адмирал Макаров Степан Осипович (1848–1904). В 1944 г., когда Тюмень стала областным центром, здесь жили первые секретари обкома компартии – Чубаров, Горячев, потом находился детсад для «избранных» детей, теперь квартирует фирма «Флагман ЛТД».

Стоит этот исторический домик на самом обрыве, просто удивительно, что он до сих пор не свалился вниз. Дом № 2 теперь новый, краснокирпичный, а до 1995 г. на этом месте стоял двухэтажный деревянный, тоже исторический. В 1910–1914 гг. в нем находилось коммерческое училище Колокольниковых, пока подбирали проект и строили кирпичное здание в Затюменке. Весной 1918 г. тут заседал первый городской Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. После располагалась школа № 8, потом – клуб юных моряков общества спасения на водах (ОСВОД), потом поселились казаки и начали ремонт здания. В жарком июле 1995 г. оно сгорело «на глазах города» средь бела дня. Сухое дерево более чем столетнего возраста полыхало, как порох.

Дом № 4 – бывшая собственность городского архитектора К.П. Чакина. Он сам сдал дом советским властям в 1919 г. В 1999–2000 гг. университет отремонтировал дом и передал городу, и в январе 2001 г. сюда вселилось генеральное консульство Украины – на флагштоке здания реет «жовто-блакитный прапор».

Дом № 5 – памятник деревянного зодчества, «охранялся государством», но в 2005 г. его разобрали и возводят огромный кирпичный дом. Дом № 7 – новый краснокирпичный красавец с квартирами повышенной комфортности, заселен в 2000 г. До 1983 г. здесь стоял исторический двухэтажный домишко. Историчность его состояла в том, что в нем жила семья Красиных, дети их – Леонид и Герман – будущие известные в России люди – учились в реальном училище в начале 80-х гг. XIX в. Дом сгорел.

Дом № 11 – бывшая собственность тюменских «пивных королей» Давыдовских. Их пивоваренный завод находился там, где недавно располагался завод автотракторного электрооборудования (АТЭ). В начале 1942 г. пивзавод перевели в Заречье, а в 1999 г. он стал банкротом, его закрыли. В здании уже много лет располагается областной наркологический диспансер.

В первой половине XVII в. на улице построили деревянную церковь Знамения Пресвятой Богородицы, или Знаменскую. Она не раз горела, и после пожара 1766 г. ее построили каменной на средства прихожан (1769–1775). В 1828 г. вокруг храма построили ограду. В декабре 1929 г. Знаменскую церковь закрыли. Возобновилась служба только в 1945 г., с тех пор церковь считается соборной – главной в городе. С 2005 г. она в лесах – ремонтируется, но службы отправляются.

В середине XIX века на улице построили двухэтажное уездное училище, теперь это дом 10 по ул. Семакова – один из корпусов университета. Рядом на углу (дом № 8) на средства купца и городского головы Кондратия Кузьмича Шешукова в 1850–1859 гг. построили здание женского училища, ставшего позже гимназией. В начале XX в. старое здание разобрали и построили новое, на которое только купеческий сын Степан Иванович Колокольников дал 5 тысяч личных рублей и стал членом попечительского совета.

Дом № 17 – бывшая собственность тюменского купца П. И. Гилева. С 1960 г. это второй учебный корпус сельскохозяйственной академии. В годы войны 1941–1945 гг. в здании был военный госпиталь.

Дом № 19 на углу с ул. Республики тюменцы называют «реконструктором». Он был построен в 1933–1934 гг., когда много было разговоров о реконструкции, коренной переделке города. В те годы этот дом был тюменским «небоскребом» – целых четыре этажа! В начале 90-х гг. XX в. он реконструирован – деревянные межэтажные перекрытия заменили на железобетонные. Там располагаются областные департаменты и управления.

Напротив, через улицу, в 2000–2001 гг. университет построил информационный центр. На этом месте до 1998 г. стоял страшный дом НКВД, где в 1937 г. допрашивали и расстреливали «врагов народа». До 1917 г. он принадлежал купцу М. Брюханову. В начале XX века в нем находился один из первых тюменских кинотеатров «Палас». С 1954 г. в «доме НКВД» находилось общежитие студентов педагогического института (с 1973 г. – университета). Осенью 1998 г. его разрушили, он уже был совсем дряхлый.

На углу улиц Семакова и Ленина располагается здание Госбанка России. С 1996 г. банк переехал в другое место, а здесь остался головной расчетно-кассовый центр. Угловое здание – дом Подаруева – в 2006–2007 гг. капитально отремонтировали.

У перекрестка ул. Семакова и Ленина, где теперь шумит крошечный садик городской поликлиники № 3, прежде стоял старинный особняк – дом № 26, где в 1921 году тобольский художник Иван Иванович Овешков организовал артель художественно-игрушечной промышленности «Конек». Начала работать школа игрушечного производства, однако в 1922 году художник с семьей уехал в Сергиев Посад под Москвой. Начатое им в Тюмени дело заглохло.

Старое здание больницы № 1, выходившее фасадом на ул. Ленина, в 2005 г. разобрали, на его месте университет будет строить учебный корпус. В новое здание больницы, что обращено фасадом на ул. Семакова, переехала поликлиника № 3. В 2007 г. здание снаружи основательно отремонтировали – стало «как новое».

Между улицами Урицкого и Герцена ул. Семакова сохранилась в первобытном виде с XIX в. Дома – труха и руины – украшены досками, свидетельствующими, что они – «памятники деревянного зодчества и охраняются государством». К 2004 г. отреставрирован дом № 36 – один из домов П. И. Подаруева. На перекрестке ул. Семакова-Урицкого с 2004 г. строится многоэтажный жилой дом.


ОЧЕВИДНОЕ-НЕВЕРОЯТНОЕ

В 2000 г. в городской совет по топонимике от ректора университета Г. Ф. Куцева пришло письмо с просьбой вернуть ул. Семакова ее историческое название – Подаруевская.

Расчеты городских экономистов показали, что это очень дорогое мероприятие – надо перерегистрировать адреса всех фирм, что находятся на улице, переоформить права на собственность населению, установить указатели. Все это будет стоить 457 133 рубля. Название улицы решили пока не менять.






Дом архитектора Чакина




УЛИЦА КИРОВА


Улица Кирова – одна из самых коротких в историческом центре Тюмени, однако она имеет длинную и интересную историю.


ИЗ ТЬМЫ ВЕКОВ

Очертания этой улицы и главной тогда ее достопримечательности – женского монастыря – имеются уже на первом сохранившемся плане города конца XVII века. Составители плана регулярной застройки Тюмени 1766 г. оставили улицу на прежнем месте, где она была проложена еще в начале XVII в. первыми поселенцами тюменского посада, лишь выровняли ее и продолжили от реки Туры до оврага Тюменки.

В 20-х гг. XVII в. на месте, ограниченном теперь улицей Кирова, Советской и Хохрякова, священник Никон основал женский монастырь при Ильинской церкви, поэтому монастырь сначала назывался Ильинским, а позже – Алексеевским и Успенским. Нередко – просто Девичьим. Была здесь и деревянная церковь Параскевы Пятницы.

В 1695 г. в Тюмени случился крупнейший пожар на «дворище ямского охотника Лаврушки Мартынова», превративший весь город в сплошной костер. Сгорел и женский монастырь. Его построили заново, но в 1705 г. он опять сгорел. Обитель восстанавливали, но в 1764 г. её закрыли по указу Екатерины Второй о секуляризации (сокращение числа монастырей). Кирпичную церковь на месте деревянной начали строить в 1765 г. Главный престол ее назвали во имя Успения Богородицы, кроме того, имелись приделы в честь Иоанна Богослова и митрополита московского Алексея Чудотворца. Через четыре года храм построили, а колокольню – только в 1810 г., строили ее шесть лет, была она двухъярусная, о шести колоколах.

В отличие от других храмов Тюмени, Успенский был бедным, несмотря на то, что в приделе Иоанна Богослова хранилась почитаемая в городе чудотворная икона Успенья Богородицы, которая должна была бы привлекать многочисленных богомольцев, жертвовавших на храм. Однако этого почему-то не происходило, и в храме одно время не было даже своего священника.

Реконструкция храма, обновление росписи стен, иконостаса, икон были сделаны в 1855 г. на деньги купца С. М. Трусова, и храм стал более привлекательным для прихожан.

В конце декабря 1929 г. городские власти закрыли почти все храмы Тюмени. Успенскую церковь горсовет передал горкомхозу «для использования под культурные или иные общеполезные учреждения». Однако в начале 30-х гг. церковь и колокольню разобрали и на ее месте построили двухэтажные деревянные дома барачного типа, они сохранились и поныне.


ВОЙНОВСКАЯ – КИРОВА

В последнее десятилетие XIX в. прежде безымянная улица названа Войновской в честь тюменского первой гильдии купца И. П. Войнова, на деньги которого в 1891 году построен первый в Тюмени родильный дом на углу с ул. Знаменской (ныне Володарского). На его содержание И. П. Войнов положил в банк 30 тысяч рублей, проценты с капитала обеспечивали работу родильного дома, названного Александровским – в честь побывавшего в 1837 г. в Тюмени престолонаследника, будущего императора Александра Второго.

Вначале дом был рассчитан на трех рожениц. В 1911 г. его расширили. До начала 60-х гг. XX в. это был единственный родильный дом в Тюмени. В начале 90-х гг. в роддоме началась реконструкция. Там находилось гинекологическое отделение родильного дома № 1. В 2003 г. его сломали совсем и на его месте построили огромный жилой дом № 17 по ул. Володарского-Кирова-Хохрякова.

В 1922 г., к пятой годовщине Октябрьской революции, улицу Войновскую переименовали в Крестьянскую, в начале 1935 г. – в ул. Кирова.


КТО ТАКОЙ КИРОВ?

Сергей Миронович Киров (настоящая фамилия Костриков) родился в 1886 г. в г. Уржуме Вятской губернии. В четыре года он остался без отца; в семь – без матери. В 1893 г. бабушка сдала его в детский приют. Он отлично учился в школе, и как лучшего ученика Сережу Кострикова послали учиться на государственный кошт в Казанское механико-технологическое училище, которое он окончил в 1904 г. Костриков вырос и выучился на государственные средства, царская власть поддержала способного юношу, дала ему «путевку в жизнь», как стали говорить позже. Однако у Сергея не сформировалось ответных благодарных чувств, и он стал на путь революционной борьбы с царской властью. Окончив училище, Костриков уехал в Томск, работал в городской управе чертежником и занимался революционной деятельностью, не раз попадал в тюрьму. Потом был Иркутск и с 1909 г. – Владикавказ. С Кавказом Киров надолго связал свою жизнь. Здесь он устанавливал советскую власть, создавал ЗСФСР (Закавказскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику) и многое другое.

В 1925 г. его направили в Ленинград, где он боролся с троцкистско-зиновьевской группировкой. В 1926 г. Кирова назначили секретарем Ленинградского губкома партии большевиков. Он был «сталинист» убежденный, до «мозга костей». Ещё весной 1924 г. И.В. Сталин подарил Кирову свою книгу «О Ленинизме» с надписью «Другу моему и брату любимому». Однако, говорят, на XVII съезде ВКП(б) в 1934 г. большинство членов съезда хотели избрать его генеральным секретарем партии вместо Сталина, и Сталин узнал об этом от самого Кирова.

С.М. Киров заслуженно считался одной из крупных фигур в коммунистической партии и Советском государстве. Он входил в десятку членов Политбюро ВКП(б) и был одним из четырёх секретарей ЦК ВКП(б) вместе с И.В. Сталиным, Л.М. Кагановичем и А.А. Ждановым.

И такого человека 1 декабря 1934 г. в 16 ч. 30 мин. застрелили двумя выстрелами из пистолета в затылок в коридоре Ленинградского обкома партии (в Смольном).

Убийца пытался сам застрелиться, но не смог и упал в глубокий обморок. Это был Николаев Леонид Васильевич, 30 лет, бывший партийный работник невысокого ранга. Однако поскольку у него не было даже начального образования и какой-либо профессии, его «спустили на низы» (понизили в должности) и отправили в провинцию. За отказ уехать по направлению Николаева исключили из партии, но он добился восстановления. В последние месяцы перед убийством он нигде не работал. Он был очень амбициозен, считал, что достоин быть большим начальником, писал письма самому И.В. Сталину, хотел объясниться с С.М. Кировым и через него добиться хорошего назначения.

После убийства разрабатывалось четыре версии.

Первая: совершено на почве ревности. Киров был мужчина видный, женщины к нему «липли», и он их не чуждался. Всему городу Ленинграду были известны вечеринки (горожане называли их «оргиями») Кирова с балеринами Мариинского театра, где он проводил почти все свое свободное время. Жена Николаева красавица Линда, работница отдела кадров обкома, тоже была в кругу женщин Кирова. Именно её допросили первой уже через 15 минут после убийства. От версии «ревность» отказались – она «бросала тень» на моральный облик одного из лидеров большевистской партии.

Вторая: «германский след». В записной книжке Николаева нашли телефон германского консульства в Ленинграде. Выяснилось, что он бывал в консульстве, а после в магазинах торговли с иностранцами за товары платил дойчмарками. Да и консул тайно уехал после ареста Николаева и больше в СССР не вернулся. Эту версию тоже отмели.

Третье: убийство по личным мотивам. Николаев считал себя неудачником в жизни, в чем отчасти винил партию и Кирова как секретаря партии. Он хотел получить от него назначения на руководящую должность при встрече или убить его. Об этом Николаев писал в своем дневнике и в предсмертных записках. Возможно, это и была главная причина убийства, но руководителям государства и партии, в первую очередь И.В. Сталину, приглянулась четвертая версия – политическая.

К арестованному Николаеву в камеру подсадили провокатора, который вошел к нему в доверие и узнал фамилии людей, с кем Николаев когда-то работал в райкоме комсомола. За прошедшие десять лет эти люди выросли, вступили в партию, но часть из них поддерживала Троцкого и Зиновьева, противников Сталина. Троцкий в это время жил за границей, а Зиновьев работал в Москве. И Сталин получил «подарок судьбы» – возможность через убийство Кирова расправиться с политическими противниками раз и навсегда. Уже 16 декабря Зиновьева и его друга Каменева арестовали, а назавтра в газете «Правда» сообщили: «Гнусные, коварные агенты классового врага, подонки бывшей зиновьевской антипартийной группы вырвали из народных рядов тов. Кирова»...

По делу Николаева прошло пять судебных процессов, к расстрелу приговорили 17 человек, в том числе Николаева и его жену, тюремные сроки от 2 до 10 лет получили 106 человек, отправлено в ссылку без суда 663 человека, в другие города принудительно выселили 525 человек.

После гибели Кирова в стране огромное количество географических и хозяйственных объектов назвали его именем, в том числе в Тюмени овчинно-меховую фабрику и улицу. Почитание С.М. Кирова продолжалось ещё до недавнего времени: в конце 1980-х гг. новый поселок в Исетском районе назвали Кировским, а в Ишимском районе – Новокировским. Есть и деревня Кировская. Имя Кирова носили многие колхозы и совхозы.


УЛИЦА МЕСТНОЙ ЗНАТИ

Современная улица Кирова начинается с дома № 6, стоящего почти на краю крутого обрыва р. Туры. Начальные дома улицы давно обрушились в реку.

Ул. Войновская в прошлом проходила возле двух храмов – Успенского и Знаменского. Вблизи селились богатые горожане, несколько домов постройки XIX в. сохранились, некоторые из них признаны памятниками архитектуры и «охраняются государством». Эти старые дома не соответствуют даже среднему, по современным меркам, уровню жизни, хотя в них живут люди. Как недавно сообщалось в городской печати, жильцы таких «исторических» домов умышленно снимают охранные доски, портят деревянную резьбу, надеясь, что дома снесут из-за дряхлости и они, наконец-то, получат современное жилье.

С 1994 г. на месте сгоревших или снесенных особняков городской знати XIX в. ОАО «Тюменьдорцентр» возводит новые дома «повышенного уровня жизни». Не всем тюменцам нравятся эти краснокирпичные дома, многие считают, что они портят архитектуру исторического центра. Однако построены они по проектам квалифицированных архитекторов.

На перекрестке ул. Кирова и Республики стоят кирпичные дома постройки XIX в. Дом № 17 по ул. Республики принадлежал богатому купцу Воробейчикову (торговля обувью, сельхозмашинами), в нем долгое время располагалась средняя школа № 1, а с 1990-х гг. – административные учреждения. Дом № 19 построен купцом И. Ф. Аверкиевым (бакалейные и колониальные товары), теперь его занимает академия искусств и культуры.


ТЕАТР

На отрезке ул. Кирова между ул. Республики и Ленина находится Тюменский областной театр кукол и масок. Кукольный театр создан в декабре 1945 г. актрисой драмтеатра Екатериной Сергеевной Стивиной, с 1946 г. он стал областным. Работали в нем артисты драмтеатра и любительских театров города. Театр не имел своего здания и квартировал то дома у Стивиной, то в филармонии, то в Доме пионеров. В 1962 г. его директором стал Р. В. Яичников, сумевший заполучить для театра полусгнивший одноэтажный деревянный дом на углу ул. Ленина и Дзержинского (снесен в 1980-е гг.). Театр работал «на колесах», гастролируя по городам и селам области, выступая в школах города.

Современное здание кукольного театра со зрительным залом на 400 мест построено только к декабрю 1972 г. по проекту В. Г. Попова и В. Д. Станкевского. В 1977 г. на главном фасаде входа сделана цветная объемная мозаика, выполненная художником В. Кальниным. С 1972 по 1998 г. директором театра работала заслуженный работник культуры Р. Н. Рогачевских. В 2000–2002 г. здание театра основательно реконструировано по проекту В. Д. Станкевского.

Перекресток ул. Кирова и Ленина активно перестраивался в 2004–2007 гг. Два многоэтажных здания ещё достраиваются, а двухэтажный дом № 37 перестроили заново, подняв его над современным уровнем городской почвы. 27 апреля 2007 г. в нем открылся пивной ресторан «ЕрмолаевЪ».


СИНАГОГА

За перекрестком с ул. Ленина, слева вдоль ул. Кирова, расположен небольшой сад возле Дома детского творчества (бывшего Дворца пионеров). Это остаток старинного городского сада, его называли бульваром и Текутьевским садом, так как деньги на содержание давал купец I гильдии А.И. Текутьев, а при советской власти – Ленинским. В 1959 г. остатки сада переданы Дворцу пионеров, и он потерял свое название.

Справа к новому краснокирпичному дому, построенному в 1992 г. архитектурно-строительной академией, ещё недавно примыкали руины единственной в Тюмени синагоги. Евреи появились в Тобольской губернии во второй половине XVIII в., местная диаспора начала формироваться в середине XIX в., и к концу его по губернии насчитывалось около тысячи евреев, в Тюмени – около трехсот. В 1905 г. тюменская еврейская община официально зарегистрирована. Для общих молитв евреи собирались в арендованном помещении дома Князева на углу современных улиц Ленина и Перекопской.

В декабре 1905 г. министр внутренних дел царского правительства разрешил тюменским евреям построить молельню. В июле 1910 г. городская управа отвела под нее место на ул. Войновской «на достаточном, согласно требованиям закона, расстоянии от Спасской церкви». В 1911 г. проект синагоги утвердили, и, видимо, к 1912 г. здание построили на собранные еврейской общиной средства. Автор проекта неизвестен. Есть три версии: первая – типовой проект разработан столичными архитекторами, вторая – проект составил городской архитектор К.П. Чакин, третья – Чакин взял за основу типовой проект и существенно его переработал.

26 ноября 1929 г. президиум Тюменского горсовета решил ликвидировать религиозные общества и культовые здания. 23 декабря специальная комиссия обследовала 11 культовых зданий на предмет их использования под культурные и иные цели, но «еврейский костел (цитирую по тексту _–_А.И._) установить не представилось возможным...». Синагогу в Тюмени не нашли. Чудеса!

Однако в протоколе заседания Тюменского горсовета от 26 января 1930 г. параграф третий гласит: «О расторжении договора с иудейской религиозной общиной на пользование культовым зданием (синагогой). Означенное здание передать горкомхозу для использования под культурное учреждение...».

Вначале в синагоге было общежитие, потом первая музыкальная школа Тюмени, открытая еще в 1919 г. С 1956 по 1978 гг. здесь находилась администрация тюменского механического завода «Роскульттехника», затем СМУ управления «Росмонтажаттракцион» Министерства культуры РСФСР. Уже тогда здание находилось в аварийном состоянии. (В ценах того времени оно было оценено в 71777 рублей). Поскольку ремонт здания проводился в основном косметический, оно постепенно разрушалось, превращаясь в руины. В 2000 г. местная культурная организация евреев «Авив» начала реставрацию синагоги и 20 декабря 2001 г. в ней провели первую службу. На открытий синагоги присутствовал главный раввин России Адольф Шиевич.


НА ДАЛЬНЕМ КОНЦЕ

За перекрестком с ул. Урицкого наша улица имеет наиболее неприглядный вид – нет асфальтового покрытия, тротуары тоже кое-какие. По левой стороне стоят, давно пережив свой век, старинные деревянные дома, наличники их окон украшены характерной тюменской резьбой. Последний дом № 57 – на углу с ул. Герцена – стал при советской власти приютом известного городского архитектора К.П. Чакина, по чьим проектам в Тюмени построено несколько десятков кирпичных домов. Был он человеком богатым, имел несколько собственных домов (на ул. Перекопской, Семакова), в том числе и на ул. Войновской, на ее нечетной стороне, примерно напротив синагоги (в XIX в. эта сторона улицы была застроена жилыми домами). В 1919 г. он не ушел с колчаковцами и остался в Тюмени. Советские власти Тюмени не подвергали его репрессиям, но и не допускали к серьезным делам по строительству города. Талантливый архитектор стал мелким госслужащим.






Жилой дом на углу улиц Кирова и Володарского




УЛИЦА ЧЕЛЮСКИНЦЕВ


Как и все улицы исторического центра Тюмени, ул. Челюскинцев короткая. Протянулась она от Туры до ул. Герцена и занимает важное место в уличной сети старого города – связывает Заречье с центром и дает выход транспорту на Городище и в Затюменку.


ЗДЕСЬ БЫЛА ПОСЛЕДНЯЯ КРЕПОСТНАЯ СТЕНА

В 1586 г. казаки и стрельцы во главе с воеводами Василием Сукиным и Иваном Мясным построили Тюменскую крепость, окруженную деревянными стенами. Вскоре за пределами крепости, с «полевой стороны» между реками Турой и Тюменкой поселились ремесленники, торговцы, крестьяне, отставные казаки и стрельцы. Возник посад. Чтобы защитить его от нападения отрядов детей и внуков хана Кучума, построили крепостную стену от Туры до Тюменки, а перед ней обычные в то время препятствия – ров, рогатки, надолбы.

В XVII веке по мере роста посада стену переносили все дальше от крепости. На месте старых стен и рвов устраивали улицы. Там, где стояла первая посадская стена, теперь улица Красина, на месте второй стены – ул. Семакова, на месте третьей и последней – ул. Челюскинцев. Стену возвели после сильного пожара в 1668 г., и простояла она почти сто лет – до 1766 г. За это время она горела не раз – в 1684, 1687 и 2 октября 1695 г., когда от Тюмени и ее нагорной части остались одни головешки.

В конце XVII в. стену строили уже не так капитально. Видимо, особой необходимости в ней не стало, так как с местными татарами установились добрососедские отношения, нередко переходившие в родственные. Однако караулы на ветхих стенах и башнях ежедневно ставили крепкие.

На первом сохранившемся плане Тюмени, относящемся к 1696 г., показана «полевая» стена. Она представляла собой стену из тына – вертикально поставленных бревен – от берега Туры до берега оврага, где течет Тюменка. В стене было три башни: «глухая» (непроезжая на берегу Тюменки, где тын был поставлен по краю оврага до современной ул. Семакова); вторая – Спасская (проезжая) – над ул. Большой Спасской (ул. Республики); третья, тоже проезжая, – над Знаменскими воротами, примерно там, где теперь ул. Советская пересекает ул. Челюскинцев.

О состоянии стены можно судить по описанию 1700 г.: «А крепость у Тюмени-города и острога в одну сторону Тура-река, а с другую Тюменка-речка, а с полевую сторону острог стоячий и башни... Острог в нескольких местах сгнил и вывалился и те места поделаны и укреплены. Да построены с полевую сторону надолбы от Тюменки-речки до Туры-реки на 600 сажен». Строили острог «всем миром». В XVIII в. стену несколько раз обновляли – в 1709, в 1731 гг. С внешней стороны стены были ров и земляной вал с укреплениями. По сведениям Тюменской воеводской канцелярии, с полевой стороны в Тюмени были такие укрепления: «А оные мерою: острог двусажен с половиною (чуть более 5 метров А.И.), ров – вода в сажень с аршином (около 2,8 метра _–_А.И._), вал в сажень с аршином. И все оное ветхое... А с протчих ничем не огорожено».

Летом 1765 г. Тюмень в очередной раз сгорела вместе со стенами крепости. Уцелели Затюменка и Зарека. Новую Тюмень строили уже по «регулярному» плану, утвержденному лично государыней императрицей Екатериной II, без стен.


УЛИЦА ИРКУТСКАЯ

На месте последних крепостных стен и укреплений по традиции устроили улицу, она долго была безымянной и только в середине XIX в. получила название в честь далекого сибирского города – Иркутская. Какое-то время она была крайней улицей города. После, когда Тюмень начала расширяться на юг, стала одной из центральных. На ней селились люди состоятельные, богатые. Это видно по сохранившимся до нашего времени домам, украшенным художественной деревянной резьбой.

Почти все деревянные дома по ул. Челюскинцев теперь взяты под охрану государства как памятники деревянной архитектуры конца XIX – начала XX веков. Кирпичных домов на ней было мало, тюменцы и в XIX в. еще с недоверием относились к кирпичу как строительному материалу, да и дорог был кирпич.

На ул. Иркутской в начале XVIII в. построили деревянную церковь. К концу века она подгнила и летом 1796 г. на ее месте затеяли строить каменную двухэтажную. Через два года закончили первый этаж, установили в нем иконостас, помещение освятили во имя иконы Тихвинской Божией Матери и начали церковные службы. Полностью церковь построили в 1819 г. Помещение второго этажа освятили во имя Нерукотворного образа Спасителя Иисуса Христа. Церковь назвали Спасской, а по ней и улицу (теперь ул. Ленина).

31 мая 1837 г. вечером в Тюмень приехал царевич Александр, будущий император Александр II. Он вышел из экипажа у Спасской церкви, где его ожидали священники и жители Тюмени. Царевич поцеловал крест и зашел помолиться в храм.

В Спасской церкви хранилась старинная икона Нерукотворного Спаса, с которой еще с 1650 г. ежегодно с 5 по 9 июля совершали тюменцы крестный ход в селе Каменское. Икону несли на руках туда и обратно – 15 верст.

15 января 1930 г. Спасскую церковь закрыли и разместили в ней городскую библиотеку, которая с 1944 г. стала областной. В 1981 г. она переехала в новое здание по ул. Орджоникидзе, а в церковь вселились библиотека и запасники областного краеведческого музея.

В середине 1970-х гг. Спасскую церковь решили реставрировать, чтобы не стояла в центре города обшарпанным столбом. Поставили леса... Однако на 1980 г. в Москве запланировали проведение Олимпийских игр, и реставраторов забрали в столицу, откуда они уже не вернулись. Почерневшие от непогоды, покосившиеся леса стояли до 2004 г., когда 24 марта по распоряжению губернатора С.С. Собянина началась реставрация Спасской церкви. 12 июля, в день Петра и Павла, освящены и установлены четыре позолоченных главы и креста. Накануне Дня области 10 августа девять глав и крестов поставили на полагающиеся места. Церковь стала смотреться именно как церковь. Совершенно изменился окрестный пейзаж.

Церковь продолжали реставрировать в 2005-м и всю зиму-весну 2006 г. Работ оказалось значительно больше, чем предполагали вначале. С ул. Ленина и Челюскинцев церковь откопали до её исторического уровня, и она «выросла» почти на полтора метра. По старой тюменской легенде, именно здесь, на перекрестке улиц, утонула в грязи несчастная лошадь.

В ХVII-ХVIII вв. на том месте, где теперь гостиница «Нефтяник», на ул. Иркутской находился женский монастырь, в разное время его называли Ильинским, Алексеевским, Успенским. Его закрыли после указа Екатерины II о секуляризации (сокращении) церковных владений в 1764 г., а на его месте в 1765–1769 гг. построили первую в Тюмени каменную церковь, а в 1810 г. – колокольню к ней. В конце декабря 1929 г. Успенскую церковь закрыли, а в 1932 г. разобрали. На ее месте построили три двухэтажных жилых дома, в дряхлом виде сохранившихся до наших дней.


ИМЕНИТЫЕ ЛЮДИ

На ул. Иркутской селились многие именитые люди Тюмени. В основном купцы, которых в городе было много, и которые были полноправными хозяевами Тюмени, поскольку городская дума практически полностью состояла из купцов.

В доме № 1 жила семья Антона Ивановича Колокольникова. Он работал в торговом доме «И. П. Колокольникова наследники» управляющим одного из магазинов и не был столь известен, как его братья Степан и Виктор. Однако весной 1918 г. большевики взяли его в заложники и при отступлении из Тюмени расстреляли его сыновей Иоанна 22 лет и Арсения 17 лет. Их похоронили 8 июля 1918 г. на монастырском кладбище. Антон Иванович с оставшимися девятью детьми уехал в Иркутск, при советской власти работал разнорабочим, консультантом у начальника. Умер в 1928 г. В Иркутске ещё одного его сына – Александра – расстреляли. Остальные уцелели, получили хорошее образование. В начале XXI в. в Иркутске жили две правнучки Антона Ивановича, они преподают в университете математику, имеют ученые степени.

Большой дом с мезонином Антона Колокольникова сохранился до наших дней. В 60–80 гг. XX в. в нем работала городская флюорография, в 90-е гг. какая-то фирма торговала ядами против грызунов. Теперь дом приобрела еще какая-то фирма.

Дом № 6 – напротив – принадлежал известному в Тюмени предпринимателю, владельцу пивоваренного завода и фабрики искусственных минеральных и фруктовых вод Георгию Петровичу Ядрышникову. В заседании городской думы 11 января 1901 г. обсуждался вопрос о разрешении товариществу «Шитов и Ядрышников» устроить пивоваренный завод при доме наследников Ядрышникова. «Городская управа узнала у Тюменского уездного попечителя Общества здоровья, не опасно ли это производство для города». Разрешение дали «при условии, если будут устроены по указанию специалистов приспособления, коими бы обеспечивалась чистота наружного воздуха и всех заводских нечистот до спуска их в реку»...

Распорядитель торгового дома А. Шитов объяснил, что «пивная дробина будет продаваться на корм скоту, вода из солодовни будет проходить через фильтровальную яму, а потом сливаться в реку, лом стекла будет собираться в ящик и отправляться на стеклозавод. Бродильня будет кирпичная». Этого думцам показалось мало и они потребовали, «чтобы спуск воды из солодовни в р. Туру был устроен так, чтобы это не могло служить к обрыву берега реки, и равно порче воды, получаемой из городских резервуаров для народного пользования. В случае порчи берега товарищество обязано исправить его за свой счет».

Гласные думы заботились о чистоте стоков с завода в Туру потому, что в 300 м ниже по течению стояли водозаборные сооружения городского водопровода, снабжавшего город питьевой водой.

В 1911 г. пиво завода Г. П. Ядрышникова получило золотую медаль на одной из зарубежных выставок.

Искусственные минеральные воды изготовлялись на воде, которую брали из колодцев на берегу речки Войновки (Ключи, или Змейка) возле Гилевской рощи. После гражданской войны 1919 г. пивоваренный завод Г. П. Ядрышникова национализировали и переименовали в НЭП № 2 (НЭП – новая экономическая политика). До 1923 г. он бездействовал, потом начал работать, но в 1927 г. его закрыли. На заводских площадях организовали производство макаронных изделий, дешевых конфет, газированных вод и пр. Это пищепромовское производство работало до 1956 г., когда начали строить металлический мост через Туру. Предприятие перенесли на окраину Тюмени в район современной железнодорожной больницы, где с 1957 г. есть ул. Горпищекомбинатовская.

В доме Г. П. Ядрышникова устроили детскую поликлинику, а потом областной отдел здравоохранения (теперь – департамент). В 50–80 гг. XX в. отдел возглавлял известный хирург, организатор областной медицинской службы Юрий Николаевич Семовских (1921–1994). 31 июля 2001 г. по случаю 80-летия со дня его рождения на доме № 6 установлена мемориальная доска.

Дом № 3 принадлежал Мисаиху Ивановичу Карташеву, тюменскому купцу, происходившему из крестьян Пермской губернии. 22 ноября 1906 г. он был избран гласным городской думы Тюмени.

Среди жителей ул. Иркутской можно назвать домовладельцев Л. Л. Берковича, тобольского мещанина; В. А. Гирмана, тюменского купца, председателя общества правильной охоты; А. П. Деева; П. А. Жерновникова... Предположительно, каменный дом № 23 с воротами принадлежал А. В. Дееву. С 1972 г. в нем располагается военный комиссариат Центрального административного округа. Дом сохранил свой внешний вид, но внутри перепланирован.

Дом № 36 на углу современных ул. Республики и Челюскинцев в начале XX в. принадлежал «Торговому дому предпринимателя Я. П. Андреева наследники». Яков Прохорович Андреев имел суконную фабрику недалеко от современного г. Тавда Свердловской области. В доме находилась банкирская контора. В середине 30-х гг. XX в. над прежде двухэтажным зданием надстроили третий этаж, дом стал жилым.

Дом № 41 на другой стороне улицы принадлежал в начале XX в. Василию Алексеевичу Собенникову, потомственному почетному гражданину г. Кяхты (Иркутская обл.), купцу первой гильдии. В Тюмени он появился в 1907 г., когда император утвердил его директором Тюменского отделения комитета попечительского о тюрьмах общества. В 1909 г. его утвердили почетным попечителем Тюменского Александровского реального училища. Он купил у наследников Ф.С. Колмогорова кожевенный завод и был его последним владельцем перед революцией 1917 г.

В самом конце улицы в доме № 47, что стоял на перекрестке ул. Иркутской и Архангельской (Урицкого), жил известнейший в Тюмени и за ее пределами купец первой гильдии Андрей Иванович Текутьев. На месте его дома в середине 90-х гг. построено здание «Тюменьпрофбанка», теперь – банк «Уралсиб».


УЛИЦА МОГЛА БЫ НОСИТЬ ИМЯ А. Я. ТЕКУТЬЕВА

Об А.И. Текутьеве (1839–1916) мы уже писали подробно. Но к месту вспомнить, что в 1890 г. рядом с домом он построил здание театра, где на собственные деньги содержал оркестр, платил зарплату артистам до самой своей смерти. Театр и называли Текутьевским. В 1919 г. городские власти присвоили ему имя В.И. Ленина. В 1922 г. театр сгорел, а в 1926–1928 гг. на его месте построили жилой дом, на стене которого установлена мемориальная доска, сообщающая, что «на этом месте в здании бывшего городского театра 22 августа 1919 г. проходило общегородское собрание рабочей молодежи, на котором была создана городская комсомольская организация».

В Спасской церкви А.И. Текутьев много лет исполнял обязанности старосты. На его деньги в 1914–1916 гг. к церкви с северной стороны пристроили придел, где в склепе похоронены Евдокия Яковлевна и Андрей Иванович Текутьевы. Там, где теперь Дворец детского творчества (бывший Дворец пионеров), до 1956 г. находился городской сад, который в XIX – начале XX вв. называли городским бульваром, или садом Текутьева, так как содержался он практически полностью на деньги Андрея Ивановича.

В конце XIX в. сад был в ведении Тюменского отдела Тобольского общества трезвости. С 1913 г. в саду проводило свои мероприятия общество борьбы с детской смертностью. При советской власти сад стал носить имя Ленина. В Ленинском саду по вечерам играл духовой оркестр, для любителей танцев была площадка. В 20-х-начале 30-х гг. XX в. в Летнем театре сада ставил спектакли тогда бездомный городской драмтеатр.

С 1899 по 1911 гг. А.И. Текутьев был городским головой и много сделал для благоустройства и улучшения жизни города. Когда он ушел с должности головы по возрасту, его портрет вывесили в здании заседаний городской думы. Возможно, благодарные тюменцы могли бы переименовать ул. Иркутскую в ул. Текутьевскую, но в конце жизни Андрей Иванович рассорился с городскими властями и потерял их благорасположение.

В здании театра А.И. Текутьева 22 сентября 1902 г. на его же средства впервые тюменцам был показан «иллюзион», по-современному – кино. В ноябре 1915 г. в текутьевском театре с лекцией о поэзии и чтением стихов выступил известный поэт-символист начала XX в. Константин Бальмонт (1867–1942).

В доме Текутьева вначале располагалась библиотека им. А.С. Пушкина, открытая на средства Андрея Ивановича в 1899 г., к 100-летнему юбилею поэта. Библиотека жива до сих пор, но находится в Заречье по ул. Щербакова, 11.


НОВЫЕ ВРЕМЕНА – НОВЫЕ ИМЕНА

Улица Иркутская носила свое название до середины июня 1934 г., когда ее переименовали в ул. Челюскинцев.

В 1733 г. штурман С. И. Челюскин был назначен к Витусу Берингу в Великую Северную экспедицию, в которой был до 1742 г. Исследовал побережье Северного Ледовитого океана от устья реки Лены до Енисея. По суше прошел побережье полуострова Таймыр, описал его, провел геодезические измерения.

На флоте дослужился до звания капитана 3 ранга. В 1760 г. уволен из флота. На этом сведения о С. И. Челюскине кончаются. В 1843 г. А. Ф. Миддендорф, известный полярный исследователь, предложил назвать самую северную оконечность азиатского материка мысом Челюскина. И теперь он на полуострове Таймыр обозначен на всех картах России.

В 1932 г. в Дании по заказу советского правительства построили пароход водоизмещением 7500 тонн, назвали его «Челюскин». В те годы энергично осваивался Северный морской путь из Мурманска во Владивосток через моря Северного Ледовитого океана. В 1933 г. правительство отправило экспедицию на обычном пароходе с заданием пройти за одну навигацию из Мурманска во Владивосток. Возглавлял экспедицию известный тогда полярный исследователь Отто Юльевич Шмидт (1891–1956). Пароход прошел успешно весь Северный морской путь и через Берингов пролив вышел в Берингово море. Однако «Челюскин» взяли в плен полярные льды, вынесли опять в Ледовитый океан. 13 февраля 1934 г. в Чукотском море льды раздавили «Челюскин». К этому экипаж и пассажиры парохода были готовы. Пока корабль не ушел под воду, успели вынести на лед все необходимое. На льду оказались 111 человек, в том числе десять женщин и двое детей. До берега было 130 километров.

За жизнью челюскинцев (тогда-то и появилось это слово) следил не только Советский Союз, но и весь мир. Восторженные родители называли новорожденных детей новыми необычными именами – Лашмар – Лагерь Шмидта в Арктике, Оюшминальд – Отто Юльевич Шмидт на льдине. Были и женские варианты этих имен.

8 марта 1934 г. первыми вывезли на материк женщин, последних челюскинцев сняли со льдины 13 апреля. Вывозили людей летчики И. В. Доронин, М. В. Водопьянов, Н. П. Каманин, М. Т. Слепнев, В. С. Молоков, С. А. Леваневский, А. В. Ляпидевский.

В 2004 г. по случаю 70-летия гибели «Челюскина» туда ходила специальная экспедиция с целью осмотреть корабль – он лежит на глубине 70 м. Однако о её результатах в СМИ почему-то сообщали мало.


ТЮМЕНЬ ВСТРЕЧАЕТ ЧЕЛЮСКИНЦЕВ

Участников рейса на «Челюскине» пароходом привезли во Владивосток, а оттуда поездом – в Москву. 17 июня 1934 г., в воскресенье, челюскинцы прибыли в Тюмень, которая тогда была центром Обь-Иртышской области. Областная газета «Советский Север» писала о встрече челюскинцев очень подробно.

Поезд подошел к перрону в 11.15 утра. Семь духовых оркестров на площади у вокзала сыграли туш. На заранее устроенную трибуну поднялись председатель облисполкома Буткевич, секретарь обкома Фомин, от челюскинцев – зам. начальника экспедиции Бобров, летчики, вывозившие людей со льдины, и Полина Лобза – научный сотрудник экспедиции, уроженка Тюмени. Отец её работал на заводе «Механик», а маму и брата привезли из с. Покровского Ярковского района. Почти все, находившиеся на трибуне, сказали краткие речи, уложившись в те 40 минут, что стоял поезд. Здесь же, на митинге, председатель облисполкома (тогда эта должность называлась председатель оргкомитета Советов) объявил, что именем челюскинцев решено наименовать только что отстроенный завод «Угольник» (так тогда назывался завод валяной обуви).

Летчики полярной авиации передали привет всем трудящимся области. Один из них – С. К. Леваневский – уже был в Тюмени в 1919 г., он служил у командира 51-й дивизии В. К. Блюхера посыльным.

На одном из первых заседаний горсовета улицу Иркутскую переименовали в ул. Челюскинцев.

Челюскинцы прибыли в Москву. У И.В. Сталина 6 июля 1934 г. был устроен грандиозный прием по случаю возвращения экспедиции. Многие получили ордена, медали, летчики-спасатели стали первыми Героями Советского Союза. И в Тюмени появились улицы в честь Н. П. Каманина, И. В. Доронина, С. А. Леваневского, М. Т. Слепнева, О. Ю. Шмидта. Однако в 1957 г., когда проводилась «борьба с культом личности», были вновь переименованы ул. Леваневского в ул. Каховскую, ул. Каманина – в ул. Иртышскую. Некоторые улицы с «челюскинскими» названиями исчезли при сносе старых улиц в Сараях и Таборе.


СОВРЕМЕННОСТЬ

Современная улица Челюскинцев, хоть и находится в историческом центре Тюмени, остается неухоженной, забытой. Асфальтовое покрытие на ней не менялось давно, бордюры утонули в непрочной тюменской земле и едва возвышаются над проезжей частью. Это одна из самых перегруженных улиц города, по ней в сутки проходит более 25 тысяч автомобилей, поэтому здесь постоянно бензиновая вонь и песчаная пыль. Участок улицы от реки до ул. Республики выглядит по-деревенски. Здесь стоят деревянные столбы на железобетонных «пасынках», а на них многочисленные провода – то ли электричество поступает в дряхлые исторические дома-руины, то ли телефонная связь.

В 1985 г. на этом отрезке улицы построили 9-этажный жилой дом, который нелепо смотрится среди деревянной застройки (архитекторы говорят – диссонансно), в 1971 г. – гостиницу «Нефтяник», в 1999-м – жилой дом с офисами и магазинами, в 1995 г. – здание управления федерального казначейства по проекту Н. Сапарова, тюменского архитектора. Напротив него уже десять лет огорожен забором котлован с краном, но стройка из него выросла немного лишь в 2004 г. и опять замерла. В XVIII в., когда тобольским губернатором был Денис Чичерин, землю под застройку в Тюмени давали только на три года. Не построил – место изымалось и передавалось другому. По диагонали перекрестка с осени 2004 г. возводится монументальное здание – жилое и офисное.

В последние дни декабря 2004 г. в самом начале ул. Челюскинцев на крутом берегу Туры во вновь отстроенном здании поселилось представительство Ямало-Ненецкого автономного округа. Оригинальной архитектуры дом строили югославские строители по своему проекту.

Вторая половина улицы Челюскинцев – от ул. Республики до ул. Герцена – подверглась более основательному обновлению. При советской власти здесь построили Дворец пионеров и школьников, филармонию, банки, юридический факультет университета. На некоторых из этих зданий стоит остановиться.


ДВОРЕЦ ПИОНЕРОВ

Это «крылатое» здание с колоннами, построенное в классическом коринфском стиле, раскинувшееся во весь квартал от ул. Ленина до ул. Урицкого, тюменцы знают именно как Дворец пионеров, хотя он несколько раз менял свое название. Последнее из них – муниципальное учреждение дополнительного образования детей (МУДОД) «Дворец детского творчества».

Вновь построенный Дворец пионеров открылся 31 декабря 1958 г. молодежным новогодним балом. После войны 1941–1945 гг. Дом пионеров находился на птичьих правах в Доме учителя, который располагался по ул. Первомайской, рядом с ателье «Людмила». В 1956 г. в Тюмень приехал председатель Совета Министров Российской Федерации А. М. Пузанов, недавно избранный депутатом Верховного Совета от Тюменской области, и пожелал осмотреть город.

(А. М. Пузанов – государственный деятель и дипломат 30–70-х гг. XX в. В 1952–1956 гг. работал председателем Совета Министров, в 1956–1957 гг. – первым заместителем председателя Совета Министров РСФСР, после находился на дипломатической работе: был послом в Корейской Народно-демократической республике, Болгарии, Афганистане и др. странах _–_А.И._). Сопровождаемый ответственными областными лицами, Пузанов осмотрел театр, переделанный из складов купца А.И. Текутьева, филармонию, находившуюся в бывшем клубе приказчиков, здание бывшего обкома комсомола на ул. Володарского (тоже чей-то особняк XIX в.). Среди сопровождавших высокого гостя лиц была и секретарь обкома комсомола Руфь Рогова. Она без всякой задней мысли предложила посмотреть ещё и Дом пионеров.

Сие учреждение занимало фойе Дома учителя и крошечный зал, токарные станки стояли в дровяном складе. Через неделю после отъезда А. М. Пузанова в Тюмень пришла телеграмма с решением Совета Министров о выделении 5 миллионов рублей на постройку Дворца пионеров в Тюмени. Раскошелились и местные власти. Молодые архитекторы-комсомольцы на общественных началах сделали проект. Двухэтажное здание было построено всего за два года. Литая чугунная ограда вокруг дворца сделана на тюменском литейно-механическом заводе из металлолома, собранного пионерами.

Руфь Рогова – уроженка Ханты-Мансийского округа. В 1957 г. её избрали первым секретарем обкома комсомола. С 1961 г. работала в Москве, в центральном комитете комсомола. Стала доктором педагогических наук, профессором, заведовала лабораторией в институте общих проблем воспитания Академии Педагогических наук. Осенью 1999 г. приезжала в Тюмень на праздновании 80-летия тюменского комсомола.

В 1972 г. во дворце начал работать музей истории пионерии и комсомола. Когда отменили советскую власть, часть фондов музея передали в областной краеведческий музей. Скоро в музее откроется экспозиция о Второй ударной армии, почти полностью погибшей в псковских лесах и болотах у д. Мясной Бор. Туда уже много лет ездят старшеклассники и студенты, члены поискового отряда «Савояр». Они ищут в болотах останки погибших воинов и хоронят на кладбищах ближних населенных пунктов.

В конце 2000 г. во дворце официально открылся скалолазный учебный полигон для альпинистов. Строили его преподаватели, ученики, родители. Директор фанерокомбината безвозмездно дала два кубометра крайне необходимой для сооружения прочной прессованной фанеры.

Во дворце детского творчества работают всевозможные кружки и студии.

В здании широкие лестницы и высокие потолки с лепниной. Между этажами – витраж с изображением прогуливающегося Ленина, с обеих сторон его – пионеры с горном, барабаном и прочей атрибутикой. Эта картина сохранилась как произведение искусства 70-х гг. XX в. Сам дворец в 1987 г. взят под государственную охрану как историко-культурный памятник середины XX в. В 2005–2007г г. он подвергся основательной реконструкции.


ФИЛАРМОНИЯ

С 1967 г. парадным крыльцом на улицу Челюскинцев обращено здание областной филармонии. На этом месте построил дом в 1908–1909 гг. бывший тобольский мещанин, а после тюменский купец Янкель Шайчик. С улицы дом был в два этажа, со двора – в три. В первом этаже располагались магазины, во втором – зрительный зал на 400 мест со сценой и комнаты-номера, которые сдавали всем желающим. Третий этаж занимали хозяева. С 1909 г. зрительный зал арендовал городской клуб приказчиков, созданный по инициативе купца Н. М. Чукмалдина в 70-е гг. XIX в. В клубе была библиотека, проводились праздничные музыкальные вечера, ставились спектакли. Клуб не был закрытым, кроме приказчиков в нем состояли купцы, чиновники, служащие и члены их семейств. Просуществовал он до 1918 г., а в 1919 г. дом Я. Ш. Шайчика национализировали.

При советской власти в здании располагался клуб профсоюзов. 15 апреля 1918 г. в красной комнате клуба на собрании был создан союз социалистической молодежи Тюмени – соцсомол, предшественник комсомола. В феврале 1925 г. крестьянин-радиолюбитель В. Михайлов из д. Зырянской Тюменского района оборудовал в клубе первую в Тюмени радиостанцию. Зал клуба использовался для концертов музыкантов и певцов, посещавших в разные годы Тюмень.

26 декабря 1937 г. здание отдали вновь организованному Дому пионеров, в его кружках занималось до 300 детей. В годы Великой Отечественной войны Дом пионеров закрыли, а в здании в 1942 г. разместили эвакуированный Кубанский мединститут. В начале 1944 г. он вернулся обратно в Краснодар. 1 августа 1945 г. в Тюмени открылось кооперативное товарищество «Художник», оно располагалось в помещении склада площадью 40 кв. м во дворе дома Я. Шайчика. Главой товарищества был художник А. П. Митинский.

Вскоре после создания Тюменской области, в 1946 г. в доме Я. Шайчика разместилось вновь организованное концертно-эстрадное бюро, преобразованное в ноябре 1958 г. в областную филармонию. Областные и городские власти решили реконструировать здание, чтобы в нем могли выступать самые крупные музыкальные коллективы. Проект реконструкции составил главный городской архитектор П. А. Гриненко. Работы закончились в 1967 г., и к 50-летию Октябрьской революции филармонию открыли. От бывшего дома Я. Шайчика почти ничего не осталось, разве что часть фундамента вдоль улицы Республики.

В 1998 г. в филармонии организован камерный оркестр «Тюмень», его художественный руководитель, дирижер и солист – Антон Шароев, заслуженный деятель искусств Украины, лауреат многих международных конкурсов. В июне 2000 г. на третьем этаже здания установлен перенесенный из костела орган и 17 октября открыт органный зал. На сцене просторного концертного зала им. Ю. Гуляева может выступать любой из существующих исполнительских коллективов, ежегодно проводится фестиваль «Алябьевская музыкальная осень», всероссийский конкурс вокалистов имени Гуляева, фестиваль «Тюменский меридиан». В течение 43 лет филармонию возглавлял заслуженный работник культуры России, Почетный гражданин г. Тюмени Леонид Мечиславович Згерский. Теперь ею руководит заслуженный артист России Михаил Бирман.

В филармонии проходили торжественные акты вступления в должность тюменских губернаторов: Л. Ю. Рокецкого (12 января 1997 г.) и С.С. Собянина (26 января 2001 г.).

В 2002–2003 гг. филармонию закрыли на реконструкцию. Концерты и прочие мероприятия проходили в ДК «Нефтяник». 1 октября 2003 г. обновленная филармония открылась.

Перед зданием филармонии в 70-е гг. XX в. установили на невысоком постаменте бюст известного композитора XIX в. Александра Александровича Алябьева (1787–1851), сына тобольского губернатора. Однажды тюменцы проснулись и – ахнули: Алябьев исчез... По городу пошли слухи, будто он чем-то политически провинился перед Советской властью, хотя и не жил при ней. И только в 2000 г. один известный тюменский журналист написал в газете «Тюменская правда сегодня», как это случилось: был в Тюмени какой-то московский чиновник от культуры, посетил филармонию и, выходя из здания, увидел с задней стороны бюст Алябьева. Начальник был, видимо, настроен эротически: все сооружение показалось ему похожим на... фаллос. Свое оригинальное восприятие он тут же высказал сопровождающим местным чиновникам открытым текстом. Не знаю, что увидели они, но бюст великого композитора убрали. Журналист утверждал, что видел его после на складе г. Тобольска... От бюста Алябьева долго оставался на асфальте перед входом в филармонию хорошо заметный квадрат – место, где он стоял. Теперь там брусчатка...

6 июня 2004 г. у парадного входа в филармонию установили барельефный портрет народного артиста СССР Юрия Александровича Гуляева, уроженца Тюмени. Автор портрета – тюменский скульптор Н. В. Распопов.


АДМИРАЛ С УЛИЦЫ ЧЕЛЮСКИНЦЕВ

В начале улицы стоит дом № 3, двухэтажный, деревянный, построенный в стиле модерн. Осенью 1941 г. в одной из его квартир поселилась семья эвакуированного из Новороссийска российского грека Николая Хронопуло. Его сын Михаил окончил в 1948 г. тюменскую школу № 25 и поступил учиться в Ленинградское морское училище им. Фрунзе. После он служил на Балтийском и Черноморском военных флотах и в 1985 г., получив звание адмирала, назначен командующим Черноморским флотом. Осенью 1991 г. адмирал Михаил Хронопуло получил отставку и остался жить в Севастополе.


ГОРИТ УЛИЦА ЧЕЛЮСКИНЦЕВ

Мы уже отмечали, что почти половина домов на улице считается или памятниками архитектуры, или деревянного зодчества конца XIX – начала XX веков. На многих домах установлены охранные доски. Однако люди живут в «памятниках» без современных удобств, единственное благо цивилизации – электричество, проведенное еще в 1898 году. Люди убеждены, что не будь их дома памятниками, на этом месте давно бы построили благоустроенное жилье. Дело доходит до варварства: в конце 1999 г. жильцы одного из домов по ул. Челюскинцев порубили ценные в художественном отношении оконные наличники, их соседи просто сняли наличники со своего дома. Были случаи снятия охранных досок.

Дома-«памятники» нередко горят. Здание управления федерального казначейства (№ 17) построено на месте дома, который окончательно сгорел только в четвертом пожаре. 28 и 29 сентября 2001 г. сгорели дома № 26 и 28, а 8 октября – № 65, самый последний, на углу с ул. Герцена. В пожарах погибли и пострадали люди.

В городе сложилось три версии объяснения причин пожаров. Первая – дома поджигают умышленно сами жильцы в надежде получить благоустроенное жилье. Вторая – поджигают дома строительные фирмы с целью получения под застройку освободившихся мест. Третья – дома поджигают психически больные люди – «пироманы», любители пожара. Ни одна версия пока официально не подтвердилась. Однако после 2001 г. жилые дома гореть перестали.

В 2005 г. на месте дома № 28 быстро построили красивый многоэтажный жилой дом и открыли в нем весьма модное в 2004–2006 гг. заведение – зал игровых автоматов. И днем, и ночью у входа призывно мелькают огоньки – зайди поиграть. Выигрыш – дело сомнительное. Как говорил мудрый человек: если хочешь выиграть в казино или игровом автомате – купи себе то или другое. В апреле 2007 г. игорный зал закрыли. Вместо дома № 26 тоже построено новое краснокирпичное здание.


ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ТГУ

Перекресток ул. Челюскинцев и Ленина украшает своим безразмерным зеркальным фасадом здание института государства и права ТГУ. В начале 1990-х гг. здесь начала строить свой офис фирма «Сантра», но стройка замерла. В 1997 г. недостроенное здание передали университету для юридического факультета, арендовавшего учебные аудитории в Музее изобразительных искусств на ул. Орджоникидзе, 47 (бывший Дом политического просвещения).

24 октября 1999 г. Институт государства и права при ТГУ отпраздновал новоселье. Гигантское, самое большое в Тюмени зеркало площадью около 490 кв. м отражает Спасскую церковь и часть ул. Челюскинцев в любую погоду.

На перекрестке ул. Челюскинцев и Урицкого слева высятся два аккуратных дома № 59 и 61. Это банки «Уралсиб» и «Дипломат». Здания построены в 1995 г. строителями из Словакии. В 2005–2006 гг. «Дипломат» реконструировали, вместо него появилась вывеска – «Мега-групп». Европейская отделка резко выделяет их на фоне российских строений.

От ул. Урицкого до Герцена ещё недавно стояли, накренившись в разные стороны, деревянные развалюхи. В последние пять лет на их месте поднялись многоэтажные дома «повышенного уровня жизни». Правда, теперь так открыто перестали писать в рекламных щитах, но тюменцам и по внешнему виду дома понятно, что квадратный метр в нем стоит около 30 000 руб., при средней зарплате в г. Тюмени около 13 тысяч рублей (сведения на 2007 г.). Почувствуйте разницу!..


ФАБРИКА ИМЕНИ ЧЕЛЮСКИНЦЕВ

В год спасения челюскинцев в их честь называли не только улицы, но и заводы, фабрики, населенные пункты. Мы уже упоминали, что в час встречи челюскинцев в Тюмени председатель облисполкома объявил, что их именем будет назван новый завод валяной обуви.

Этот завод имеет давнюю историю. В ноябре 1917 г. в Заречье, на ул. Береговой, напротив речного порта, рабочие организовали артель по изготовлению пимов (валенок) и назвали ее «Треугольник». В 1919 г. артель называлась пимокатной, а с 1920 г. – кошмовальным заводом «Угольник». (Кошма – это войлок, свалянный из овечьей шерсти).

Мысль о расширении фабрики появилась у ее руководства в 1932 г. Для новой фабрики отвели место на южной окраине Тюмени, где прежде была скотобойня. В доме ее владельца, построенном в 1906 г., расположилась дирекция, рядом построили производственные корпуса. 24 июня 1934 г., через семь дней после встречи челюскинцев, сапоговаляльную фабрику имени Челюскинцев запустили в работу. Улицу, на которой находилась фабрика, назвали Фабричной (находится в районе пл. 400-летия Тюмени).

В ноябре 1941 г. в Тюмень из Курска эвакуировали завод «Текстильвалмаш» и разместили его на территории сапоговаляльной фабрики. Оба предприятия работали параллельно, каждый делал свое дело. В 1948 г. завод «Текстильвалмаш» вернулся в Курск, а фабрика продолжала работать под своим названием. Приказом от 5 июня 1972 г. Министерство легкой промышленности переименовало 168 предприятие в Тюменскую фабрику валяной обуви уже без имени Челюскинцев. С 1994 г. – это АО «Тюменская фабрика валяной обуви».

В 60–80-е гг. XX в. фабрика строила свое жилье, теперь все передано городу. Детский сад, что был рядом с фабрикой, купила известная торговая фирма. На территории фабрики было два сквера с бюстами Ленина, фонтан.

Фабрика валяной обуви пережила время бурных экономических реформ и выжила. Наряду с десятком ещё таких же фабрик России продолжала обувать россиян в традиционных фасонов валенки. В 1995 г. фабрику наградили знаком американского города Бирмингема из штата Алабама «Факел Бирмингема». Его вручали предприятиям, успешно пережившим кризисное время и восстановившим производство. Генеральный директор Д. И. Кобзарев ездил в Алабаму на вручение знака и оставил в музее города Бирмингема в подарок тюменские валенки.

Весной 2002 г. я писал очерк о фабрике для газеты «Тюменский курьер», побывал там, беседовал с директором и главбухом. Оба начальника были полны грандиозных планов обновления производства. Весной 2004 г. опять заглянул сюда и удивился переменам. С десяток мужчин ломами крушили производственный корпус. Разговорились. Я спросил – где фабрика? Рабочие засмеялись: такой вопрос им задают почти каждый день: люди приходят, хотят купить валенки. Они ничего не знают о переменах. Тут построят жилые дома, конечно, «элитные», как теперь принято говорить. Элитное – считается последним писком моды и состоятельности владельца.

Технология уже отработана: некая строительная фирма присматривает себе хиреющее предприятие, занимающее значительную площадь городской земли, и начинает скупать его акции по хорошей цене у рабочих. Когда набирается «контрольный пакет», фирма диктует свою волю предприятию. Оно ликвидируется, а территория застраивается. Возможно, такое произошло и с сапоговаляльной фабрикой.

В середине 2007 г. на месте фабрики уже стояло три великолепных дома в стадии окончания строительства.




ПОТАСКУЙ


Потаскуй – так в XIX веке называлась одна из окраин Тюмени. В XX веке это название забылось. Впервые я услышал это слово в конце 70-х гг. от известного в Тюмени экскурсовода Л. Ф. Галязимовой. Воскресили «Потаскуй» работники краеведческого музея, архива, когда более пристально начали изучать историю города. Однако и теперь не все тюменцы знают, где был и находится Потаскуй.


В САМОМ ДЕЛЕ, ГДЕ ОН?

На старых картах Тюмени Потаскуем названа часть города, примерно ограниченная современными улицами Дзержинского, Хохрякова, Свердлова, 25 Октября. Территория эта стала застраиваться со стороны реки Туры еще в XVIII веке. На плане Тюмени 1766 г. на месте Потаскуя обозначены две улицы, от одной из них показан спуск к реке, есть и надпись: «Перевоз во время вешнего половодья». Неподалеку помечено место «винного склада (подвала)».

Здесь жили самые бедные люди, работавшие на речных судах и причалах. Известный тюменский купец Н. М. Чукмалдин в конце XIX в. писал, что сорок лет назад (около середины XIX в.) Потаскуй был беднейшей частью Тюмени, застроенной лачугами, им пугали детей. Перестроился Потаскуй заново и основательно изменил свой вид лишь в последней четверти XIX в. Способствовала этому, во-первых, новая Торговая (Базарная) площадь, которую отвели в 1861 г. там, где теперь находится административный и деловой центр Тюмени – в периметре современных улиц Первомайской, Герцена, Орджоникидзе, Хохрякова. Потаскуй быстро подтянулся к площади вдоль улиц, давно намеченных со стороны реки и от старой части Тюмени со стороны ул. Челюскинцев.

Во-вторых, развитию Потаскуя помогла постройка железнодорожной станции Тура на берегу реки в 1885 г. и пристаней в начале 90-х гг. XIX в. На карте Тюмени конца XIX в. уже показаны все улицы, существующие на Потаскуе поныне.


ПОЧЕМУ ПОТАСКУЙ?

В слове этом слышится что-то неприличное, родственное слову «таскаться». Еще в начале 90-х гг. XX в., обследуя описываемую территорию, я спрашивал у прохожих – пожилых и молодых: как называют этот район Тюмени, не знают ли они, где был Потаскуй? Мне отвечали, что это место никак не называется, Тюмень – и все. О Потаскуе не слышали вовсе. Один 70-летний мужчина с недовольством в голосе сказал мне:

– В этом месте Тюмени спокон веку жили оседло, имели свои дома и никто не таскался. Это теперь бичи да потаскухи появились. Посмотрите, какие тут дома стояли! Тут таскунам делать было нечего.

Он, как и другие, у кого я спрашивал, связывали слово «Потаскуй» со словами «таскать», «таскаться».

На старых картах города и в документах пишется «Потаскуй», но Н. М. Чукмалдин писал через «о» – «Потоскуй». О происхождении названия есть несколько версий. В недавно вышедшей в свет книге о Тюмени ее автор С. Н. Кубочкин писал, что впервые это название нашел в документах 1826 г., и связывает его с тем, что «жизнь обывателей окраины была тоскливой, ничем не примечательной». Однако где в XIX в. в Тюмени жизнь была веселой и примечательной? Почитайте воспоминания о Тюмени Н. Ядринцева, Н. Чукмалдина, очерки Н. Лухмановой и др. Не было веселой жизни: бедные были заняты постоянной заботой о куске хлеба, богатые пеклись о преумножении капиталов и их сохранении. Веселились только по большим церковным праздникам. В Тюмени было немало староверов, которые вообще вели суровую жизнь, без увеселений. Это теперь мы все хотим жить весело. В XIX в. по этому вопросу были иные представления.

Некоторые пытаются объяснить название «Потаскуй» тем, что поблизости таскали грузы на пристанях, на Жернаковской мельнице. Однако пристани от Потаскуя далековато, а Жернаков построил свою мельницу в начале XX в., когда название Потаскуй уже существовало.

Бывший директор бывшего музея «Церковь Петра и Павла» Наталья Васильевна Войнова рассказывала, что в музей нередко обращались люди, которых называют «новыми русскими», с просьбой объяснить смысл названия «Потаскуй». Это им интересно потому, что они бы там построили себе дома, но неудобно будет признаться друзьям, что живут на Потаскуе: название звучит неприлично. Она сама считала, что Потаскуй вполне мог называться так потому, что в этом районе Тюмени располагались официальные публичные дома и жили проститутки-одиночки, которых в обиходе называли «потаскухами».

Однако от уже упоминавшейся Л. Ф. Галязимовой я услышал объяснение происхождения этого названия. Потаскуй происходит от слова «тоска». Улицы здесь были немощеные, грунтовые. Хоть они и окантовывались по тогдашнему обычаю канавами, грязи было в избытке. В грязи этой нередко телеги тонули по самые оси колес, и не всякая лошадь могла вытянуть груженый воз. Извозчик давал лошади отдохнуть, а самому ничего не оставалось как ожидать, по-местному – «тосковать». Прохожие с сочувствием спрашивали: «Ну что, брат, тоскуешь?» – «Тоскую», – отвечал тот. – «Ну, потоскуй!». В русском языке безударное «о» произносится как «а» – получился «Потаскуй». Хотя я нигде не нашел подтверждения этой версии, она мне кажется более вероятней.


КТО ЖИЛ НА ПОТАСКУЕ?

На Потаскуе жили разные по роду занятий люди, но все это был народ деловой, мастеровой, предприимчивый. Еще в 2000 г. здесь стояли привольно одно- и двухэтажные дома, украшенные резьбой, дворы-усадьбы, сделанные прочно, надежно, красиво. Даже прошедшие полторы сотни лет не смогли отнять у построек этих черт, хотя состарили их явно и безнадежно.

Не брезговали селиться на Потаскуе именитые купцы Тюмени. Здесь находились жилой дом, мельница и соляной склад купца В. Л. Жернакова (Осипенко, 31), один из домов судостроителя и пароходовладельца И. И. Игнатова (Водопроводная, 16), создателя компании «Курбатов и Игнатов» (он приходился дядей по материнской линии известному писателю М. М. Пришвину, который в юности жил у дяди в Тюмени и бывал в этом доме); купцов А.И. Текутьева (Водопроводная, 28), Е. В. Меншутпна (Водопроводная, 35), купца А. В. Колмакова (25 Октября, 25), Плотникова и многих других. Была на Потаскуе контора «Торгового дома братьев Злоказовых», на ул. Ишимской, д. 2 находилась тюменская резиденция известного тюменского купца Н. М. Чукмалдина, жили журналисты А. А. Крылов и П. А. Рагозинский и др. К слову, были на Потаскуе кабаки и публичные дома. Местная «Сибирская торговая газета» обращала внимание городской общественности, что находятся эти заведения неподалеку от Ильинской церкви и училища Текутьева.


А.И. ТЕКУТЬЕВ И ПОТАСКУЙ

Известный тюменский купец первой гильдии А.И. Текутьев, исполнявший должность городского головы с 1899 по 1911 гг., имел на Потаскуе несколько домов. В своем завещании он распорядился: «находящийся в Тюмени дом в местности, называемой Потаскуй, каменный, с каменными лавками, и другой дом со всеми пристройками к ним завещаю в полную собственность г. Тюмени». Деревянный дом по ул. Водопроводной, 24 (бывший Обрубова) А.И. Текутьев подарил фельдшеру Витко, который лечил его и жену Евдокию Яковлевну.

Каменный дом, о котором идет речь, находится на углу улиц Советской и Водопроводной, там теперь располагается областной институт регионального развивающего обучения (ТОГИРРО). В этом доме располагались две небольших школы: для девочек и мальчиков (их называли «потаскуйскими училищами»), находившихся на попечении А.И. Текутьева. В последние годы жизни он рассорился с городскими властями и потребовал убрать училища из его дома, где он намеревался устроить гостиницу, однако в завещании отписал дом городу.

Эти училища открылись в 1900 г., и 12 января этого года на заседании городской думы обсуждался вопрос: как назвать их, чтобы отличить от других имеющихся в городе. «Так как построение училищ последовало исключительно по личной инициативе и на средства А.И. Текутьева и они представлены в распоряжение Городского общественного управления к празднованию памяти столетней годовщины дня рождения великого русского поэта А.С. Пушкина, то дума признает правильным училища назвать «Текутьевское на Потаскуе мужское» и «Текутьевское на Потаскуе женское», при этом, конечно, имея в виду сохранить в будущем память о таком ревностном народном просветителе, как г. Текутьев».

Заседание думы вёл по должности Текутьев. На время голосования он вышел из зала. «Уходя из собрания, г. Текутьев, заявил, что как не желал прежде, так не желает и теперь наименования училищ «Текутьевскими».

Для присвоения названий училищам нужно было разрешения в столице, но там «...не признали возможным удовлетворить ходатайство Тюменской городской думы..., так как г. Текутьев находится к данным училищам в служебном отношении» (то есть они ему подчинены).

В 1913–1914 гг., когда на Затюменском мысу купцы Колокольниковы строили коммерческое училище для обучения купеческих детей культурной торговле и предпринимательству, А.И. Текутьев на окраине Потаскуя на свои деньги строил реальное училище для обучения мальчиков слесарному, токарному, литейному делу. Городскому архитектору К.П. Чакину он заказал проект учебного здания с литейной мастерской и построил его на перекрестке улиц Садовой (Дзержинского) и Томской (Осипенко). Здание это стоит до сих пор. После революции 1917 г. его занимала школа, теперь – эколого-географический факультет университета.

Среди тюменских купцов в ХIХ-ХХ вв. было сильно развито чувство благотворительности, оказания бескорыстной помощи людям бедных сословий и городу в целом. Вообще-то эта помощь не была абсолютно бескорыстной. За неё городские власти давали почётные звания, присваивали имя дарителя построенному заведению (богадельне, приюту и т. п.). Беспокоясь о душе, истово верующие купцы старались добрыми делами на земле заслужить себе прощение перед лицом бога «на том свете» и попутно закрепить свое имя в памяти потомков, остающихся «на этом свете».

Кроме того, совесть у купцов, видимо, не совсем заплывала жиром, и они понимали, что горожане, покупая их товары, существенно переплачивали им на установленных высоких ценах, и благотворительными делами возвращали обществу какую-то часть взятого.

Современные купцы то ли не созрели ещё до понимания этого, то ли, как сказал мне один «новый богатый», он так много платит налогов, что на благотворительность ничего не остается, кроме как себе на жизнь и на дальнейшее развитие дела.


НАРОДНЫЙ ДОМ

На крутом берегу Туры в 30–40-е гг. XIX в. (точная дата постройки неизвестна) на средства купца С. М. Трусова построили здание Благородного собрания, в конце того же века переименованное в «Народный дом». В разное время в нем располагались бесплатная публичная библиотека, читали лекции, проводили беседы, обучали желающих грамоте, ставили любительские спектакли, литературно-музыкальные вечера и др. Здесь же работали разные общества: вспомоществования учащимся уездных и начальных училищ, попечительства о народной трезвости, вспомоществования помощникам врачей и др. С декабря 1912 г. в доме находились школы: мужская вечерняя и хорового пения. В 1911 г. здесь открыли первый в Тюмени вытрезвитель.

С 1920 г. в Народном доме квартировал губернский, окружной, а с 1944 г. – областной отдел народного образования (Облоно). После переезда этого учреждения в начале 90-х гг. XX в. на ул. Володарского, здание то пустовало, то в нем располагались разные мелкие общественные организации. Здание долго пустовало в ожидании капитального ремонта. Его начали в 2002 г.: бывший тогда губернатор С.С. Собянин решил устроить там свою резиденцию. Отремонтировали не только здание, но преобразили и прилегающую территорию. Внизу под обрывом устроили подпорную от оползней стенку, вырубили росшие по склону и краю берега кривые клены, склон усыпали черноземом и уложили искусственный газон, доставленный из Подмосковья.

Здание стало открытым, видным, его классические формы выгодно контрастируют с соседним ДК «Нефтяник».

Из-за постоянного осыпания берега Туры это историческое здание с двумя фасадами – на реку и город – оказалось на самом обрыве, вдали от остальной застройки, существовавшей в этом месте на ул. Ильинской, переименованной в 1922 г. в ул. 25 Октября. На фотографиях XIX в. видно, что рядом с домом находились деревянные здания подсобных служб, были забор и ворота.


ЦЕРКОВЬ ИЛЬИ ПРОРОКА (ИЛЬИНСКАЯ)

В XVIII в. на крутом берегу Туры жители прибрежной улицы построили деревянную церковь, названную Ильинской. Она не раз горела, и после очередного пожара ее решили строить в камне. Деньги на строительство дал состоятельный прихожанин провиант-комиссар Дмитрий Мечев. В 1803 г. стройка началась.

Храм задумали построить в два этажа. Однако заложили его близко к береговому обрыву, подверженному оползням, поэтому в недостроенном храме стены стали трескаться. Пришлось укреплять фундамент и стены. В 1811 г. первый этаж с пристроем во имя Покрова Богородицы закончили и освятили, а строительство прекратили, опасаясь разрушения храма.

В 1833 г. рядом заложили новый одноэтажный храм о двух престолах. Первый закончили в 1836 г. и освятили вновь во имя Покрова Богородицы. Зимой здесь проводили богослужения. Второй престол и невысокую колокольню закончили осенью 1851 г. и освятили во имя Святого славного пророка Ильи. Храм в последующем подвергался реконструкциям. На средства известного пароходчика И. И. Игнатова в 1884–1886 гг. с северной стороны пристроили новый придел Покрова Пресвятой Богородицы, в церковь провели электричество. Обновляли церковь в 1895 г., тогда же епископ Афангел нарек храм Пророко-Ильинским.

26 января 1930 г. президиум Тюменского горсовета постановил изъять Ильинскую церковь у общины и «передать горкомхозу для использования под культурное учреждение». В 1935 г. горкомхоз открыл городской ломбард, колокольню разобрали. В 1942 г. в церкви смонтировали оборудование для производства и розлива водки. Шла война, и водки требовалось много: бойцам выдавали «наркомовские сто грамм».

В XIX в. Карл Маркс назвал религию опиумом народа. С закрытием Ильинской церкви она перестала распространять религиозный опиум, но перешла на другой – спиртоводочный.

В конце XX в. водочный завод объявили банкротом, оборудование демонтировали и вывезли. Останки храма передали Тобольско-Тюменской епархии. 13 марта 2002 г. по решению Святейшего Синода Русской Православной церкви Московской патриархии в Тюмени открыт Ильинский женский монастырь в Ильинской церкви. Ильинскую церковь начали реставрировать. Восстановили колокольню, в середине февраля 2007 г. на неё установили купол с золотым крестом.


ДЕРЕВЯННЫЕ УЗОРЫ ПОТАСКУЯ

Потаскуй до недавних времен в основном оставался деревянным. Здесь немало домов имело доски с надписями «Памятник деревянного зодчества. Охраняется государством». Эти дома украшала своеобразная деревянная резьба, отличавшаяся оригинальным «почерком» от резьбы в других сибирских городах. Сохранились деревянные дома второй половины XIX в. и начала XX в.

Архитекторы Б. А. Жученко и С. П. Заварихин так оценивали деревянное зодчество Тюмени: «Среди всего многообразия русского деревянного зодчества архитектура Тюмени занимает особое место, выделяясь удивительной сочностью и плотностью объемной домовой резьбы при относительной простоте самого здания. Эта уникальность повышает ценность деревянного зодчества Тюмени».

На ул. Осипенко особенно великолепен своей деревянной резьбой наличников дом № 19, где находится Дом тюменской писательской организации. Говорят, это был дом инженера-речника. Сохранилось несколько домов со старинными воротами, резными дымниками и водосточными трубами. На любой из улиц Потаскуя можно найти деревянное узорчатое чудо, надо только внимательно и не спешно всматриваться в старину (ул. Водопроводная, 26, Сакко, 25, 39, 41 и др.).

«Архитектурная резьба сибирского города, – писала недавно скончавшаяся искусствовед Н. Шайхтдинова, – была рассчитана не на беглый осмотр, а на неторопливое рассматривание. Таков был ритм жизни, таков был масштаб города с его неширокими улицами, где даже одноэтажные здания на цокольном полуподвальном этаже кажутся крупными... Попадая в старые кварталы... человек может ощутить себя как бы в музее. Он может найти время для того, чтобы неспешно пройти и рассмотреть его «экспонаты», свидетельствующие о таланте народа» («Деревянная резьба Тюмени»,1997).

К сожалению, деревянных памятников Потаскуя сто лет не касалась рука опытного реставратора, а потому они, что называется, сгнили на корню, превращаясь в руины, которые потом кто-то неизвестный поджигает в темные осенние ночи. Есть на Потаскуе опыт создания «новоделов», когда дряхлая деревянная резьба повторяется реставратором, воспроизводится вновь и помещается на новый, построенный по старому проекту дом. Искусствоведы неоднозначно относятся к «новоделам», но, по-моему, они лучше, чем руины, в чем может убедиться каждый тюменец, осмотрев дома по ул. Осипенко, 34, по ул. Комсомольской на углу с улицей Водопроводной.


БОЛЬШЕВИКИ НА ПОТАСКУЕ

Потаскуй имеет непосредственное отношение к истории революционной борьбы тюменских рабочих за свои экономические и политические права. Здесь жили первые тюменские большевики, имели явочные конспиративные квартиры, проводили нелегальные собрания, редактировали первую рабочую газету.

На ул. Малой Разъездной (Ванцетти) в доме № 26 жил один из первых тюменских большевиков Герман Назаров (дом снесен в 70-е гг. XX в. при строительстве нового жилого дома). В его квартире в начале 1905 г. состоялось одно из первых нелегальных собраний большевиков. Они организовали в конце мая многодневную забастовку рабочих городских пристаней, заводов и фабрик, в результате рабочий день был сокращен с 11–12 часов до 9, а зарплата увеличена на 20–25 процентов.

Не сохранился по ул. Сакко (Большая Разъездная) дом № 32, в котором в 1907–1909 гг. работал подпольный комитет тюменских большевиков, в 1908 г. жил ссыльный революционер Арон Александрович Сольц (1877–1945). Он возглавлял городскую большевистскую организацию, редактировал газету «Тюменский рабочий» (10 сентября 1908 г. вышел ее первый номер), писал и редактировал нелегальные листовки и воззвания. Дом стоял как раз на трассе строящегося бульвара Потаскуй, и его в 2004 г. убрали.

После Октябрьской революции 1917 г. и гражданской войны 1918–1922 гг. большевики переименовали все улицы на Потаскуе, кроме Водопроводной (и она в 1937 г. переименовывалась в ул. Павлика Морозова, но название не прижилось). Последняя попытка переименовать ул. Водопроводную сделана в мае 2002 г.: постоянная комиссия по организации городского самоуправления предложила назвать ее ул. Андрея Текутьева, однако рабочая группа совета по топонимике это предложение не приняла, так как её название историческое: по ней в 1863–1864 гг. проложили первый в Тюмени и Сибири водопровод. Улицы здесь стали асфальтировать только в 1970-е гг. Тогда же на Потаскуе возвели несколько так называемых «хрущевок» – первых благоустроенных домов. Однако к 2006 г. на Потаскуе осталось совсем мало деревянных домов.


ПОТАСКУЙ В ИСТОРИИ ТЮМЕНИ

Хотя в 1893 Г. Н. М. Чукмалдин отмечал бурное развитие Потаскуя: «Новые дома, один другого лучше, растут как грибы; новые кварталы и слободки создаются в несколько лет», – но он рос и развивался, как теперь бы сказали, в качестве «спального района».

Из промышленных предприятий здесь только в начале XX в. купец В. Л. Жернаков построил мучную мельницу, имел небольшую типографию А. А. Крылов, издатель «Сибирской торговой газеты». При советской власти решением комиссии по делам бывших красногвардейцев и красных партизан при Тюменском горсовете 7 июня 1932 г. организовали механические мастерские «Красногвардеец» для выпуска товаров народного потребления: гвоздей, печных ухватов, сковородников и т. п. В годы войны на их территории расположился Киевский завод гальвано-изделий. С 1959 г. завод стал выпускать кузнечнопрессовое оборудование для сельских мастерских. Теперь это завод «Сибнефтегазмаш», находящийся на ул. Аккумуляторной, далеко от Потаскуя. В 1940-е гг. построили трикотажную фабрику на углу ул. Комсомольской и Орджоникидзе, а в 1942 г. в Ильинской церкви расположился водочный завод.

В 1864 г. через Потаскуй проложили начальный участок первого городского водопровода, на берегу Туры внизу стояла водозаборная машина, а на высоком обрыве – накопительное здание, из которого вода самотеком шла по трубам в город.

После 1893 г. устроили булыжную мостовую от железнодорожного вокзала к речным пристаням. Ее проложили по улицам Первомайской (Голицынской) – Республики (Царской) – Дзержинского (Садовой) – Комсомольской (Тобольской) – Орджоникидзе (Ишимской) – Пристанской, то есть большая часть мощеной трассы прошла через Потаскуй.






Потаскуй встречал многочисленных гостей Тюмени, прибывавших в город с реки (а тогда по ней ходили пароходы вверх до Туринска и вниз по всей Обь-Иртышской водной системе). Здесь можно было снять жилье на несколько дней в ожидании нужного парохода, необходимый гужевой транспорт для дальнейшего путешествия по суше. Еще до мощения улиц через Потаскуй доставляли грузы в речной порт и вывозили все, что поступало в Тюмень по реке. Уже упоминавшийся нами Н. М. Чукмалдин вспоминал, что, когда в Тюмень приходил пароход с грузом «китайских чаев», город выставлял для их перевозки в Екатеринбург десятки тысяч (!) телег. Вся эта масса телег, лошадей, извозчиков двигалась к. Московскому тракту через Потаскуй. В сухое время обозы поднимали над Потаскуем тучи черной пыли, в непогоду – тонули в грязи и «тосковали» вместе с лошадьми.

В начале 30-х гг. XX в. первый тюменский автобус связал речной порт с Домом Советов (теперь архитектурно-строительный университет) через Потаскуй.

В конце XIX в. на Потаскуе мещанка П. Андреева открыла первую в Тюмени общественную баню, находившуюся на ул. Ишимской. Хотя улицу еще в конце 30-х гг. XX в. переименовали в Орджоникидзе, баня называлась Ишимской до конца 60-х гг., когда ее снесли.

В начале 20-х гг. XX в. на Потаскуе, в доме купца В. С. Жернакова (ул. Осипенко, 31), находилось самое страшное учреждение советской власти – Губчека – губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. В эти же годы по ул. Осипенко в доме № 18 жил будущий председатель Совета министров СССР в 1970–1980 гг. А. Н. Косыгин.

На территории Потаскуя не было ни одной школы, ни клуба, ни театра, ни даже церкви. Все эти заведения располагались только по периметру этого обширного района Тюмени. Такая вековая традиция продолжилась и при советской власти: в 1935 г. школу № 25, где учились дети Потаскуя, построили за его пределами, школу № 6 открыли на ул. Дзержинского (в бывшем училище Текутьева), клуб водников (позже кинотеатр «Победа») тоже был на самой границе Потаскуя.


ДК «НЕФТЯНИК»

В 70–80-е гг. XX в. в Тюмени велось строительство трех крупных домов культуры, один из них – «Нефтяник» – построили на окраине Потаскуя, в квартале улиц Дзержинского, 25 Октября, Водопроводной, Осипенко. Первый проект здания был выполнен еще в 1968 г., но построить его не удалось. Работали над проектом инженеры Гипротюменьнефтегаза А. Генис, В. Кайгородов и др. Позже проект был переделан авторским коллективом в составе В. Анисимова, А. Новоселова, Ю. Сенцова, В. Гамарника, А. Гениса, А. Монастырева и др. По нему и пост роили здание ДК. На площади перед ним построили один из первых в 70-е гг. XX в. фонтанов. Возводили его на средства Главменьнефтегаза – крупнейшей организации страны по добыче нефти и газа, располагавшейся в 70–80-е гг. в Тюмени, – и назвался он официально Домом техники. Его задачей была пропаганда научно-технических достижений Главтюменьнефтегаза, внедрение их в производство. Сотрудники Дома техники работали не только в Тюмени, но и на Севере, в новых городах, нефтегазодобывающих управлениях, на буровых. Они организовывали выставки с демонстрацией технических новинок, лекции, концерты, оформляли стенды, демонстрировали кинофильмы не только о технических новинках, но и о жизни, труде добытчиков нефти и газа в Тюменской и других нефтедобывающих областях и республиках.

Открылся Дом техники Главтюменьнефтегаза 22 июля 1976 г. Через два года проект здания Дома техники представили на соискание премии Совета министров СССР по строительству. Комиссия признала проект лучшим, и авторский коллектив стал лауреатом этой почетной в 70-е гг. XX в. премии.

Здесь начал оформляться современный музей истории нефти и газа, который находился с 1988 г. в ДК «Геолог» и считался филиалом областного краеведческого музея.

В последующие годы Дом техники не раз менял свое название. Одно время он назывался Домом техники и культуры «Нефтяник». С 1991 г. он стал Домом культуры «Нефтяник», под таким названием он известен тюменцам. А в марте 1993 г. его переименовали в областной Дом национальных культур, в январе 1998 г. – в государственное учреждение «Областной информационно-методический центр национальных культур и народного творчества» комитета по культуре администрации области. С 2001 г. – областной Дворец культуры «Нефтяник», 10 апреля 2002 г. ему присвоили имя бывшего начальника Главтюменьнефтегаза Виктора Ивановича Муравленко в связи с 90-летием со дня его рождения. Муравленко между заботами о разработке месторождений нефти и газа на Севере уделял много времени сооружению Дома техники, часто бывал на стройке, помогал словом и делом.

В ДК «Нефтяник» есть большой зрительный зал для проведения различных мероприятий. На сцене ДК выступали и выступают лучшие певцы, музыкальные коллективы страны. Здесь работали известные в области организаторы культуры Л. И. Либерман, С. А. Кутузов и др.

В «Нефтянике» работали и работают творческие коллективы: фольклорный ансамбль «Раздолье», театр танца «Жар-птица», любительский театр «ТЕАТРиК», ансамбль русской песни «Сударушка», ансамбль татарской песни «Дуслык», академический хор им. Гостевой и др. Многие из них известны не только в Тюмени и области, успешно выступали в разных городах России и за рубежом, на международных фестивалях молодежных театров и т.д.

За 25 лет жизни «Нефтяник» значительно постарел, в нем ни разу не было капитального ремонта. В 2002–2004 гг. сцену в ДК арендовала находившаяся на капитальном ремонте филармония. После окончания работ на филармонии в 2005 г. начался капитальный ремонт ДК «Нефтяник», реконструкция прилегающей территории.


НАСТУПЛЕНИЕ НА ДЕРЕВНЮ В ЦЕНТРЕ ТЮМЕНИ

В XIX – начале XX вв. на Потаскуе построили немного кирпичных домов, и все они теперь считаются памятниками архитектуры. Масштабное кирпичное строительство началось здесь только в конце 60-х гг. с возведения нескольких «хрущевских» пятиэтажек. В 80-е гг. XX в. застройка Потаскуя началась со стороны ул. Свердлова и Хохрякова, в результате самую южную часть деревянной застройки между ул. Свердлова и Орджоникидзе заменили каменной. Сломали здание мельницы В. Л. Жернакова, где мололи зерно еще в 40-е гг. XX в., и Ишимской бани, на их месте в 1990 г. болгарские строители возвели гостиницу «Прометей».

На окраине Потаскуя встали стандартные девятиэтажки, длинным изогнутым домом перегородили ул. Орджоникидзе, сделав ее непроезжей и узкой, перенесли завод кузнечных прессов на ул. Аккумуляторную, а на его месте в 1976 г. построили партийный архив Тюменской области (с 1991 г. – Тюменский областной центр документации новейшей истории, и позже – государственный архив социально-политической истории Тюменской области) и Кволити Отель «Тюмень» (в 1995 г. – турецкие строители). Почти полностью застроили новыми зданиями пространство между ул. Хохрякова и Советской. В конце 80-х гг. XX в. здесь построили здание департамента агропромышленного комплекса, в 1995–1997 гг. – здание федеральной службы безопасности, в 1997 г. – «Новый Пассаж» (ул. Советская, 54), с 1995–2000 гг. построили общественно-жилой комплекс, называемый «Цитадель», по проекту В. Г. Гинкула. В конце 1970-х гг. на ул. 8 Марта построили здание Дворца правосудия, где собрана вся юридическая служба города.

Рядом с гостиницей «Прометей» построили оригинального вида краснокирпичный дом «повышенного уровня жизни» (так было написано на строительном плакате). Он приятно контрастирует с тяжелой «Цитаделью» напротив.

Остальная часть деревянного Потаскуя застраивается хаотично. Кое-где из-за изгородей поднимаются построенные и недостроенные коттеджи, среди окрестного гнилья в 2000–2002 гг. вознеслись многоэтажные кирпичные дома на ул. Водопроводной. В 1996–1997 гг. на ул. Комсомольской поднялись особняки представительства Ханты-Мансийского автономного округа в Тюмени, по ул. Сакко – Сургутнефтебанка и строительной фирмы «Диорит». Через северную окраину Потаскуя медленно пробивается ул. Первомайская, в 2001 г. на ней, между ул. Комсомольской и Сакко, построили жилой дом с фасадом на будущую Первомайскую.

Строительные организации, купившие место под застройку, спешно возводят дорогое жилье, доступное не каждому тюменцу, не заботясь ни о школах, ни о магазинах, размещая на первых этажах банки, казино, да еще аптеки.

На окраине Потаскуя ЗАО «НИККА» отреставрировала старый дом – ул. Хохрякова, 53а. В XIX в. это был чей-то доходный дом, где квартиры сдавались в наем всем желающим. С 1962 по 1976 гг. в нем размещалась Тюменская гидрометобсерватория. В конце 90-х гг. XX в. дом горел, но его отстояли пожарные. По сути, получился очередной «новодел», деревянную резьбу для дома изготовил известный тюменский художник-реставратор В. М. Шитов. Осенью 2002 г. фирма открыла здесь ресторан «Потаскуй», который опят горел, едва открывшись.


МЕДЛЕННО, НО РЕАЛИЗУЕТСЯ ПРОЕКТ «РЕГИТЫ»

В 1991 г. по инициативе Г.И. Райкова, тогда главы г. Тюмени, и главного архитектора города А.А. Ставецкого создали организацию «Регита» («Регенерация исторической Тюмени») для разработки плана регенерации (восстановления) исторического центра Тюмени до ул. Профсоюзной. Директором «Региты» был М.В. Мартьянов, главным архитектором – К.Н. Стержантов, кроме них над проектом работали пять архитекторов, три инженера, привлекались и другие люди для выполнения отдельных конкретных заданий.

«Регита» разработала проект комплексной застройки Потаскуя во исполнение давних желаний и просьб его жителей, с целью ликвидации этой «городской деревни» в центре Тюмени и грамотной застройки территории. Из общей площади Потаскуя, равной 17 га, под застройку отводилось 10,1 га в периметре улиц Водопроводная – 25 Октября – Свердлова – Советская.

Чтобы включить территорию Потаскуя в активную жизнь города, планировалось построить новое жилье и учреждения обслуживания населения. На месте догнивающих руин намечалось строительство нового жилья общей площадью 75600 кв. м – около 500 квартир, 386 из них следовало отдать людям, отселяемым из ветхого жилья. Под пешеходный бульвар к реке Туре выделялось 1,2 га.

Много места отводилось учреждениям обслуживания: магазинам, кафе, ресторанам, столовым, банкам, школам, внешкольным детским учреждениям, клубам, спортивным площадкам, гаражам и т. п.

Проект прошел разнообразные экспертизы и согласования, был представлен на российском фестивале «Зодчество–94» в Москве в Центральном доме архитекторов, где стал лауреатом конкурса лучших архитектурных произведений 1994 г. В 1995 г. проект регенерации Потаскуя прошел общественное обсуждение в Тюмени и утвержден администрацией города. Стоимость реализации проекта тянет на 70 млрд. рублей. Это огромные деньги для города, но они, говорилось, будут потрачены не единовременно, а в течение нескольких лет. В 1998 г. «Региту» расформировали.

План регенерации Потаскуя в XXI веке начал реализовываться. Построены два дома: один на углу ул. Советской и Елецкой, второй – на перекрестке ул. Водопровод ной и Сакко. Готовится проект продолжения строительства этого дома.

В 1997 г. проходили выборы в областную Думу по 19-му округу, одним из кандидатов в депутаты был молодой энергичный тюменец Ю. В. Рябченюк, лидер общественного движения «Западная Сибирь». Он и его движение поддерживали проект «Региты», агитировали за немедленную его реализацию. В № 46 газеты «Семейный бюджет» Рябченюк писал: «Я этим проектом, реконструкцией исторического центра, занимался и буду заниматься независимо от того, есть у меня депутатские полномочия или нет».

Я считал, что это предвыборное обещание, но К. Н. Стержантов рассказал, что это не только слова, но и дела. Рябченюк (тогда директор фирмы «ТИСИ») был инвестором «Региты», кроме того, фирма участвовала в строительстве дома на Водопроводной – Сакко.

Бывший главный архитектор «Региты» К. Стержантов уверял, что их проект начнет реализовываться в ближайшие годы, возможно, уже в 2003 г., а еще через несколько лет тюменцы увидят совершенно новый Потаскуй – настоящее украшение нашего города.

И верно – именно с 2006 года стали усиленно перестраивать Потаскуй. Здесь везде строительные краны, разворочены реконструируемые улицы, разбираются деревянные гнилушки. Даже начали строить бульвар Потаскуй. Имя ему дали в январе 2003 г. В 2004 г. была предъявлена городу часть бульвара от ул. Советской до Ванцетти. Однако городские власти отказались от такого «счастья». Строители построили полуподземные гаражи, а на их крыше уложили полированный бетон, поставили несколько стилизованных под старину фонарей, скамеек и назвали это бульваром.

На Потаскуе нынче шумно от строительных машин.

Знаменитые потаскуевские деревянные дома, украшенные резьбой, сносят один за другим. Кое-где вместе них спешно строят «новоделы», например, на ул. Комсомольской, д. 17 и 19. Не затронут пока перестройкой старый квартал Осипенко – Водопроводная – Орджоникидзе – Комсомольская.

Осматривая в очередной раз уходящий Потаскуй, я обнаружил на доме рядом с доской-указателем «Памятник деревянного зодчества конца XIX в. Охраняется государством» самодельную мемориальную доску со словами: «В этом доме никогда не родился, не жил и не работал никто из знаменитостей»... Это люди хотят, чтобы дом скорее снесли, а им дали более человеческое жилье, чем эти исторические гнилушки.

Уже наметилось направление бульвара Потаскуй со стороны ул. Советской и Ванцетти.






Резиденция Губернатора в бывшем Народном доме




ВОДОПРОВОДНАЯ УЛИЦА


В Тюмени немало улиц, носящих «технические» названия: Механическая, Локомотивная, Механизаторов... Как правило, они названы вне всякой связи с производством. Среди них особняком стоит улица Водопроводная, вполне обоснованно носящая свое историческое имя.


ИСТОРИЯ

Улица Водопроводная в начальной части, на протяжении трех кварталов – от реки до улицы Советской (Серебряковской), была обозначена уже на первом плане генеральной застройки Тюмени – в 1766 г. Такой короткой она оставалась до середины XIX в. Когда Тюмень стала интенсивно застраиваться в юго-восточном направлении, и улицы Советская, Хохрякова (Успенская), Володарского (Знаменская) заметно удлинились. Подросла и будущая ул. Водопроводная на один квартал – до ул. Хохрякова – и получила выход на Базарную (Торговую) площадь, простиравшуюся от ул. Хохрякова до ул. Герцена (Ляминская).

Дальше, к ул. Республики, Водопроводная застраивалась только в середине XX в., когда потребность в рыночной торговле существенно сократилась. На Торговой площади стали формировать главную площадь города Тюмени, ставшего центром самой большой в России области. В результате на остальном протяжении ул. Водопроводная стала «односторонкой» – нечетная сторона выходит на Центральную площадь. По четной стороне, в доме № 38, находится Главное управление внутренних дел области. Первые этажи жилых зданий тоже в основном заняты учреждениями.

В доме № 36 жил известный геолог, руководивший много лет геологической службой области, Почетный гражданин Тюмени Ю. Г. Эрвье (1909–1991), в доме № 44 – один из первооткрывателей тюменской нефтегазовой провинции Н. Н. Ростовцев (1907–1981).

В память об этих известных в Тюмени и России людях на домах установлены мемориальные доски.

В старой части ул. Водопроводной, проложенной через микрорайон Потаскуй, селились именитые тюменцы. Дом № 16 принадлежал пароходовладельцу И. И. Игнатову, дяде Михаила Пришвина, дом № 35 – купцам братьям Василию и Ефиму Меншутиным, имевшим колбасный магазин и красочный рекламный щит: «Моя колбаса лучше всех!». Теперь в этом доме располагается комитет по культуре администрации Тюменской области.

Дом № 28 принадлежал купцу первой гильдии А.И. Текутьеву, бывшему голове города Тюмени. В своем завещании перед смертью в 1916 г. Андрей Иванович отписал его городу: «Находящийся в Тюмени дом в местности, называемой Потаскуй, каменный, с каменными лавками, и деревянный дом со всеми пристроями к ним завещаю в полную собственность Тюмени». Теперь там расположен Тюменский областной государственный институт развития регионального образования (ТОГИРРО). Дом объявлен памятником архитектуры. В годы войны (1941–1945) в нем находился штаб формирования 6-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады, ставшей впоследствии 10-й гвардейской Тернопольской Краснознаменной ордена Ленина, орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого бригадой.

На углу улиц Водопроводной и Комсомольской (Тобольской) находилась некогда контора товарищества «Сибирское пароходство и торговля». На улице Водопроводной, 33 стоял дом известного в Тюмени Ф. К. Серебрякова, дом № 4 – Ф. Г. Чмутина. На углу Водопроводной и Малой Разъездной (Ванцетти) – дом с трактиром владельца пивоваренного завода Давыдовского.

Заканчивается Водопроводная выходом на ул. Ленина, напротив пешеходного Цветного бульвара, бывшего Центрального парка культуры и отдыха.


ТЮМЕНСКИЙ ВОДОПРОВОД – ПЕРВЫЙ В СИБИРИ

Как известно, водопровод был «сработан еще рабами Рима», но идея его постройки в Тюмени возникла у членов городской думы только в начале 60-х гг. XIX в. В некоторых больших городах европейской России водопровод уже действовал, но на бескрайних просторах Сибири такого прогресса еще не наблюдалось. Тюменцы первыми внедрили в свою жизнь древнейшую техническую разработку.

Идеологом строительства тюменского водопровода стал городской голова Иван Алексеевич Подаруев, занимавший эту должность в 1861–1863 гг., «видя крайнее затруднение жителей нагорной части в доставке воды из реки Туры по крутости ее берега...».

На строительство водопровода нужны были деньги, объявили добровольную подписку. Богатые горожане и купцы Тюмени собрали 9500 рублей, а нужно было 25560. Тут Иван Подаруев и внес недостающую сумму из своих средств. С гражданами Британской империи, проживавшими в Тюмени, Г. И. Гуллетом и П. В. Генсом, в 1862 г. заключили договор, и в 1863–1864г г. приступили к строительству «водоподъемной машины».

Первые магистральные трубы проложили по улице, позже названной Водопроводной. Это историческое название улица носит более 140 лет. Первую «водоподъемную машину» установили на берегу Туры напротив улицы Водопроводной, но место для водозабора выбрали неудачно – ниже тогдашней Тюмени. А на левобережье находилось несколько кожевенных предприятий, поэтому вода в том месте Туры уже не была чистой.

Трубы первого тюменского водопровода были деревянными. Внутри сравнительно небольших – чуть более метра – отрезков сосновых или лиственничных бревен высверливались отверстия диаметром 8–10 см – канал для воды. В музее Истории науки и техники Зауралья при Тюменском нефтегазовом университете (Володарского, 38) есть кусок трубы первого городского водопровода, найденный в 1991 г. при ремонте одной из улиц.

Строительство закончилось летом 1864 г., и 19 июля власти и общественность Тюмени отслужили благодарственный молебен по случаю благоприятного окончания работ, водопровод освятило духовенство, и машину включили.

Вода за определенную плату поступала в дома богатых людей города, в больницу. В начале XX в. водопровод провели в Александровский родильный дом, богадельню, реальное училище, пивоваренный завод Г. П. Ядрышникова, общественную баню мещанки П. А. Андреевой, другие места. Работал первый водопровод до 1915 г.


СОВРЕМЕННОСТЬ

Современная Водопроводная улица по степени благоустройства делится примерно на три части. Первая – квартал между улицами 25 Октября и Осипенко. Левую сторону улицы занимают старинные дома, обнесенные чугунными оградами. Правую – старинный двухэтажный дом и автостоянка. Благоустроены здесь дворы, а на улице нет даже тротуаров. В доме № 3 располагается ООО «Тюменская продовольственная компания», одно из направлений деятельности которой – производство экологически чистой питьевой воды «Кристалл».

Вторая часть улицы – от ул. Осипенко до Советской. Дома по нечетной стороне здесь построены в прошлом веке. Они давно сгнили и держатся, наверное, на чувстве собственной незаменимости – некуда переселять жильцов. Четная сторона перестроена в 2003–2005 гг. Дом на углу с ул. Сакко долго перестраивал ишимский племзавод «Юбилейный». Дом обложили красным кирпичом «под старину» и открыли магазин «Ишим». В этой же части улицы строятся особняки-коттеджи, многоэтажные дома «улучшенного качества жизни». Оставили пока дом № 16, бывший И. И. Игнатова.

Некоторые дома этой части улицы украшены деревянными наличниками, подоконными досками. Отлично смотрятся после ремонта дом № 23, где располагается Центр немецкой культуры, двухэтажный дом № 26 и № 43, два последних отмечены охранными досками как памятники деревянного зодчества конца XIX в. Всего на ул. Водопроводной охраняется 11 домов – памятников архитектуры XIX в. № 2; 3; 8; 10; 24; 26; 28; 30; 35; 37; 43.

Третья часть – от ул. Советской до Ленина – более современна, нижние этажи домов увешаны многочисленными вывесками фирм и организаций. В доме № 36 располагается региональное отделение партии «Единая Россия», областной комитет РКРП (Российской Коммунистической рабочей партии), областной совет рабочих, крестьян, служащих и специалистов, координационный совет движения «Трудовая Тюмень».

На отрезке от ул. Комсомольской до Хохрякова ул. Водопроводная в 2005–2007 гг. основательно реконструирована. Однако она получилась темноватой: узка для тех высоких домов, которые построили на ней.

От ул. Хохрякова левая сторона ул. Водопроводной не застроена, здесь находится Центральная площадь г. Тюмени, на которой построено здание Администрации области, а за ул. Республики – здание Областной думы. Центральная площадь стала формироваться с 1948 г., до этого здесь находилась огромная Базарная (Рыночная, Хлебная) площадь, простиравшаяся от ул. Хохрякова до Герцена и от Первомайской до Орджоникидзе. С 1930-х гг. площадь стала сокращаться в размерах особенно сильно. В годы войны 1941–1945 гг. между ул. Республики и Ленина в торговых павильонах располагался авиационный завод, производивший легкие десантные планеры А–7, разработанные конструкторами бюро во главе с О. К. Антоновым. Об этом прохожих информирует мемориальная доска, установленная 8 мая 2005 г. к 60-летию Победы в Великой отечественной войне 1941–1945 гг. на здании областной думы (ул. Республики, д. 52).

На этом заводе планеры начали изготовлять в январе 1942 г. Десантные планеры использовали для переброски через линию фронта военного снаряжения и солдат, их помещалось на планере до 12 человек со стрелковым оружием. Кроме того, здесь снаряжали американские истребители и бомбардировщики, поступавшие через Берингов пролив из Аляски по лендлизу – системе американской военной помощи Советскому Союзу в 1941–1945 гг.

На правой стороне ул. Водопроводной в д. 38 находится Главное управление внутренних дел области, далее – магазины, областной и городской комитеты КПРФ (Коммунистической партии Российской Федерации) и другие организации.

Ул. Водопроводная заканчивается тупиком на ул. Ленина.






В сердце Потаскуя




УЛИЦЫ САККО И ВАНЦЕТТИ


Эти две параллельные улицы находятся в центре большого старинного района Тюмени, называемого Потаскуй.

На улице Сакко я поинтересовался у прохожих: кто такой Сакко? Пожилые тюменцы ответили, что это был революционер. Веселые пятиклассники разошлись во мнениях, один считал, что это все же революционер, другой – что это русский богатырь, игравший на гуслях, и надо его называть с ударением на «о». Он явно перепутал Сакко и Садко. А моя коллега, уроженка Тюмени, рассказала, что в детстве считала «Сакко и Ванцетти» – одним человеком и удивлялась: почему одна улица называлась его именем – Сакко, – а другая – фамилией Ванцетти, или наоборот, так как в нерусском названии не понимала, где имя, где фамилия.

Мне же из школьного детства запомнились «простые» карандаши фабрики «Сакко и Ванцетти».


БОРЦЫ ЗА ПРАВА РАБОЧИХ

В начале XX в. из Италии в США с волной эмигрантов прибыли рабочие парни Никола Сакко (род. в 1891 г.) и Бартоломео Ванцетти (род. в 1888 г.). Они были молоды и полны надежд найти за океаном счастье. В США в начале века рабочий класс развернул широкую борьбу за свои жизненные права, и Сакко с Ванцетти активно влились в его ряды.

15 апреля 1920 г. днем на главной улице небольшого американского городка Саут-Брейнтри в штате Массачусетс грабители напали на кассира и его охранника, которые несли зарплату рабочим, застрелили их, схватили ящики с деньгами и скрылись на автомобиле. Детективы выдвинули мнение, что это дело рук живущих неподалеку итальянских эмигрантов. Полиция обвинила в убийстве Сакко и Ванцетти. Их арестовали.

Следствие длилось год, и 14 июня 1921 г. итальянских рабочих признали виновными, хотя 99 свидетелей показали, что в день убийства Сакко и Ванцетти не было в городе. Суд вынес смертный приговор.

Во многих странах мира началась борьба за оправдание и освобождение Сакко и Ванцетти. Судья Тейлор и Верховный суд штата отправили дело на повторное рассмотрение в суде присяжных. Дело затянулось. В ноябре 1925 г. пойманный полицией гангстер Селестино Мадейра признался, что кассира и охранника убил он. Однако суд присяжных не отменил приговора.

23 августа 1927 г. Никола Сакко и Бартоломео Ванцетти, отсидевших в тюрьме более семи лет, казнили на электрическом стуле.

Имена Сакко и Ванцетти стали легендарными. Во многих странах мира, в том числе и в Советском Союзе, их именами названы улицы, заводы, корабли. О них написаны книги, пьесы. Американский писатель Говард Фаст в начале 1950-х гг. написал книгу «Подвиг Сакко и Ванцетти», в 1954 г. она вышла и на русском языке.

Через 50 лет, в 1977 г., губернатор штата Массачусетс под давлением общественности признал официально, что Сакко и Ванцетти осуждены несправедливо и объявил 23 августа днем их памяти.


ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

До переименования ул. Сакко называлась Большой Разъездной, ул. Ванцетти – Малой Разъездной. Первая из них нанесена уже на плане «регулярной» застройки Тюмени в 1766 г. и повторена на генплане в 1809 г. Улица Малая Разъездная имеется только на планах Тюмени второй половины XIX в. Обе улицы начинались от перекрестков ул. Серебряковской (Советской) с ул. Садовой (Дзержинского) и Водопроводной и образовывали пятилучевые пересечения. Во всей старой Тюмени больше не было таких перекрестков. Малая Разъездная оригинальна еще и тем, что проложена она не параллельно к Большой Разъездной, а под углом к ней. Обе улицы упирались в ул. Всехсвятскую (Свердлова) в том месте, где на окраине старого городского кладбища в 1833 г. построили Всехсвятскую церковь.

Название «Разъездные» улицы получили потому, что на них находились места отдыха и кормления извозчичьих лошадей, отсюда они отправлялись «в разъезд». Здесь можно было нанять извозчика в любой конец Тюмени.

Как и все улицы Тюмени прошлых веков, они были немощеные и грязные. В конце XIX – начале XX вв. дома на Разъездных отстроили заново и по обычаю тех лет украсили затейливой деревянной резьбой. Некоторые дома сохранились, на них установлены охранные доски памятников деревянного зодчества. Часть домов снесли, и на их месте возводятся красивые многоэтажные здания.


КТО ЗДЕСЬ ЖИЛ?

Судя по сохранившимся домам, на Разъездных улицах народ жил далеко не бедный. Например, двухэтажный дом на углу Сакко и Водопроводной принадлежал известному пароходчику И. И. Игнатову, дяде М. М. Пришвина, дом № 20 по ул. Ванцетти – купцам Трубецким, в доме № 1 жила А.И. Копылова, заведующая публичной библиотекой.

В июле 1897 г. на ул. М. Разъездной Александр Александрович Крылов открыл собственную типографию и стал издавать «Сибирскую торговую газету», в которой, помимо торговых дел, затрагивались вопросы истории, печатались стихи молодых тюменских поэтов. В приложение к газете печатались ежегодные «Адрес-календари Тобольской губернии», «Справочные книжки по г. Тюмени».

«Дом Сольца» – двухэтажный деревянный и довольно дряхлый – ул. Сакко, 32 – до 2004 г. считался памятником истории. Мемориальная доска сообщала, что в 1907–1909 гг. в нем работал подпольный комитет Тюменской организации Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). В 1908–1909 гг. в доме жил А. А. Сольц (1872–1945), сосланный в Тюмень под надзор полиции. Сын купца из небольшого прибалтийского городка, Арон Сольц учился на юридическом факультете Петербургского университета, в 1898 г. вступил в рабочую партию, в 1901 г. примкнул к ленинской газете «Искра» и стал профессиональным революционером. В Тюмени Сольц организовал выпуск газеты «Тюменский рабочий» и был её редактором. Первый номер вышел 23 сентября 1908 г. Однако в начале февраля 1909 г. полиция обнаружила типографию, арестовала А. Сольца и его товарищей. С 1920 по 1934 год он работал в Центральной контрольной комиссии (ЦКК) ВКП(б), был членом Верховного суда РСФСР и СССР, работал в прокуратуре СССР, был делегатом VII, IХ-ХVII съездов ВКП(б).

На ул. Ванцетти до 1984 г. стоял дом № 26, тоже памятник истории революционного движения. В начале 1905 г. в нем, под руководством Г. Я. Назарова состоялось первое нелегальное собрание членов РСДРП. Из-за ветхости дом снесли и на его месте построили огромный девятиэтажный дом на углу улиц Свердлова и Елецкой. Таким образом, на ул. Большой и Малой Разъездных в первом десятилетии XX в. был своего рода подпольный революционный штаб Тюмени.


В КОНЦЕ XX ВЕКА

В начале 80-х гг. в конце Разъездных улиц между ул. Свердлова и Орджоникидзе построили девятиэтажные дома. На ул. Сакко новые постройки появились только в конце 1990-х гг. – жилые коттеджи, офисы, магазины.

Кирпичные постройки XIX в. представлены на ул. Сакко двумя домами. В одном из них, № 15а, располагалась «Культурная ассоциация татар». Асфальтом улица покрыта наполовину, вторая половина, от ул. Водопроводной до ул. Орджоникидзе, усыпана щебнем, давно втоптанным в вековую тюменскую грязь. Здесь бурно идет строительство домов.

Улица Ванцетти почти исчезла, на ней остался один ветхий дом № 9 – памятник деревянной архитектуры. В 1997 г. в конце улицы расположился земельный комитет г. Тюмени. Открывает улицу новенький дом № 1, справа достраивается ещё два дома. И всё. Улица Ванцетти стала длиной менее 100 м, она упирается в формирующийся бульвар Потаскуй.






Улица Сакко




УЛИЦА СВЕРДЛОВА


16 марта 1919 г. в Москве умер Яков Михайлович Свердлов – «пролетарский вождь, который больше всего сделал для организации рабочего класса, для его победы».

Эти слова сказал на похоронах В.И. Ленин. В ноябре 1922 г. именем Я.М. Свердлова в Тюмени назвали улицу, как и почти во всех городах России.


КТО ТАКОЙ ЯКОВ СВЕРДЛОВ?

Современная молодежь, второпях «изучающая» историю своей страны России, мало что знает об этом «пролетарском вожде», прославившемся, в первую очередь, по соседству – в г. Екатеринбурге, который с 1926 по 1992 г. назывался Свердловском, а область называется Свердловской до сих пор.

Я.М. Свердлов родился в Нижнем Новгороде в 1885 г. в семье владельца граверной мастерской. Окончил всего четыре класса гимназии и включился в революционную борьбу. С вождем пролетариата В.И. Лениным впервые встретился только в апреле 1917 г. Когда большевики взяли власть в октябре 1917 г., председателем (главой) правительства (ВЦИК) назначили Л. Б. Каменева, но по предложению В.И. Ленина через одиннадцать дней его заменили Я.М. Свердловым. Этот пост, по современным представлениям, равен посту премьер-министра, хотя Свердлов прежде нигде никогда не работал и руководил только дружинами боевиков в революцию 1905–1907 гг. на Урале, сидел в тюрьмах, бывал в ссылках.

О короткой, но очень бурной жизни Якова Михайловича – настоящее имя – Янкель Мовшевич (по другим сведениям – Мираимович) – можно прочитать в энциклопедиях – исторической и БСЭ, но там далеко не все сказано, так как многие прежде секретные документы стали известны недавно. Историки установили решающую роль Я.М. Свердлова в постановлении советского правительства об убийстве бывшего императора России Николая II и его семьи. Уничтожение их выполнено близкими друзьями Свердлова – Юровским, Белобородовым, Голощекиным и др.

Еще в июле 1918 г. сразу после убийства Володарского (Гольдштейна) Я.М. Свердлов создал Верховный революционный трибунал, куда вошли люди, хорошо знакомые «вождю». По решению трибунала в Петрограде расстреляны десятки тысяч «буржуев» – местной интеллигенции. Словосочетание «красный террор» впервые высказал именно Свердлов.

Установлено, что единственным автором «Циркулярного письма ЦК по отношении к казакам» от 24 января 1919 г., подписанного Я.М. Свердловым, был он сам. Документ не обсуждался в Политбюро, не согласовывался с В.И. Лениным и казачьим отделом ВЦИК. В соответствии с «Циркулярным письмом» на Дону началось и продолжалось весь 1919-й год «расказачивание», хотя письмо было отменено как раз в день смерти Свердлова. В результате «расказачивания» Дона было убито 2,5 миллиона человек из 4 миллионов жителей Донской области. Директиву Свердлова местные власти выполняли под девизом: «Чем больше вырежем, тем скорее утвердится Советская власть на Дону».

Я.М. Свердлов возглавил Оргбюро ЦК РКП(б), в него входили Крестинский, Владимирский и секретарь – Клавдия Новгородцева, жена Свердлова. Эти люди готовили документы с фразой «Центральный Комитет постановляет...» на квартире Свердловых. Часто такие документы после и не обсуждались в ЦК... Вместо коллегиального руководства «все сводилось к деятельности одного товарища – Свердлова», – высказался однажды Н. Овсинский, делегат Московской губернской организации РКП(б) на партийном съезде.

Я.М. Свердлов один из первых среди руководителей Советской России ввел семейственность в государственном аппарате. Жена его работала секретарем Оргбюро ЦК РКП(б); брата Винеамина, имевшего в Америке собственный небольшой банк, он вызвал в Россию и предложил В.И. Ленину на пост наркома путей сообщения, с которым он не справился и, тем не менее, был переведен в члены президиума Всероссийского Совета Народного Хозяйства, где работал долго.

21 января 2003 г. газета «Комсомольская правда» сообщила такую деталь из биографии Я.М. Свердлова. После его смерти не могли найти ключ от сейфа в кабинете, поэтому вывезли его на склад, где он простоял до 1935 г. Когда его вскрыли, то обнаружили царские золотые монеты на 108525 рублей (по оценке тогдашнего времени), 705 золотых изделий с драгоценными камнями, 87 чистых бланков заграничных паспортов и столько же заполненных на близких родственников главы ВЦИКа Я.М. Свердлова. Далеко вперед, однако, смотрел «вождь пролетариата»!.. Тогда, в 1919 г., советская власть висела на волоске, и её лидеры, видимо, готовились к побегу...

Умер Я.М. Свердлов в возрасте 34 лет скоропостижно 16 марта 1919 г., похоронен у Кремлевской стены. Писали, что он простудился во время поездки в тогдашнюю столицу Украины Харьков на Всеукраинский съезд Советов, где заболел гриппом. В Большой Советской Энциклопедии (изд. 3) факт смерти Свердлова вообще не обсуждается. Подлинную причину скоропостижной смерти Я.М. Свердлова выяснили благодаря воспоминаниям его родственников. В книге А. И. Дикого «Евреи в России и в СССР» (1967, Нью-Йорк) написано: «дядя Яша... помер не совсем натуральной смертью. На митинге в железнодорожных мастерских в Орле его довольно сильно побили товарищи рабочие».

Возвращаясь из Харькова, поезд Свердлова сделал остановку в Орле, где голодающие рабочие, которым не платили зарплату, пригласили Свердлова, как главу правительства, на митинг. Что мог дать или пообещать рабочим в марте 1919 г. Я.М. Свердлов? Материально – ничего. Он и рассказал о создании Третьего Интернационала для борьбы с мировой контрой, после победы над которой жизнь рабочих улучшится. Чем это кончилось – известно. Впервые «вождь пролетариата» погиб от рук пролетариата.

Достоверно известны два случая пребывания Я.М. Свердлова в Тюмени. В книге «Деятели СССР и революционного движения в России», изданной в 1927 г. и репринтно повторенной в 1989 г., сказано: «Осенью 1906 г. из пермской тюрьмы вместе с женой Новгородцевой переведен в Николаевские роты Верхотурского уезда этапом через Тюмень» (с. 652). И еще: «В июне 1918 г. представлял Л. К. Окулова как руководителя обороны Тюменского участка от колчаковцев в Тюмени» (с. 257). Авторы ошиблись: в июне 1918 г. Тюмень брали не колчаковцы, которых еще не было, а Чехословацкий корпус и армия Сибирского Временного правительства.


ИСТОРИЯ УЛИЦЫ

В начале 60-х гг. XIX в. на тогдашней южной окраине Тюмени городские власти отвели место под новую, очень просторную базарную площадь. Она занимала территорию от современных ул. Первомайской до Орджоникидзе и от ул. Хохрякова до ул. Герцена. Сразу в сторону площади начали застраиваться современные ул. Володарского, Хохрякова, Советская. Так застройка дотянулась до старинного городского кладбища со Всехсвятской церквушкой при нем. Вдоль кладбища от Туры до Базарной площади сформировалась улочка, которую и назвали по обычаю тех времен именем расположенной на ней церкви – Всехсвятской. Она начиналась на правом коренном берегу Туры, от современной ул. 25 Октября (в прошлом – Ильинской) и разделяла два микрорайона тогдашней Тюмени: Тычковку и Потаскуй, а также город живых от кладбища – города мертвых.

В первое же переименование старых тюменских улиц в честь пятилетия Октябрьской революции 4 ноября 1922 г. городские власти Всехсвятскую назвали улицей Свердлова, так она называется до сих пор, хотя были предложения вернуть ей старое наименование.

Никаких выдающихся зданий на ней не построено в прежние века, кроме прикладбищенской церкви. Никто из известных деятелей – местных и приезжих – не отметился на ней. Жили здесь мещане в собственных домах. Пользуясь близостью речного порта, где в ХVIII-ХIХ – начале XX вв. шла бурная торговая жизнь, сдавали квартиры и комнаты под ночлег и длительное проживание приезжим. К 70-м годам XX в. деревянные постройки пришли в ветхость, их стали заменять новыми, этот процесс продолжается поныне. На улице осталось всего три деревянных дома постройки XIX в., есть «хрущевки» начала 60-х гг. XX в. (д. 2), панельные «брежневские» дома 70–80-х гг. (д. 12,16,18,20), панельные и кирпичные постройки 2001–2002 гг. (д. 1,5).


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

Нынешняя длина улицы не превышает 600 метров. Еще сравнительно недавно – лет 15 назад – в начале улицы находился кинотеатр «Победа», который разобрали, теперь на его месте строят 32-квартирный жилой дом.

Улица Свердлова пересекает три городских квартала. От Туры до ул. Комсомольской она давно покрыта асфальтом, последняя стройка здесь закончена в 2002 г. Далее до ул. Елецкой она становится вдвое уже, большая часть ширины улицы занята деревьями и зелеными газонами.


КЛАДБИЩЕ

Видимо, с середины XVIII в. (точная дата не установлена) территория, ограниченная современными улицами Свердлова – Осипенко – Немцова – Даудельная, была отведена под городское кладбище.

Часть кладбища от Осипенко до Комсомольской застроена жилыми домами еще в 50-е гг. XX в. Застраивается она и теперь: расширяется 3-я городская больница, построен инфекционный корпус, акушерский стационар; на углу Свердлова и Комсомольской еще имеется свободный кусок земли, густо заросший бурьяном и огороженный бетонным забором. Где-то тут находилось холерное кладбище и холерные бараки, построенные в конце XIX в. и давшие начало современной 3-й горбольнице.

Кладбище было официально закрыто для погребений в сентябре 1884 г., хотя еще долго проводились «подзахоронения» усопших вблизи родовых мест.

В конце 1779 г. на кладбище построили небольшую деревянную церковь, которую в 1833–1839 гг. заменили кирпичной на средства титулярного советника Дмитрия Воинова.

Всехсвятская церковь – единственная в Тюмени имеет цилиндрическую форму, потолок сделан сводчатым кирпичным. С 5 июля 1976 г. церковь считается памятником истории и культуры местного значения. В ней проводятся богослужения.


БОЛЬНИЦА

В прежние века в Тюмени нередко случались эпидемии неизлечимой тогда болезни – холеры. Холерными были 1889 и 1892 годы. Тогда на наиболее старом участке кладбища построили «заразный барак», где пытались лечить больных. 24 января 1902 г. на заседании городской Думы голова Тюмени А.И. Текутьев заявил, что намерен построить для города новую каменную больницу. По проекту архитектора К.П. Чакина к 1904 г. возвели двухэтажное здание. Теперь это лечебный корпус городской больницы. На его стене укреплена мемориальная доска, извещающая о благородном поступке А.И. Текутьева.

26 марта 1914 г. А.И. Текутьев сообщил на заседании городской Думы о намерении построить на больничной усадьбе новое каменное здание и установить там рентгеновский аппарат. Оно было достроено только в 1917 г. уже после смерти известного благодетеля. Здесь работал главным врачом почетный гражданин Тюмени П.И. Никольский в начале 20-х гг. XX в., при советской власти.

В июле-сентябре 1914 г. в городской больнице Тюмени лечился (после покушения Хионии Гусевой) друг царской семьи Григорий Распутин. Здесь его посещали местные и столичные знаменитости, беспокоились о здоровье.

К1913 г., когда намечались торжества по случаю 300-летия дома Романовых, в Тюмени на ул. Всехсвятской построили народное училище (школу) и назвали его Романовским. В годы первой мировой войны в нем располагался госпиталь для раненых воинов, доставленных в Тюмень с передовых позиций западного фронта. Теперь это трехэтажное здание – один из корпусов 3-й городской больницы, где расположен «Областной центр материнства и детства».

Дом на уму ул. Даудельной (№ 1) построен в 1904 г. как ночлежный дом для бродяг на средства Н.И. Давыдовского.

В окрестностях больничной территории в 1854–1856 гг. тюменским купцом И.В. Решетниковым построена казарма для инвалидной команды, названная Александровской в честь императора Александра II, который в 1837 г. был в Тюмени и ночевал в доме этого купца (теперь д. 18 по ул. Республики), где находится музей – усадьба Колокольниковых.

В 1941–1942 гг. на территории больницы располагался военный эвакуационный госпиталь № 2475. В середине 1942 г. сюда прибыл Краснодарский мединститут и работал почти до конца войны.


ЗДЕСЬ ЖИЛ И РАБОТАЛ НИФОНТ ВОКУЕВ

Четная сторона ул. Свердлова от Комсомольской до Елецкой застроена в 70–80-е гг. панельными многоэтажными домами. На стене дома № 18 установлена мемориальная доска, извещающая, что «в этом доме жил и работал участник Великой Отечественной войны, заслуженный работник культуры, почетный гражданин Советского района, один из составителей книги «Память» по Тюменской области Нифонт Трофимович Вокуев (1925–1997)». Он жил здесь последние годы своей жизни, а родился в с. Саранпауль Березовского района, учился в нацпедучилище г. Салехарда, с 1942 по 1945 г. воевал и дошел до г. Вены, столицы Австрии. Награжден боевыми медалями и орденами.

После войны Н.Т. Вокуев работал секретарем Березовского и Нижневартовского райкомов партии, председателем Советского райисполкома, с 1978 г. – начальником архивного отдела Тюменского облисполкома, где получил звание заслуженного работника культуры РФ и знак «Отличник архивного дела». При его участии изданы интересные сборники архивных документов о развитии отраслей народного хозяйства области, городов Тюмени и Тобольска. Выйдя на пенсию, Н.Т. Вокуев работал заместителем председателя Тюменского областного совета ветеранов войны и труда. Его назначили руководить группой подготовки книги «Память». Было издано девять томов, на страницы которых занесены фамилии и основные сведения о 107 тысячах тюменских солдат, сложивших головы на полях сражений Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Подробно о жизни и трудовой деятельности Н.Т. Вокуева можно прочитать в книге В.Д. Салмина «Гордость Югры».


ПОСЛЕДНИЕ МЕТРЫ

Заканчивается ул. Свердлова возле ул. Елецкой (кстати, на картах Тюмени конца XIX – начала XX вв. она названа Илецкой). Ее нечетную сторону украшают новые краснокирпичные дома постройки середины 90-х гг. XX в. На четной стороне поднимается глыба девятиэтажного, облицованного белой плиткой дома постройки 80-х гг.

Последний дом № 35, где работает аптека, – бывшая городская богодельня, построенная на средства купцов А.Я. Максимова и И.П. Войнова.

В конце улицы с середины 90-х гг. неспешно идет строительство областного музейного комплекса, говорят, единственного в своем роде во всей России.

Осталось нам, тюменцам, дожить до окончания строительства этого грандиозного комплекса и посмотреть новые оригинальные экспозиции, посвященные истории нашей земли.

Строительство началось в апреле 1996 г. с намерением закончить здание в 1999 г. – в год его 120-летия. Авторы проекта: мастерская московского архитектора Б.Д. Кожушаного и проектное бюро «БК Аэроинженерии» из г. Белграда (Сербия). Проект очень дорогой. Бывший губернатор С.С. Собянин в 2003 г. высказал однажды сомнение в необходимости продолжения стройки, чем вызвал возмущение музейных работников, давно составивших концепцию экспозиции нового музейного комплекса и ждущих только когда власти разрежут пресловутую «красную ленточку» – символ окончания строительства. В 2004 г. решили музей достраивать, а в 2006 г. уже туда переехала администрация музея.

Справа напротив музея ещё в 1990 г. болгарские строители возвели гостиницу «Прометей», не выделяющуюся своими архитектурными формами. Зато возвышается элегантное здание другой гостиницы – отеля «Тюмень», построенного в 1993–1995 гг. рабочими и инженерами турецкой строительной фирмы «Гама А. Ш.» из Анкары. Это первое в Тюмени здание «турецкой» постройки. Оно весьма уместно украсило собой этот тесный перекресток улиц.






Всехсвятский круглый храм. Колокольня-новодел




УЛИЦА НЕМЦОВА


Эта улица находится в историческом центре Тюмени. Она оригинальна тем, что по первой трети длины по ней можно пройти и проехать на автомобиле, на второй трети улица превращается в пешеходную тропу, а на последней трети исчезает совсем.


ЖЕРТВА АРХИТЕКТУРЫ

Такой улица стала в результате незаконченной деятельности нескольких поколений городских архитекторов. Еще в 60-е гг. XX в. решили старую, нарезанную по первому генплану 1766 г. густую сетку улиц разредить. Вместо мелких кварталов сделать крупные. Это позволило бы убрать часть светофоров и этим ускорить движение городского транспорта. В ходе этой перестройки часть улиц должна была исчезнуть с карты Тюмени. Их стали перегораживать новыми длинными домами, которые не вписались в старые кварталы, но хорошо вписывались в укрупненные новые.

Одной из таких обреченных на исчезновение улиц старой Тюмени оказалась ул. Немцова. По сути, она почти исчезла, но как память о ней остались указатели с названием на стенах домов.


ЗВАЛАСЬ ОНА СОЛДАТСКОЙ КОГДА-ТО

В конце XIX в. улица называлась Солдатской, потому что в том месте, где она выходила на Сибирский тракт (теперь ул. Республики), стояло двухэтажное здание военного присутствия Тюмени, занимавшееся набором рекрутов в царскую армию и флот. В 1909 г. присутствие возглавлял переведенный из г. Каинска подполковник Владимир Яковлевич Куйбышев – отец известного советского государственного деятеля Валериана Владимировича Куйбышева (1888–1935), в честь которого в пос. Калинина названа улица. Отец В. В. Куйбышева умер в Тюмени и похоронен на Текутьевском кладбище. Могила сохранилась.

Здание присутствия стояло примерно там, где теперь высится многоэтажное сооружение междугородной телефонной станции. Его разобрали в середине 70-х гг., когда застраивалась ул. Республики. Место не отметили ни памятной доской, ни каким-либо другим знаком. А между тем здание городского военкомата было истинно историческим. Здесь в 1918 и 1919 гг. собирали тюменцев, мобилизованных в Красную армию, отсюда уходили на военную службу парни в 20–30-х гг. Здесь в июне 1941 г. стояли в очередь добровольцы и мобилизованные тюменцы на войну с гитлеровской Германией. Военкомат был единственным на всю Тюмень до начала 70-х гг. XX в., когда город разделили на районы (теперь округа) и в каждом создали свои военные комиссариаты.

Улица сформировалась в конце XIX в. Она отделяла старое кладбище и аптекарский сад госпожи Александры Ивановны Даудель от так называемых «новых кварталов», нарезанных землемерами для поселения жителям Сараев, а потом и всем желающим. Начиналась ул. Солдатская возле Загородного Александровского сада и шла наискосок через квартал, где теперь стоит Дом печати, к тому месту, где сходятся Комсомольская и Осипенко, и продолжалась к ул. Республики.

Современная градостроительная ситуация в этом месте сформировалась только в 50-е гг. XX в. Прежде здесь была густая сетка улиц, застроенных деревянными избами, а место называлось Солдатской слободкой.


ПОТОМ БЫЛА УЛИЦЕЙ ШВЕРНИКА...

В конце 20-х гг. прошлого столетия ул. Солдатскую переименовали в ул. Шверника (1888–1970). Это был известный политический деятель Советского Союза в 20–60-е гг. XX в. Он активно начал свою карьеру комиссаром на фронтах гражданской войны, работал в профсоюзных органах, возглавлял парторганизацию Уральской области в 1927–1928 гг. Видимо, по распространенной тогда моде и назвали тюменцы улицу в честь секретаря обкома партии, чтобы потрафить областному начальству. Тяжело пришлось Николаю Михайловичу Швернику на Урале. Кроме проведения в жизнь громадных планов индустриализации, начиналась коллективизация уральской деревни. Плохо шла заготовка зерна в госрезервы, плохо собирались с мужиков увеличенные в 2,5 раза денежные самообложения и налоги.

Недолго пробыл Шверник на партийной работе. С 1930 по 1944 гг. был первым секретарем ВЦСПС – Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов, в 1953–1956 гг. – работал председателем ВЦСПС. В промежутках между постами по профсоюзной линии он где только не работал! Это был настоящий бюрократ-трудоголик. На руководящих должностях он пробыл почти до самой смерти (до 82 лет). Н. М. Шверник только орденов Ленина имел пять штук, в 1958 г. ему присвоили звание Героя Социалистического труда. Он дважды бывал в Тюмени в 60-е гг. XX в. Похоронен Шверник у Кремлевской стены на Красной площади в Москве.

Н. М. Шверник – один из немногих людей когорты И.В. Сталина, который смог избежать репрессий 30–40-х гг. Можно сказать, прожил «от Ильича (В.И. Ленина) до Ильича (Л. И. Брежнева) без инфаркта и паралича», как говорили в 1980-е гг. о таких долгожителях. Однако земная слава переменчива...


...И, НАКОНЕЦ, СТАЛА УЛИЦЕЙ НЕМЦОВА

Вскоре после смерти И.В. Сталина (1953 г.) руководящая партия начала борьбу с «пережитками его культа личности». Было велено переименовать улицы, названные именами еще живых государственных и прочих деятелей (исключение сделали только в 1961 г.: в честь первого космонавта Земли Ю. А. Гагарина разрешали называть различные гражданские объекты Советского Союза). Тюменские власти, повинуясь партийной дисциплине, на заседании горкома 7 декабря 1957 г. переименовали ул. Шверника в ул. Немцова.

Николай Михайлович Немцов (1869–1938) – сын тульского рабочего. После окончания земской школы с 13 лет работал подручным у слесаря на оружейном заводе. В 17 лет вступил в социал-демократический кружок и получил подпольную кличку «Макар». Участвовал в революционной работе в Туле, Питере, в 1905 г. его арестовали и в 1907 г. выслали на вечное поселение в Обдорск вместе с Л. Троцким и Б. Кнунянцем. Удалось перебраться в Тобольск. Амнистию получил после февральской революции 1917 г. Вернулся в Питер, где создал один из первых отрядов Красной гвардии. Летом 1917 г. большевики послали его в Тобольск вести революционную работу. Здесь же жила семья Н. М. Немцова. Работал он в губернском продовольственном комитете.

Когда в декабре 1917 г. в Тюмени создали первый большевистский комитет, Немцова избрали в его состав. 5 апреля 1918 г. Тобольскую губернию переименовали в Тюменскую и в Тюмени создали исполнительный комитет Тюменского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Председателем исполкома избрали Н. М. Немцова. Он стал первым советским «губернатором».

20 июля 1918 Г. Н. М. Немцов вместе с красными отрядами ушел из Тюмени за Урал. Работал председателем горсовета в Туле, возглавлял губернскую парторганизацию в Тамбове. В 1921 г. при нем там возникло крестьянское восстание («антоновщина»). В1920–1930 гг. работал в Москве в наркомате юстиции, был членом Верховного суда Российской Федерации и СССР, заместителем председателя ВЦИК. Его избирали делегатом VIII, IX и X партийных съездов. Однако важные посты в правительстве не спасли его от репрессий. В 1938 г. Н. М. Немцова расстреляли как «врага народа». Через 20 лет тюменские партийные товарищи вспомнили о первом губернаторе – руководителе области и назвали в его честь улицу. Н. М. Немцова к тому времени как раз реабилитировали.

Осенью 2003 г. в ходе избирательной кампании в Государственную Думу в Тюмень приезжал Борис Ефимович Немцов – лидер партии Союз правых сил (СПС). Ему сообщили, что в Тюмени есть улица в честь его однофамильца. Борис Ефимович собрал жителей улицы Немцова с фамилией Немцовы, такие, оказывается, есть, и беседовал с ними в узком кругу о «фамильных» делах. Однако 7 декабря тюменцы плохо проголосовали за СПС. Партия не прошла в Госдуму и стушевалась, будто и не было рафинированных «демократов».


СОВРЕМЕННЫЙ ВИД

От ул. Циолковского до ул. Осипенко по четной стороне еще недавно догнивали деревянные постройки середины 50-х гг. прошлого века. К 2005 г. избы заменили многоэтажными кирпичными красавцами. Здесь трудно разрешаются непримиримые интересы жителей старых «деревяшек» и новых застройщиков. Снося ветхие домишки, застройщики должны дать квартиры их жильцам, но там уже давно прописано по нескольку семей. Снося один дом, надо дать 3–5 квартир. Под новый дом нередко сносят 5–10 «деревяшек», в итоге надо отдать взамен столько квартир, что, как говорят застройщики, нет смысла строить новые дома. Люди годами судятся, заваливают жалобами органы власти, пишут президенту. Иной раз «красный петух» пытается разрядить ситуацию. К счастью, пока на Немцова он не выступал в роли арбитра.

Нечетную сторону улицы расчистили еще перед постройкой Дома печати.

За ул. Осипенко в 2001 г. фирма «Лаптев и партнеры» построила девятиэтажный жилой дом № 22 с офисом и рестораном под названием «Н^2^О» на первом этаже. Дом именной: на его фасаде барельефный портрет нашего земляка Д. И. Менделеева, а высоко под крышей название «Менделеев Hause». В последнее десятилетие такие гибридные названия магазинов, фирм весьма распространились в Тюмени. Есть Сибинтел, Видео-Интернэшл-Солитекс, Kettler-спорт и другие.

Вплоть до ул. Володарского улица Немцова застроена многоэтажными домами, возведенными в 80–90-х гг. прошлого века. Здесь есть «хрущевки» из силикатного кирпича и бетонные «панели» брежневского времени. На мало-мальски свободном пятачке втискиваются современные дома, облицованные «итальянским» кирпичом, сделанным в тюменских Винзилях или свердловском Камышлове.

В трехэтажном белокирпичном доме № 34 располагается Центр скорой помощи и станция скорой медицинской помощи.

От ул. Осипенко до ул. Даудельной четные дома и детсад № 5 стоят уже на территории бывшего городского кладбища.

После Даудельной улица Немцова становится только пешеходной. После перекрестка с ул. Советской среди «хрущевских» пятиэтажек сохранился двухэтажный деревянный особняк с резными наличниками окон – памятник деревянной архитектуры конца XIX в. (д. 102). В нем располагается городской ЗАГС. Между ул. Хохрякова и Володарского еще виднеется ул. Немцова, справа находится территория гимназии № 21, слева – детского сада № 135. На ул. Володарского, поперек того места, где когда-то проходила улица, поднимается громадное здание – корпус № 4 нефтегазового университета. До середины 90-х гг. здесь находился Западно-Сибирский НИИ геологоразведки (ЗапСибНИГНИ), который в разное время возглавляли известные в России и за рубежом ученые: Н. Н. Ростовцев и член-корреспондент АН СССР И. И. Нестеров. Неоспоримы приоритеты института в подтверждении нефтегазоносности Западно-Сибирской низменности, но в годы перехода от социализма к капитализму геология оказалась невостребованной, НИИ влачил жалкое существование, и в середине 90-х гг. его передали университету. Теперь здесь находится учебный институт геологии и геоинформатики ТГНУ и научный институт геологии нефти и газа.

Дворами от ул. Володарского можно пройти на ул. Республики. От ул. Немцова в этом квартале не осталось ничего. Весь квартал перестроен в 70–80-е гг. XX в.


СКВЕР ИМЕНИ НЕМЦОВА

На четной стороне ул. Республики, между реконструируемым зданием Владимирского сиропитательного заведения (дом № 60) и Гипротюменьнефтегазом (№ 62), расположен небольшой кусок леса, где растут лиственницы, тополя, липы. Теперь он называется сквером имени Немцова, а посажены деревья в 70-е гг. XIX в., когда построили на деньги купца С. М. Трусова и его дочери Фотинии сиропитательное заведение. Это был сад для прогулок и игр воспитанников. При Советской власти его не раз переименовали: в 1930-е гг. называли Садом металлистов (был в ведении завода «Механик» – позже станкостроительного), потом Садом Шверника.

В 70-е гг. XX в. в саду обосновались тюменские любители народной игры в городки – и сквер назвали Спортивным. Здесь были бетонированные площадки для игры, всегда лежали биты и кегли, любой горожанин мог в любое время проверить свою меткость глаза и силу руки. Потом увлечение городками прошло, и к 400-летию Тюмени в 1985 г. сквер получил имя Н. М. Немцова, а Спортивным назвали сквер по ул. Горького, напротив завода строительных машин. До лета 2002 г. со стороны ул. Республики стоял невысокий пилон с надписью, сообщавшей, что сквер назван в память первого председателя исполнительного комитета Тюменского губернского совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Н. М. Немцова.

Сквер был засажен сиренью, старыми тополями, он задичал, превратился в летучий вещевой рынок, приют бомжей и общественный туалет. В 2002–2003 гг. его основательно перестроили: вырубили старые кусты, убрали дряхлые тополя со стороны ул. Республики, посадили молодые деревья, посеяли газонную траву, установили новые светильники. Сквер преобразился, стал прозрачным для солнца и глаз. В 2004 г. установили для полного комплекта фонтан.

26 ноября 2004 г. на окраине сквера, обращенной к ул. Республики, установили бюст Б.Е. Щербины, работавшего с мая 1961 г. по декабрь 1973 г. Первым секретарем Тюменского обкома КПСС. При нем началась разработка нефтяных и газовых месторождений на Севере области, проложены первые нефте- и газопроводы в Европейскую Россию и за границу.

По случаю 85-летия со дня рождения Бориса Евдокимовича, в Москве сформировалась инициативная группа бывших его соратников, к ним присоединились единомышленники и сослуживцы в Тюмени, написали в марте 2004 г. письма в администрацию области и города с просьбой установить памятник Б.Е. Щербине, и идея памятника прошла удивительно быстро до её реализации тюменским скульптором Геннадием Вострецовым в бронзе.

Новые тюменские демократы пытались организовать протест, взывали к горожанам: памятник Щербине – это памятник ненавистной (им) большевистской эпохе, которая много нагадила России. Указывали на кощунство события: бывшие коммунисты ставят памятник успешному коммунисту (Щербине) в сквере имени коммуниста Немцова, убитого самими же коммунистами.

Тюменцы отнеслись совершенно равнодушно к установке памятника коммунисту Б.Е. Щербине. Протестных действий не было. Утром в день открытия памятника шел густой снег. Собралось человек 50–70 бывших начальников, привели около сотни студентов с транспарантами и плакатами, духовой оркестр играл мелодии советского времени... С речами и венками управились минут в сорок и разошлись по мягкому нехрустящему снегу.

Теперь бронзовый Б.Е. Щербина взирает на равнодушную толпу тюменцев, спешащих по своим делам по ул. Республики. Мало кто из них знает что-либо существенное о судьбе этого человека и его роли в истории города Тюмени и области...


НА ДАЛЬНЕМ КРАЮ

Улица Немцова продолжается за одноименным сквером на площади Единства и Согласия. Тут нет ничего похожего на улицу, только площадь, но за выступом здания арбитражного суда Западно-Сибирского округа, которое относится к ул. Ленина, стоял высотный дом № 105, где до недавнего времени располагалось

ОАО «Градъ» – проектный институт, по планам которого застраивались многие северные города области и Тюмень в том числе. Когда-то «Градъ» назывался «Тюменьгражданпроект», собирался работать масштабно и построил для себя высотное здание, доставшееся теперь Арбитражному суду. В 2002 г. «Градъ» взялся разработать генеральный план застройки Тюмени, но не сошелся с администрацией города в цене. Контракт был расторгнут.

Теперь новый генплан сделал уже известный тюменцам «Ленгипрогор», который и в 1987 г. делал генплан развития Тюмени. «Градъ» переехал на ул. Республики, 61, а дом 105 сломали.


МАЛАЯ РОДИНА ЮРИЯ ГУЛЯЕВА

Старшему поколению тюменцев не надо объяснять, кто такой Юрий Александрович Гуляев (1930–1986), но молодежь уже не знает своего славного земляка. Юрий Гуляев – певец (лирический баритон), народный артист СССР (с 1968 г.), лауреат Государственной премии (1975 г.). Он окончил Свердловскую консерваторию в 1954 г. С 1960 г. работал в Киеве, в Украинском театре оперы и балета, с 1975 г. – в Большом театре Москвы.

А родина Юрия Гуляева – Тюмень. Конкретно – ул. Немцова, д. 12. С 1936 г. он жил в этом доме, тогда еще на ул. Шверника, учился в школе № 25 на ул. Первомайской, потому что школа № 21, ближайшая к дому, хоть и была средней, но обучались в ней только девочки (с 1946 по 1954 гг. в городских школах было раздельное обучение мальчиков и девочек). Гуляев окончил школу в 1948 г.

По рассказам домашних, с трех с половиной лет Юра учился играть на гармошке, а в шесть лет играл хорошо. Лет в 14 ему купили баян, и Юрий практически самоучкой освоил инструмент – в музыкальной школе удалось поучиться всего три месяца. Он пел и играл на всех школьных вечерах, участвовал во всех городских, районных, областных концертах самодеятельности. Его приятный голос, душевное исполнение песен и романсов нравилось слушателям.

Учась в 9–10 классах, Ю. Гуляев участвовал в работе хора завода «Пластмасс». Это был тогда лучший хор в городе: 35 женщин и 25 мужчин. Работал Юрий и в хоре завода автотракторного электрооборудования (АТЭ) аккомпаниатором.

Уже будучи певцом с мировым именем, Ю.А. Гуляев приезжал в Тюмень с концертами. Особенно запомнился тюменцам его концерт в 1969 г., в тогда еще недавно открытой после реконструкции филармонии.

В 80-е гг. XX в. родителям Ю. Гуляева дали благоустроенное жилье, и они уехали с ул. Немцова.


СТРАСТИ ПО ДОМУ № 12

В 2003 г. из-за дома № 12 по ул. Немцова начались многочисленные разбирательства в судах Тюмени. ОАО «Сибстройсервис» в 2001 г. получило здесь землю в аренду под строительство благоустроенного жилья, возвело многоэтажный дом и добралось до дома № 12, чтобы снести его. И тут на дом вновь заявила права семья Гуляевых.

Любят у нас после драки кулаками махать: когда территорию отвели под снос, вдруг объявились поклонники творчества Ю. Гуляева, повесили на ветхий домик памятную табличку и выставили встречные проекты: посадить тут аллею, построить музыкальный фонтан с песнями Ю.А. Гуляева, сделать Тюмень всероссийским центром Ю.А. Гуляева, создать музей певца и т.д. Интересные планы, но где их авторы были раньше? Дом № 12 все же снесли, на его месте в 2005 г. вознесся к небу десятиэтажный красавец.

Память о Ю.А. Гуляеве в Тюмени пока сохраняется в масштабах, пропорциональных его роли в российском певческом искусстве 60–80-х гг. XX в. На здании школы № 25, где он учился, установлена мемориальная доска с барельефом певца, в школьном музее есть небольшая экспозиция, посвященная бывшему ученику. В районе коттеджной застройки у пос. Антипино в конце XX в. улицу назвали именем Гуляева.

В начале 90-х гг. концертному залу областной филармонии присвоили имя Ю.А. Гуляева, об этом сообщала мемориальная доска, укрепленная на здании филармонии со стороны ул. Республики. В процессе ремонта 2002–2003 гг. доска исчезла, предполагают, что её присвоили коллекционеры. С 1993 г. в филармонии проводятся ежегодные открытые конкурсы оперных исполнителей имени Ю.А. Гуляева. Конечно, и музей был не лишним для Тюмени, и всероссийский центр тоже.

6 июня 2004 г. у входа в филармонию установили бронзовый барельефный портрет Ю.А. Гуляева, изготовленный тюменским скульптором Н. В. Распоповым. Весной 2005 г. несколько организаций города выдвинули кандидатуру знаменитого земляка для избрания (посмертно) в почетные граждане г. Тюмени. Это звание Ю.А. Гуляеву присвоили в 2005 г.

В масштабах России Ю.А. Гуляев увековечен в названиях Всероссийского фонда русской классики, есть его тюменский филиал, в котором работает жена брата Юрия Гуляева, Бориса Александровича, – Татьяна Георгиевна.




БУЛЬВАРЫ ТЮМЕНИ


В начале XXI в. власти Тюмени вдруг загорелись идеей создания в городе бульваров. Рассмотрим «бульваризацию» Тюмени в историческом ракурсе.


ЧТО ТАКОЕ БУЛЬВАР?

Русское слово «бульвар» происходит от французского слова «boulevard». В современном немецком языке есть слово «Bollwerk» с таким же смысловым значением – «городской вал». Когда в XVIII в. вокруг европейских городов-крепостей начали уничтожать ставшие ненужными в военном отношении и сдерживающие рост поселений городские укрепления, представленные в основном крепостными земляно-каменными валами, на их месте стали садить ряды деревьев, под сенью которых вечерами прогуливались горожане.

Старое слово «бульвар» с новым смыслом – место прогулки среди деревьев – широко разошлось по миру, достигло России, где тоже стали устраивать бульвары. В Москве есть целое Бульварное кольцо, устроенное как раз на месте бывших земляных укреплений – валов. В Тюмени тоже был земляной вал и ров, но на их месте сделали современную улицу Челюскинцев. Однако городу хотелось иметь бульвар для прогулок горожан в праздничные дни – это было престижно.


ПЕРВЫЙ БУЛЬВАР

В XIX в. городским бульваром в Тюмени называли сад напротив Спасской церкви, где теперь огорожен целый квартал вокруг Дома детского творчества, бывшего Дворца пионеров. Дата его посадки окончательно затерялась в анналах тюменской истории, но, несомненно, произошло это не ранее второй половины XVIII в., когда город стали застраивать по «регулярному» плану – первому генеральному плану застройки Тюмени. В конце XIX – начале XX в. этот сад, или бульвар, называли Текутьевским, поскольку купец 1-й гильдии А.И. Текутьев содержал его на свои средства, устанавливал и ремонтировал скамейки, беседки и прочее садовое оборудование.

В 1897 г. местная «Сибирская торговая газета» так описала состояние Текутьевского сада-бульвара: «Среди города, против церкви на Спасской улице, расположен небольшой бульвар... Он мог бы служить прекрасным местом для прогулки и отдыха. Кажется, с того времени, как посадили эти четыре ряда березок, ни одна заботливая рука ни к чему здесь не притронулась. Ограды почти нет, почему на траве свободно разгуливает скот обывателей. Среди бульвара находится канава, полная какой-то вонючей жидкости; скамейки, дорожки – все неряшливо, безобразно до такой степени, что этому бульвару вполне можно присвоить название «мерзость запустения».

Больше никаких мест гуляний в Тюмени бульварами не называли. Однако если учесть, что словари определяют бульвар как «аллею посреди улицы, широкую улицу, обсаженную деревьями», то бульваром можно было назвать и сад приказчиков на берегу Туры напротив Гостиного двора, и аллею в Александровском загородном саду.


БУЛЬВАРНЫЙ ТУПИК

При советской власти полноценных бульваров в Тюмени не было, все места отдыха назывались садами. Однако был все же Бульварный тупик, переименованный позже в ул. Бульварную.

Это странное название я нашел в списке улиц Тюмени, составленном краеведом П.З. Засекиным в 1952 г., его опубликовал в III томе «Окрика памяти» В. Е. Копылов. Мне удалось выяснить, что школа № 30 стоит на Бульварном тупике. До середины XX в. Московский тракт, как и теперь, спускался к Тюмени по пологому склону и пересекал железную дорогу примерно там, где находится известный своими пробками «горбатый мост». В середине XX в. у самого тракта построили школу № 30, а чтобы шумный тракт не мешал детям и учебному процессу, его пустили в обход по ул. Зои Космодемьянской на Червишевский тракт и далее в город. Кусок бывшего Московского тракта от перекрестка ул. Ленинградской с ул. Зои Космодемьянской до ул. Карла Маркса возле школы № 30 обсадили деревьями и назвали Бульварным тупиком, видимо, потому, что он был непроезжим. Позже его переименовали в ул. Бульварную, а потом и совсем забыли. Теперь считается, что школа № 30 стоит на ул. Московский тракт, д. 2 б.

В середине 50-х гг. XX в., когда только заложили нынешний Комсомольский сквер, обстановка у новой школы совсем не походила на бульварную. Теперь же сквер разросся, есть где погулять, тихо и уютно.


ОПЯТЬ ТЕКУТЬЕВСКИЙ БУЛЬВАР

14 апреля 2002 г. тюменский предприниматель и депутат городской Думы по избирательному округу № 7 Владимир Васильевич Михайлов предложил на заседании постоянной комиссии по организации городского самоуправления увековечить в названиях уличной сети Тюмени имя Андрея Ивановича Текутьева (1839–1916). «Неужели человек, столь много сделавший для культурного статуса Тюмени, не заслужил право дать свое имя улице родного города?» – сказал в заключение В. В. Михайлов. В итоге постоянная комиссия предложила городскому совету по топонимике переименовать ул. Водопроводную в ул. А.И. Текутьева. Однако совет отказался, потому что, во-первых, это дорого стоит, во-вторых, улицы переименовывают только тогда, когда их две с одинаковым названием, в-третьих, название улицы историческое, по ней в 60-е гг. XIX в. проложили первый тюменский (Сибирский) водопровод.

Получив отказ, постоянная комиссия предложила совету по топонимике назвать именем А.И. Текутьева строящуюся набережную реки Туры. Однако и это предложение не прошло: набережная еще строится, и, возможно, это затянется на много лет, а потому не стоит называть именем А.И. Текутьева неоконченный объект. Почетный гражданин Тюмени, профессор В. Е. Копылов предложил вернуть прежнее имя Текутьевского сада скверу возле дома детского творчества, однако и это предложение не приняли. Очень уж невзрачен теперь этот уголок Тюмени: в нем не более десятка кривых кленов, чугунная ограда кое-где поломана – опять там «мерзость запустения».

16 декабря 2002 г. депутат В.В. Михайлов предложил переименовать в ул. А.И. Текутьева современную ул. Дзержинского, она небольшая, на ней нет сколько-нибудь значимых учреждений и предприятий. Свое письмо он закончил словами: «Столько средств вложил А.И. Текутьев в развитие г. Тюмени, что сейчас стыдно перед его памятью экономить на переименовании улочки в его честь. Не на том экономим!».

Наконец, после всесторонних обсуждений совет по топонимике предложил главе города С.М. Киричуку присвоить имя А.И. Текутьева элементу уличной сети города, находящемуся рядом с Текутьевским кладбищем. 28 апреля 2003 г. С.М. Киричук подписал необходимое распоряжение. Вскоре на бульваре установили соответствующие указатели.

Текутьевский бульвар образовался на краю одноименного кладбища в результате реконструкции ул. Республики, проведенной к 400-летию Тюмени в 1986 г. Прежде кладбище подходило к самому тротуару, вдоль которого стоял характерный для Тюмени дощатый забор грязно-зеленого цвета. В ходе реконструкции поставили новую литую чугунную ограду, но перенесли ее на 50 метров вглубь кладбища. На выделенной территории сровняли могилы, проложили асфальтированные дорожки, установили скамейки, вырубили кустарник, насадили новый. Длина бульвара около 350 метров, растут на нем березы и тополя, несколько елок и рябин. К Новому году его украшают иллюминацией. Весной на Радуницу, или Родительский день, тюменцы приносят венки на еще не забытые могилы и кладут их прямо на асфальт.

Растущие на бульваре и соседней территории кладбища старые деревья имеют более чем вековой возраст: тополя и березы – до 110 лет, сосны – до 120 лет, ели – до 130 лет. Они посажены, видимо, еще над первыми могилами. Теперь деревья представляют собой интересный объект для изучения состояния окружающей среды на этой окраине Тюмени в течение всего XX века. Дело в том, что в стволах деревьев ежегодно откладываются слои новой древесины в виде колец, по природе и структуре которых можно реконструировать состояние и воздействие на деревья природных факторов: температуры и влажности воздуха, почвы и др. Такой дендрохронологический анализ провели весной 2001 г. сотрудники Института проблем освоения Севера. Они дали ценный материал для характеристики природной среды в Тюмени за сто последних лет. В 2005 г. бульвар устелили брусчаткой.


БУЛЬВАР ИМЕНИ БОРИСА ЩЕРБИНЫ

Бульвара Щербины в Тюмени пока нет, но официальное название есть и утверждено соответствующим распоряжением главы города 25 июля 2003 г. Бульвар проектируется вблизи станции Войновка. Как написано в официальных документах, «в целях увековечения памяти Бориса Евдокимовича Щербины, Героя Социалистического труда, внесшего значительный вклад в освоение недр и развитие Западно-Сибирского нефтегазового комплекса, в социально-экономическое развитие города Тюмени».

Идея исходила от московского оргкомитета по проведению мероприятий, посвященных памяти Б.Е. Щербины. 29 марта 1999 г. председатель комитета В. Чирсков, лауреат Ленинской и Государственной премий, прислал письмо бывшему губернатору Л.Ю. Рокецкому с просьбой увековечить имя Б.Е. Щербины в названии улицы или площади в Тюмени. От губернатора письмо пришло к С.М. Киричуку и в конце концов – в совет по топонимике. Тогда, в 1999 г., в Тюмени нечего было назвать в память о Б.Е. Щербине, а в 2003 г. нашелся новый бульвар.

Молодое поколение тюменцев ничего не знает об этом человеке, потому сообщим краткие биографические сведения. Борис Евдокимович Щербина родился 5 марта 1919 г. в украинском городе Дебальцево (Донецкая область) в семье железнодорожника. Окончил Харьковский институт инженеров железнодорожного транспорта. Участвовал в 1940 г. в войне с Финляндией. Когда гитлеровцы захватили Восточную Украину, Щербина возглавил харьковский подпольный обком комсомола. После освобождения Харькова советскими войсками он работал инструктором обкома комсомола, состоял на партийной работе в Харькове.

В 1951 г. Бориса Евдокимовича в составе «партийного десанта» послали в Иркутск для укрепления областной парторганизации, где позже назначили вторым секретарем обкома. А в мае 1961 г. он прибыл в Тюмень на должность первого секретаря обкома партии и проработал на этом посту до декабря 1973 г. При нем в нашей области началась добыча нефти и газа, проложены первые нефте- и газопроводы, построены на севере новые города и поселки, начато строительство железной дороги Тюмень – Тобольск – Сургут – Новый Уренгой. Много внимания уделял Б.Е. Щербина развитию сельского хозяйства в южной части области и на Севере. Это был умный и цепкий хозяйственник, как тогда говорили – «истинный партиец», твердо проводивший «генеральную линию партии», не допустивший и в мыслях возможности её малейшего «искривления». В 1973 г. его перевели в Москву на должность министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности. С 1984 по 1989 годы он работал заместителем председателя Совета Министров СССР. В 1983 г. Б.Е. Щербине присвоили звание Героя Социалистического труда. В 1986 г. он возглавил правительственную комиссию по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, пробыл 92 дня в зоне катастрофы. Своим невозмутимым поведением «показывал пример большевистского презрения к «невидимой смерти» – радиации», хотя, конечно, и понимал её смертельную опасность. Он, например, созывал совещание крупных руководителей, от которых зависела скорость проведения необходимых работ, под стенами взорвавшегося энергоблока атомной станции, в зоне сильнейшей радиации, и, конечно, сильно облучился сам и подверг облучению своих коллег.

В начале 1989 г. Б.Е. Щербина возглавлял правительственную комиссию по ликвидации разрушительного землетрясения в гг. Ленинакане и Спитаке (Армения), однако уже был совсем слаб здоровьем и с мая 1989 г. ушел на пенсию. Умер 22 августа 1989 г. и похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.


СТРАСТИ ПО НОВОМУ БУЛЬВАРУ

В самом центре Тюмени, ограниченном улицами Ленина – Орджоникидзе – Герцена – Первомайской, находился самый грязный квартал города, хотя здесь располагались стадион «Центральный», Центральный парк культуры и отдыха, концертно-танцевальный зал, цирк. Он окружен улицами, перегруженными автотранспортом, на него распространяются выбросы завода пластмасс, а потому это самое «ядовитое» место города.

Этот квартал – примерно третья часть прежней огромной Базарной (Торговой, Рыночной, Хлебной) площади, сформировавшейся в 1861 г. В 20-е годы XX века улицу Ленина продлили от улицы Первомайской до улицы Профсоюзной и так отделили кусок площади, в дальнем углу которой находилось временное здание цирка.

В 1928 г. на площади начали строить городской стадион и закончили в августе 1934 г., когда Тюмень на год стала центром Обь-Иртышской области. В 1936 г. по краям стадиона посадили деревья. В той части, что еще недавно называлась Центральным парком культуры и отдыха, деревья посадили на субботнике рабочие городского конного парка (предшественник современного таксопарка). Это была своего рода историческая достопримечательность.

Ближнюю к современному ЦУМу часть в середине 30-х годов XX века назвали площадью Орджоникидзе, но потом название забылось. Как выглядела площадь, уже мало кто помнит, и когда ее в 1959 г. передали под присмотр машиностроительному техникуму, тут был пустырь. Его вспахали, в 1960 г. высадили деревья, кусты, разбили клумбы и цветники. Последующие неоднократные реконструкции этого участка превратили его в невзрачный скверик с парой асфальтированных дорожек и полусотней покосившихся кленов.

К началу XXI в. Центральный парк культуры и отдыха изрядно постарел, возникла идея его реконструкции. В 2003 г. объявили конкурс концепций парка и проектов его перестройки. Стадион «Центральный» уже лет 15 лежал в руинах, его реконструкцию так и не смогли закончить – бесконечно долго строили физкультурно-оздоровительный комплекс со стороны ул. Ленина. Осенью 2002 г. началось строительство теплого цирка, а летом улицу Герцена расширили за счет ЦПКиО и стадиона.

В конце лета 2003 г. конкурсная комиссия выявила победителя проекта реконструкции парка. Победители обещали сделать работу за три года. Однако неожиданно все изменилось. В октябре 2003 г. губернатор С.С. Собянин подписал распоряжение о строительстве на месте парка и стадиона бульвара. Работы планировали закончить к 60-летию области – 14 августа 2004 г. Строительство бульвара назвали «объектом № 1». Один из областных начальников сказал: «Этот проект еще удивит Россию», – и крылатая фраза пошла гулять в СМИ. Выяснилось, что хоть над входом в парк и написано «Центральный парк культуры и отдыха», так называться он не имеет права, поскольку, по нормам России, должен быть размером не менее 10 га, а в тюменском парке чуть больше 2,5 га – это только «зона отдыха». Пересчитали деревья, их в «зоне отдыха» 1400. По проекту на бульваре обещают посадить в полтора раза больше, хотя часть в ходе работ будет вырублена.

Когда объявили, что реконструкция обойдется по смете в 290 миллионов рублей, даже скептики поняли, что проект в самом деле «удивит Россию». На 16 га общей площади квартала уйдет в среднем по 1 813 руб. на 1 кв. м.

Официально стройка бульвара началась 26 января 2004 г. Парк закрыли. 29 января на совещании в Главном управлении строительства администрации области о проекте рассказал главный архитектор области Н.С. Лесков и ответил на вопросы прессы. Проект реконструкции разработал известный в Тюмени архитектор К.Н. Стержантов, автор обустройства пл. Единства и Согласия. 30 января пятеро тюменцев вышли пикетировать на площадь к администрации области против «озеленения» города, но из-за бодрого мороза долго не продержались. Газета «Тюменские известия» на своих страницах организовала дискуссию по поводу строительства бульвара в центре Тюмени. Мнения горожан разошлись. Городские власти сменили терминологию. Заместитель главы города И. Пустовит стал говорить не «строительство бульвара», а «реконструкция городского участка в границах улиц» таких-то. Будущий бульвар преподносился некоторыми представителями власти как «подарок тюменцам к 60-летию области». А настоящий подарок должен быть сюрпризом, конечно же... Видимо, чтобы горожане не видели черновой работы по изготовлению дорогого подарка, парк по периметру завесили синей материей. Глава города, вернувшись из командировки в Москву, получил, несомненно, подробный доклад о страстях по бульвару. Он сам обещал во всем разобраться, тем более что недавно публично высказался против утверждения проекта. 14 февраля глава города С.М. Киричук и С.С. Собянин посетили строительный «объект № 1», и это событие журналистская братия восприняла как акт примирения главы города с проектом бульвара...

На месте новостройки губернатор Собянин сказал, что в каждом уважающем себя городе есть хороший бульвар. По мере того как пустырь Центрального стадиона будет превращаться в зеленую зону отдыха, ряды противников бульвара поредеют.


КАК НАЗВАТЬ «МАЛЬЧИКА»?

Пока общественность в ностальгии по старому парку обсуждала «дорогой подарок горожанам», некоторые уже думали о его названии и даже высказали на этот счет предложения. Гражданин Тюмени Г.К. Иванов собрал 25 подписей, чтобы назвать бульвар Гуляевским в честь великого земляка певца Юрия Александровича Гуляева. Он не видит ничего смешного в тавтологии – «гулять по Гуляевскому», наоборот, считает, что благодаря этому название быстро приживется. 17 февраля, выступая на радио, Иванов сказал, что сам осмотрел горсад и пришел к выводу, что это уже и не парк, а крошечный сквер, густо напичканный аттракционами. Он считает, что Гуляевский бульвар от Первомайской до Орджоникидзе будет куда лучше.

Вопрос о названии бульвара обсуждался на заседании совета по топонимике. Решили объявить конкурс на лучшее предложение – как назвать бульвар, а пока он существует безымянным, его величают просто «пешеходным».

Однако народная топонимика имеет на сей счет свое мнение. Тюменская молодежь быстро обжила бульвар, после выходных и праздников оставляет на его обширной поверхности кучи мусора и пивной посуды – бутылок, банок. По этой причине бульвар уже называют Пивным, Мусорным, а после открытия трех ресторанов, возможно, назовут и Обжорным.

Были еще предложения назвать его бульваром Свободы, Желаний, Центральным, Искусств, Тюменский Арбат и др. На заседании комиссии по присвоению названий приняли вариант, предложенный Александром Захаровым, начальником управления по работе с населением Центрального округа г. Тюмени. Бульвар стал называться Цветным. В Тюмени стало совсем как в Москве, где тоже есть такой бульвар. В Москве есть цирк на Цветном бульваре, и в Тюмени тоже. 26 февраля 2007 г. глава города С. И. Сметанюк подписал по этому случаю «распоряжение», и название стало официальным.


ЧТО СДЕЛАНО

Строительство бульвара затянулось, его не закончили даже в 2006 г. Открыли 19 ноября 2004 г. спортивный комплекс (СК), строившийся с советских времен. В нем состоялись X Всероссийские состязания по греко-римской борьбе на призы В. Чебоксарова, олимпийского чемпиона. Концертно-танцевальный зал купил «новый русский» – уроженец Кавказа – и успел удачно реконструировать его, здание украсило бульвар. Теперь это заведение называется «Развлекательный комплекс «Империал». Его окна отсвечивают золотом, будто в них беспрерывно отражается заря.

Накануне 60-летия создания Тюменской области, 13 августа, открыли цирк на бульваре. Он построен по проекту тюменского архитектора И.Г. Литовки. Первое представление показали детям-детдомовцам. Рядом с цирком – площадь, на ней небольшая круглая арена с бронзовыми фигурами знаменитых российских клоунов: Олега Попова, Юрия Никулина, Карандаша (Михаила Румянцева). 21 июля ещё недостроенное здание цирка сдали в аренду Росгосцирку на шесть лет, подписан договор о сотрудничестве. В цирк приезжают лучшие цирковые коллективы России, так как своей цирковой труппы в Тюмени пока нет.

Кроме цирковой площади, на Бульваре ещё будут площади Спортивная, Искусств и Влюбленных. Со стороны ул. Ленина и Герцена посреди длины бульвара установлены две гранитных женских фигуры. Запустили в первом варианте фонтан, работу которого регулирует компьютер. Весной 2006 г. над фонтаном установили навес и женские изящные фигуры, олицетворяющие времена года – Зиму, Весну, Лето, Осень.

Перенесены аттракционы. Старое колесо обозрения демонтировали и установили у кинотеатра «Современник» в третьем микрорайоне. Для бульвара купили новое, современного дизайна и установили на новом месте, в стороне от центральной оси бульвара. С другой стороны оси – «Стела», аттракцион для испытания ощущения свободного падения.

У самой остановки общественного транспорта на ул. Ленина сооружено здание игровых автоматов «Вулкан» с баром. Не удержались власти, пустили на бульвар не только стаю ресторанов, но и игорное заведение для полного набора удовольствий народу. Этих заведений в самом центре города – целых шесть на расстоянии 100–150 м друг от друга. Не Тюмень, а местный Лас-Вегас. К весне 2007 г. их количество сократилось.

Со стороны центрального универмага входящего на бульвар встречает широченная полукруглая аркада на восьми парах колонн из нержавеющей стали. Через неё плохо видится бульвар, будто смотришь на него через растопыренные пальцы. Лучше было бы поставить её ближе к универмагу.

Ещё сделан в виде огромного туза червей (или сердечка) бассейн, зимой превращающийся в каток для детей.

А в целом бульвар смотрится широченной гранитной улицей. Деревьев вокруг мало. Летом бульвар – просто горячая гранитная сковородка.

Ещё в самом начале работ на бульваре строители то ли нечаянно, то ли нарочно сломали чугунную фигуру В.И. Ленина и вывезли в неизвестное место, хотя городские и областные власти обещали, ещё в самом начале работ, что традиционно стоявшая в Горсаду фигура Ленина будет сохранена.

В Горсаду стояла ещё скульптура А.С. Пушкина. Её хотел увезти к себе на дачный участок некий богатый тюменец для коллекции, но его опередила директор городской библиотеки семейного чтения им. А.С. Пушкина (той самой, которую открыли в 1899 г. к столетию со дня рождения поэта) Н. Горбунова. Она получила у С.М. Киричука разрешение увезти скульптурное изображение поэта в библиотеку его имени. Надежда Владимировна срочно наняла кран и грузовик, и А.С. Пушкин оказался в первом Заречном микрорайоне, в помещении библиотеки на ул. Газовиков, д. 30. У скульптуры были некоторые повреждения. После реставрации скульптуру великого поэта установили в читальном зале библиотеки.

Интересно, что скульптура А.С. Пушкина оказалась бесхозной, она не была занесена в перечень имущества Городского сада, и потому разрешение С.М. Киричука на её демонтаж оказалось ненужным. Скульптуру мог увезти к себе на дачу любой желающий, просто об этом никто не знал.

В начале марта 2006 г. на бульваре открыли рестораны: японской кухни «Планета суши», «Сам ем» и быстрого питания – «Ростик'с». Так что теперь тюменцы могут у себя дома объедаться почти теми самыми гамбургерами, от которых по-свински разжирело население Соединенных Штатов и догоняет их Германия с Францией. Тюмень становится на их роковой путь. А ещё будет «Макдональдс».

Основные работы по обустройству бульвара выполнили рабочие управления автомобильных дорог Тюменской области. И на 2007 год на бульваре ещё осталось немало работ.


АЛЬТЕРНАТИВА

Ещё в 2000 г., когда идея строительства бульвара на месте городского сада не существовала, гражданин Тюмени Леонид Афанасьевич Бородин составил оригинальный план парка для города с условным названием «Ворота Сибири» (так иногда называют г. Тюмень). В парке, который должен был расположиться на месте современного бульвара, предполагались аллеи из сибирских деревьев, скульптуры великих русских писателей, до полутора десятков фонтанов, детский уголок, ресторанчики в «русском» стиле, Дом новобрачных для свадебных торжеств и др.

Л. Бородин – не архитектор, он предлагал идею областным и городским властям. Ему и ответили через год из комитета по культуре Администрации власти: «проект... является в большей мере заявкой на проектирование, чем проектом. Представленные материалы недостаточны для выводов и заключений». Идею даже не попытались реализовать в проект. Это и понятно: у профессиональных архитекторов своих идей полно...


ПЕШЕХОДНЫЙ БУЛЬВАР ПОТАСКУЙ

Ещё в 1991 г. по инициативе главы г. Тюмени Г.И. Райкова и главного архитектора А.А. Ставецкого для разработки плана регенерации исторического центра создали организацию «Регита». Её сотрудники во главе с архитектором К.Н. Стержантовым разработали план комплексной застройки территории города со старинным названием Потаскуй. В 1995 г. план утвержден администрацией Тюмени. В нем отводилось место под пешеходный бульвар от ул. Советской у перекрестка с ул. 8 Марта до берега р. Туры. Площадь бульвара 1,2 га.

10 марта 2005 г. распоряжением администрации г. Тюмени № 1665 «проектируемой пешеходной связи в границах ул. Ванцетти – 25 Октября – берег реки Туры» присвоено наименование «пешеходный бульвар Потаскуй». Документ подписан С.М. Киричуком, бывшим ещё главой города.

Строительство бульвара началось в соответствии с распоряжением Администрации г. Тюмени от 6 июня 2001 г. ООО «Гражданинвестстрой» получило в 2004 г. в аренду участок будущего бульвара от ул. Советской до ул. Ванцетти и закончило работы в 2005 г. В ходе приема объекта выяснилось, что строители построили подземные автомобильные гаражи, а по их кровле устроили «бульвар». С таким положением не согласились члены совета по топонимике, да и между городскими властями пошли разногласия.

Руководство департамента градостроительной политики Тюмени считает такое совмещение гаражей с бульваром вполне приемлемым и намерено повторить подобный вариант при продолжении бульвара между ул. Ванцетти – Сакко и Комсомольская – Осипенко. Однако руководители Федерального агентства кадастра объектов недвижимости категорически против, так как это «влечет за собой наложение одного объекта недвижимости на другой объект недвижимости», что недопустимо по закону и сути.

По этой причине бульвар Потаскуй оказался короче первоначальной длины на расстояние между ул. Советской и Ванцетти. Этот несостоявшийся участок «бульвара» начинается от угла дома 53/1 а ступенями лестницы. Он неширокий, рядом съезд в подземные гаражи с ул. Советской. На их кровле установлены на чугунных столбах четырехугольные стилизованные под ХIХ век фонари и четыре шахты вентиляции гаражей высотой в полтора человека. Своей стеклянной стеной на «бульвар» выходит «Серебряковский торгово-офисный центр» (ул. Советскую до 1922 г. называли Серебряковской в честь полковника Серебрякова, зятя купца С. М. Трусова. Тесть и зять были известны в Тюмени своей благотворительностью). В «центре» можно купить помещение под ларек или офис. Рядом пивная на европейский манер – ирландский паб «Ticket to Dublin» («Билет в Дублин»). В Тюмени считается шиком написать название латинским шрифтом, хотя ни один ирландец в том пабе не был, наверно. Это несмотря на то, что ГОСТ запрещает писать названия на иностранных языках в России.

Над следующей ул. Ванцетти гаражи-бульвар поднимается на 2,5–3 м, туда ведут лестницы и пандус. С высоты гаражей уже просматривается направление будущего бульвара: в квартале ул. Ванцетти и Сакко заканчивается строительство жилого дома, фасадом обращенного к будущему бульвару. Как раз на бульваре оказался памятник деревянного зодчества – дом 32 по ул. Сакко. Его снесли в 2005 г. из-за ветхости.

Всего растительности на гараже-бульваре – две трогательно-пушистых елочки ростом в аршин. Нелегко им живется тут на бетонной полированной сковородке – крыше гаражей.






Фонтан на Цветном бульваре




ПЛОЩАДЬ ЕДИНСТВА И СОГЛАСИЯ


Многие города России в последнее десятилетие переболели повальным переименованием улиц, площадей и пр. Тюмень устояла, городские власти решили действовать по правилу: новые названия – только новым городским объектам.

Просторную, но безымянную площадь у перекрестка улиц Ленина и Орджоникидзе назвали площадью Единства и Согласия. Распоряжение об этом было подписано главой Тюмени С.М. Киричуком 25 июля 2003 г. Автор названия – С.М. Киричук, именно он предложил его городскому совету по топонимике, который 3 февраля после довольно шумного обсуждения проголосовал за предложение главы города.

Старшее поколение тюменцев помнит, что был при советской власти праздник Октябрьской (1917 г.) революции, который отмечали 7 ноября. Новые власти новой «демократической» России переименовали праздник в День Единства и Согласия, не разъяснив народу, кто с кем должен объединяться и соглашаться и по какому поводу. При большевиках было понятнее: существовал лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Так и празднуем до сих пор новый праздник с некоторым недоумением, считая, что новое название – всего лишь псевдоним старого.

Исходя из этого, можно считать, что название «площадь Единства и Согласия» – это псевдоним, за ним стоит «площадь 25 Октября», или «7 Ноября», если по новому летоисчислению. Кому как угодно, хотя новое летоисчисление большевики ввели только с 15 февраля 1918 г., так что до этой даты правильнее считать по-старому стилю.


СТАРОЕ...

В пору закладки Тюменской крепости на этом месте шумела тайга, которую вскоре вырубили для строительства и отопления города. Потом тут было поле и выгоны для скота. В середине XVIII в. здесь проложили от Екатеринбурга Московский тракт – теперь это ул. Орджоникидзе на отрезке до ул. Республики. В середине 80-х гг. XIX в. с другой стороны прошла железная дорога от станции Тюмень до станции Тура (убрана в 1988 г.). Улица Спасская (теперь ул. Ленина) застраиваться начала только в 60-е гг. XIX в., когда городские власти отвели место для новой Торговой площади – от современных ул. Первомайской до Орджоникидзе и от ул. Хохрякова до ул. Герцена. Площадь стали застраивать по периметру люди купеческого сословия и мещане, занимавшиеся мелкой торговлей и другими промыслами. От этой застройки теперь остался только двухэтажный кирпичный особняк, где в начале XXI в. нашел приют областной Дом офицеров и казино.

В начале 60-х гг. XX в. начали расчищать место под будущую современную площадь. Первым, с 1964 г., стали строить здание нынешнего комитета Госстатистики. В 1971 г. построили универмаг (ЦУМ), в 1975 г. переехал сюда на новые квартиры институт «Тюменьгражданпроект», по чертежам которого построена почти вся новая Тюмень и часть северных городов (с 1992 г. он назывался ОАО «Градъ») (в 2005–2006 гг. здание разобрали). В 1988 г. появился теплый крытый рынок и автостоянка.

Летом 1986 г. убрали последние деревянные дома по ул. Ленина от ул. Орджоникидзе до ул. Немцова. Это были очень старые дома, украшенные типичной для Тюмени резьбой, с воротами и калитками. Одним из таких домов был дом кузнеца Ивана Панфиловича Овчинникова, он стоял там, где теперь находится здание комитета госстатистики, снесен в 1964 г. Внучка кузнеца Ольга Александровна Полищук, проживающая в Тюмени, рассказала, что в 30–40-х гг. XX в. в их доме не было водопровода, по воду ездили к водонапорной башне, что на ул. Орджоникидзе, летом на телеге с кадкой, зимой на санках. Воду отпускал специальный человек по копейке за ведро. Рядом стояла долбленая колода – корыто, чтобы поить лошадей, тоже за плату.

В 1987 г. начали и в 1991 г. закончили строительство одиннадцатиэтажного пристроя к институту «Тюменгражданпроект», но до полного завершения стройку не довели, и десять лет она стояла, зияя пустыми окнами. К концу 80-х гг. XX в. площадь фактически сформировалась, но оставалась безымянной.

С 1993–1994 гг. площадь заняли мелкие торговцы-предприниматели под свои сборно-разборные парусиновые палатки. В основном это были люди, потерявшие в ходе экономических реформ работу или бросившие ее из-за недостойно низкой зарплаты.

Дважды в день – утром и вечером – площадь преображалась. Утром сюда приезжали люди с огромными сумками, расставляли палатки, раскладывали товары, и шла торговля в любую погоду, зимой и летом. Вечером разноцветье палаток убиралось, и площадь пустела. Места под палатки сдавались городскими властями в аренду. Эта была самая дорогая земля в городе по годовому доходу с квадратного метра старого асфальта.

В 1998 г. палаточную торговлю городские власти пытались убрать, так как она нарушала эстетическое восприятие центра Тюмени. Однако сделать этого не удалось, убрали только металлические торговые ларьки, тесно стоявшие друг к другу вдоль тротуаров.


...И НОВОЕ

Новая история площади началась в 2001 г., после избрания на должность губернатора С.С. Собянина. Он внимательно осмотрел столицу области и, видимо, остался недоволен ее внешним видом. Началась реконструкция... Для палаточной торговли отвели новое место чуть-чуть в стороне, на ул. Мориса Тореза. Площадь огородили бетонным забором и начали ее реконструкцию по проекту известного тюменского архитектора Константина Стержантова. Когда строители убрали забор, оказалось, что вместо асфальта уложен цветной бетон, брусчатка, на площади появилась чаша фонтана. Нашлось место для декоративных кустов, деревьев. Фонтан облицевали мрамором рабочие АО «Мрамор» в течение августа, основные работы по обустройству площади выполнил Мостоотряд-36. Площадь занимает 16500 квадратных метров. На ее реконструкцию затрачено одиннадцать миллионов рублей.

Готовую площадь и фонтан открыли 10 сентября 2002 г. губернатор С.С. Собянин, глава города С.М. Киричук и другие официальные лица. Губернатор лично включил фонтан, и шестиметровые пенистые струи взмыли над мраморной чашей.

Были произнесены подобающие случаю краткие речи, разрезана традиционная красная ленточка, награждены почетными грамотами лучшие рабочие, устраивавшие площадь, играл оркестр и танцевали девочки из студии спортивно-бальных танцев. Губернатор уехал, а С.М. Киричук остался на площади, фотографироваться с желающими, просил народ вести себя культурно на новой площади, не сорить и не портить оборудование фонтана.


ПЛОЩАДЬ ЖИВЕТ СВОЕЙ НОВОЙ ЖИЗНЬЮ

Фонтан и его окрестности облюбовали различные общественные группировки для своих акций и пикетов. 12 декабря 2002 г. тут стояли пикетом члены Российского Коммунистического Союза Молодежи (большевиков) РКСМ(б). Молодые большевики публично сожгли книжку с текстом Конституции России. В апреле активисты собирали подписи против увеличения цен на электроэнергию. 1 сентября Российская партия труда и областной профсоюзный центр провели двухчасовой митинг против олигархов России, которые не хотят делиться сверхприбылями с государством. Прежде подобные акции проводились на Центральной площади или у дома городской администрации на ул. Первомайской, однако, там не так многолюдно, как на новой площади.

Высоко над площадью вознеслось 11-этажное здание бывшего института «Тюменьгражданпроект», которое ему не пригодилось. После десятилетней выдержки, в 2001 г., здание достроили, облицевали «европейскими» материалами, окружили литой оградой и поселили в нем Арбитражный суд Западно-Сибирского округа. 6 августа 2002 г., когда на здании достраивали мансарду, загорелась крыша. Печальное событие произошло незадолго до планировавшегося торжественного открытия здания суда. К зиме все последствия пожара ликвидировали, здание суда открыли для работы.


О НАБОЛЕВШЕМ

В день открытия фонтана 10 сентября 2002 г. С.М. Киричук призвал тюменцев блюсти на новой площади чистоту. Однако уже в момент открытия суеверные граждане набросали в чашу кучу монет. Дальше – больше, в воду бросают не только монеты, но и бутылки, пивные банки и прочий мусор, хотя рядом стоят для него баки. Чашу фонтана чистят раз в неделю, извлекают оттуда пуды мусора. Видимо, не тех тюменцев призывал С.М. Киричук блюсти чистоту на площади. Его слушали пенсионеры, а дурят у фонтана их неразумные внуки.

К Новому году на площади устанавливают ледяные фигуры, и они стоят обычно почти до первого февраля.

Когда площадь присыплет первый снежок, она становится крайне опасной. На цветном полированном бетоне и брусчатке падают за зиму сотни людей и ломают руки и ноги. Особенно много несчастных случаев было здесь осенью 2005 г., так что площадь еще называют Бойким местом, потому что на ней люди «бьются». Опасаясь упасть, люди по площади ходят медленно, мелкими цыплячьими шажками. Никому не хочется стать пациентом травматологической поликлиники. И так всю зиму. Из года в год. Однажды по радио один член городской думы заявил, что «красота (брусчатка и полированный бетон _–_А.И._) на площади требует жертв», надо носить обувь по сезону, а не ходить зимой в сапогах на каблуках-шпильках». Этого «члена» возят на машине, конечно, и жена его – старушка, «шпилек» не носит.






Фонтан зимой




ПРОФСОЮЗНАЯ УЛИЦА



ДАВНЫМ-ДАВНО...

Сто с небольшим лет назад здесь был городской выгон, пасли скот – дальняя окраина Тюмени. На тогдашних картах это место означено как «свободная площадь городской территории». Со стороны города с ней соседствовало старое кладбище и аптекарский огород А.И. Даудель, с востока ограничивала ветка Уральской железной дороги, построенная в 1885 г. между станциями Тюмень и Тура. На северо-востоке этой территории находился Александровский загородный сад.

Со стороны сада с 1895 г. свободная городская территория начала заселяться пришлым народом, находившим себе работу на соседних пристанях. Начала формироваться одна из тюменских рабочих окраин.


ЗАСЕЛЕНИЕ

Решительные меры по заселению этого участка городская Дума Тюмени приняла в начале XX в. Тогда бельмом в глазу местных властей были Сараи – воровское и бандитское место за веткой железной дороги. Устав от постоянных разбирательств, Дума решила переселить Сараи на новое место, дать людям участки земли под застройку и огороды и тем ослабить криминальную обстановку в городе.

Арендную плату за землю определили в 20 копеек за квадратную сажень в год еще в 1899 г. 24 прежних застройщика нового участка обратились в Думу с просьбой снизить им арендную плату, утверждая, что она очень высокая – 20–40 руб. в год, а еще надо потратиться «на застраховку домов, уличный караул, очистку улиц, дворов, помойных ям, ремонт построек».

Городская Дума, обсудив просьбу, постановила: «признав арендную плату по 20 коп. с квадратной сажени для людей бедных действительно тягостною и имея в виду, что при меньшей плате можно ожидать быстрого заселения свободных кварталов, чем теперь, признано с будущего, 1900 г., снизить плату до 10 коп.».

Однако заселение новых кварталов происходило медленно, и в начале 1904 г. Дума вновь приняла решительные меры: 9 января постановила переселить сюда людей из Сараев. Обратилась с призывом к добровольцам, выпустила листовку, датированную «Марта 5 дня 1904 г.» за подписью городского головы Текутьева: «В видах устранения в местности «Угрюмовские и Копыловские кирпичные сараи», как не подлежащие по плану г. Тюмени для заселения и представляющие к тому же большую опасность к развитию болезненности среди населения, постановлением Городской Думы в собрании ее 9-го января 1904 г. заключено: на случай добровольного переселения из означенной местности в новые кварталы предоставить льготу на платежи аренды за вновь занятые места для коренных жителей города до 5 лет и посторонних до 3 лет с обязательным перенесением своих строений в новые кварталы или продать их на слом в течение годичного времени».

Городские землемеры еще в середине 90-х гг. XIX в. составили план заселения «новых кварталов» и перенесли его на местность. Получилась длинная ровная улица от Загородного сада до улицы Царской (Республики) с нумерацией домов от сада. Назвали улицу Новой, что соответствовало сути явления. Новую улицу пересекали своим продолжением старые – Серебряковская (Советская), Даудельная, Илецкая (Елецкая). Появились и новые коротенькие улочки от кладбища до железной дороги: Ядрышниковская (Оловянникова), Крыловская (Крылова), Пушкинская (Пушкина), Гоголевская (Гоголя). В то же время оформилась и улица вдоль самой полосы отчуждения железной дороги, но на карте начала XX в. ее название не показано. Видимо, её назвали Северной уже при советской власти.


УЛИЦА КРАСНЫХ ФОНАРЕЙ

Хотя при заселении ул. Новой предпочтение отдавалось переселенцам из Сараев, однако селились тут привлеченные дешевизной аренды земли жители Тюменского и Ялуторовского уездов Тобольской губернии, из Вятской и Пермской губерний, мещане городов Туринска, Екатеринбурга и других мест.

К 1910 г. ул. Новая была застроена практически до Сибирского тракта (тогда ул. Царская – Республики заканчивалась возле ул. Голицинской – Первомайской). Были здесь еще поперечные улочки – Курская и Односторонка. При советской власти они стали продолжением улиц соответственно Хохрякова и Володарского.

В первое десятилетие XX в. городские власти были обеспокоены еще одной социальной проблемой – проституцией. Публичные дома располагались в различных частях города, даже вблизи центра. В 1908 г. полицейские власти предложили городской управе наметить отдаленные места города, чтобы перенести туда публичные дома и поселить проституток-одиночек. Выбор пал на ул. Новую, на ее сторону, удаленную от города (по современному счету – на нечетной стороне). Однако вскоре разрешили открывать публичные дома по всей ул. Новой, от перекрестка с ул. Курской (Хохрякова) и далее к Загородному саду. Так с 1908 г. в Тюмени появилась своя «улица красных фонарей» и пребывала в этом звании до 1918 г., когда к власти пришли большевики и закрыли публичные дома.

В 1912 г. Загородный сад власти сдали в аренду М.А. Шмырову. Он обустроил его и намеревался в 1914 г. организовать по Новой автомобильное движение от сада до железнодорожного вокзала. Однако ул. Новая стяжала себе крайне дурную славу как место разбойное. Жители жаловались в Думу: «Не всякая семья с детьми согласится отправиться домой (из сада _–_А.И._) вдоль ряда домов терпимости». Власти предлагали посетителям Загородного сада возвращаться в город не по ул. Новой, а сворачивать и идти по ул. Томской (Осипенко), где в те годы уже было электрическое освещение, и дежурила полиция.

В конце 30-х гг. XX в. городские власти ул. Новую переименовали в Профсоюзную.


СНАЧАЛА БЫЛИ ПРОФСОЮЗЫ...

Профсоюзы (профессиональные союзы) в Западной Европе появились в конце XVIII века. Люди одной профессии (шахтеры, сталевары и др.) объединялись в организации для защиты своих экономических и политических прав. В России первые профсоюзы появились в 1905–1907 гг. (профсоюзы дворников, извозчиков, прачек и др.).

При советской власти в каждом учреждении, организации, учебном заведении были свои профсоюзные организаторы (профорги) – уважаемые в коллективе люди, а председатель профсоюзного комитета был третьим в коллективе человеком после директора и парторга (партийного организатора).

На предприятиях Тюмени полноценные профсоюзы появились в 1919 г., после изгнания колчаковцев, хотя первые профессиональные объединения появились ещё в 1905 г. Когда город относился к Уральской и Омской областям, профсоюзные организации тоже относились к ним. Самостоятельный Тюменский областной совет профессиональных союзов создан 17 ноября 1948 г.

Профсоюзы занимались всей «социалкой»: распределением квартир, мест в детсадах, пионерских лагерях, санаторных и курортных путевок, дефицитных товаров и продуктов. После отмены советской власти в конце 1991 г. все это исчезло. Профсоюзы занялись своей основной работой, а именно – продажей рабочей силы работодателям за достойную зарплату (цену), чтобы рабочий человек мог купить все, что надо, без предварительного распределения. И чтобы зарплату выдавали своевременно.

В марте 1990 г. образовалась Федерация независимых профсоюзов России. Она объединила 43 общероссийских отраслевых профсоюза и 78 территориальных объединений – всего около 38 млн. работающих России.

Тюменский областной совет профсоюзов объединяет около 680 тыс. членов этой организации, он един в области и не делится на Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский. В него входит 18 отраслевых комитетов профсоюзов.

В 2005 г. исполнилось 100 лет со времени создания первых профсоюзных организаций на территории современной Тюменской области. По этому поводу в Тюмени издана книга «Дорога длиною в век».


СОВРЕМЕННАЯ УЛИЦА ПРОФСОЮЗНАЯ

Во второй половине XX в. городская территория в том месте, где начинается ул. Профсоюзная, сильно изменилась. Сюда была выведена ул. Комсомольская, отсюда начала формироваться ул. 50 лет Октября. На огромной территории снесена деревянная застройка, возникшая во второй половине XIX в. между нынешней ул. Немцова и веткой железной дороги. В 1988 г. разобрали и железную дорогу, а на ее месте построили бесконечные ряды гаражей. От ул. Осипенко и 50 лет Октября в направлении к реке поднялись многоэтажные кирпичные и панельные жилые дома, над ними небоскребом вознесся Дом печати, построенный в 1975–1981 гг.

Еще больше изменился городской ландшафт в начале ул. Профсоюзной в 1982–1983 гг., когда стали строить мост через Туру. Вырубили значительную часть Загородного сада, срезали уступ коренного берега Туры. Многие тюменцы и не знают, что Профсоюзная улица начинается не от моста через Туру, а за садом, в овражке, у спуска к судостроительному заводу. На четной стороне улицы первый дом № 8, на нечетной – дом № 5. Полностью перестроена четная сторона Профсоюзной и от ул. Осипенко до ул. Республики. Нечетной стороне не повезло. При советской власти от ул. 50 лет Октября построено всего три многоэтажных дома. До 70-х гг. XX в. улицы Оловянникова, Крылова, Гоголя, Пушкина начинались о.т ул. Немцова. Теперь от них на нечетной стороне Профсоюзной осталось по небольшому кварталу до ул. Северной. Застроены они деревянными избами, которым уже более по 100 лет.

В 2005 г. в связи с обустройством ул. Профсоюзной выселили жителей с ул. Оловянникова и снесли дома, в 2006 г. почти полностью переселили людей с ул. Крылова, Гоголя, Пушкина.

Ул. Профсоюзная продолжается до перекрестка с ул. Ленина. На нечетной ее стороне между ул. Республики и Ленина до 1985 г. тоже стояли подгнившие от времени деревянные дома. Их снесли накануне 400-летия Тюмени и устроили небольшой уютный сквер. Он пока безымянный.

На ул. Профсоюзной, кроме Дома печати, нет никаких промышленных предприятий. Это обычная жилая улица. До начала 70-х гг. XX в. на углу ул. Профсоюзной и Хохрякова стоял двухэтажный дом с мемориальной доской: здесь жила Марите Мельникайте, литовская комсомолка, в 1943 г. получившая посмертно звание Героя Советского Союза. В Тюмени она некоторое время работала на заводе «Механик» (теперь – станкостроительный). В ее честь в Тюмени названа улица. Домик, в котором проживала Марите, был ветхим, его снесли при расчистке территории под строительство двенадцатиэтажных домов для работников Тюменского обкома партии. Поскольку в те времена представления об уровне жизни были весьма скромными в сравнении с современными, дома эти считались «шикарными», тюменцы называли их «дворянским гнездом». Теперь это обычная городская «серость».

В 1998–2000 гг. улицу капитально отремонтировали, уложили новый асфальт, гранитный бордюрный камень. В 2002 г. на перекрестке ул. Профсоюзной с ул. Осипенко и 50 лет Октября установили первые в Тюмени светодиодные светофоры. Однако под улицей находится старый канализационный коллектор из бетонных труб, уложенный в конце 50-х гг. XX в. Трубы прохудились, и уже дважды под асфальт проваливались автомобили. Последний раз это случилось в июле 2003 года. Утром под землю провалилось маршрутное такси № 72. Все 12 пассажиров и водитель смогли выбраться из автомобиля через заднюю дверь.

В последние годы заречную улицу-дамбу, по которой ездят из Парфеново на ул. Профсоюзную, стали называть «заречной частью Профсоюзной улицы». Однако это неверно. Это совсем другая улица, название которой придумали только в конце 2006 г., назвав её Алебашевской.

До 1957 г. в Тюмени была улица и сквер, названные в честь известного профсоюзного, партийного и советского деятеля Н.М. Шверника. Теперь это улица и сквер имени Немцова.

Весной 2004 г. строители решили существенно расширить ул. Профсоюзную за счет её нечетной стороны, где деревянные дома предназначены к сносу.

Срубили деревья и стали укладывать асфальт почти под самые окна домов. Вмешались городские общественные организации по охране природы, подали иск в суд. Благоустройство улицы прекратилось, по ней пустили легковой транспорт. Весь 2005 год строители на улице не работали, занимались тяжбами в судах, возобновили стройку только в 2006 г.

Планируется ул. Профсоюзную вывести на ул. Мориса Тореза и на новый путепровод через железную дорогу, который начали строить в июне 2005 г.

На левой стороне ул. Профсоюзной, где ещё недавно были улицы Гоголя, Пушкина, Крылова, скоро поднимутся высотные дома. Жилой микрорайон будет называться «Даудель» в честь владельцев находившегося неподалеку на правой стороне улицы «аптекарского огорода» Александры Ивановны Даудель и её мужа, который в истории Тюмени ничем себя не проявил.






Улица Профсоюзная




УЛИЦА МОРИСА ТОРЕЗА


Название этой улицы следует отнести к разряду «интернациональных», поскольку названа она в честь гражданина Французской Республики.


СТО ЛЕТ НАЗАД

В начале прошлого, XX века, здесь все было не так, как мы привыкли видеть теперь.

Если стать лицом к железной дороге Тюмень – Омск (которой тогда еще не было), то справа проходила железная дорога, соединявшая станцию Тюмень с